Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Журналистика arrow Политическая журналистика

ПСИХОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ

Политическая психология как область знаний о журналистике

Журналистика как сфера массово-информационной деятельности изучает различные стороны жизни общества, в том числе происходящие политические, социальные и экономические преобразования. От политического корреспондента требуется осмысление этих процессов, анализ ситуации. Знание психологии политической журналистики вырабатывает у журналиста свое отношение к общественно-политической деятельности, с одной стороны, и помогает эффективнее использовать психические механизмы познания мира потребителей медийной информации — с другой.

Политическая психология — область психологии, изучающая психологические компоненты (настроения, мнения, чувства, ценностные ориентации и т.п.) в политической жизни общества, которые формируются и проявляются на уровне политического сознания наций, классов, социальных групп, правительств, индивидов и реализуются в их конкретных политических действиях1.

В психологической науке многие вопросы, составляющие предмет политической психологии, обсуждаются в рамках социальной, возрастной психологии, философии, а также сквозь призму журналистики. Взаимовлияние журналистики и политического менталитета общественности, людских масс очевидно и журналисту, и психологу. К совместно изучаемым и обсуждаемым вопросам можно отнести политическое воспитание, общественное сознание, психологические инструменты идеологического воздействия, приемы оказания влияния на большие группы людей, политическую активность масс. Психология как наука о закономерностях развития и функционирования психики, особой формы жизнедеятельности и журналистика как вид общественной деятельности по сбору, обработке и периодическому распространению информации, а также форма ведения пропаганды призваны исследовать широкий круг политических явлений. В фокусе внимания здесь находится человек, поэтому политическую психологию нельзя рассматривать лишь как сферу изучения политической деятельности, а политическая журналистика, базируясь на психологических знаниях, отражает с помощью СМИ весь спектр психолого-политических массовидных явлений.

Массовидные явления изучаются человечеством довольно давно, а термин был предложен А. И. Юрьевым, продолжателем идей первого политического психолога в России В. М. Бехтерева ("Коллективная рефлексология" [1]) и автора изложенной в работе "Новые опыты о человеческом разуме" (1685) концепции сознания В. Г. Лейбница. По мнению А. И. Юрьева, политическое поведение человека определяется общественной средой, в которой он находится в момент политического действия1 2. Любое массовидное явление имеет свой доминирующий психологический параметр. Так, толпа определяется влиянием эмоций, аудитория — процессом понимания проблемы, партия — направленностью на ее членов. Поведение человека, принадлежащего тому или иному массовидному явлению, может быть различным, с положительной и отрицательной коннотацией. А. И. Юрьев указывает на тот факт, что массовидное психолого-политическое явление - это совокупность людей, которые имеют свои психолого-политические особенности в сравнении с другими явлениями.

В общих чертах признаки системы массовидных явлений таковы:

  • исполнители политики, объединенные единой жизненной позицией, отношением к труду;
  • творцы политики, которые объединены общей картиной мира;
  • повинующиеся политике, объединенные общим образом жизни;
  • распространяющие политику, связанные единым мировоззрением.

Медиасреда интенсивно занимается изучением, анализом и интерпретацией политических изменений в мире, особенно в эпоху глобализации и активной жизни сетевого сообщества. Следовательно, современный журналист способен оказывать влияние на данные совокупности, причем по своим политико-психологическим качествам он может принадлежать к различным элементам системы массовидных явлений (участник управления, сетевой писатель, профессионал в редакции, блогер и т.п.).

Если мы изучаем человека, возникает вопрос о том, как в сознание индивида попадает целая общность. Человек по своей природе является биологическим, социальным, а политическим он становится в том случае, если вступает в отношения с властью, которые не обязательно должны выражаться в посещении избирательных участков во время выборов или участия в митингах. Это могут быть самые различные отношения, связанные с распределением общественных обязанностей, контролем доходов и расходов, свободы передвижения, исполнения законов и предписаний.

"Человек в политической психологии рассматривается в треугольнике отношений “человек — политика — власть”. <...> Политический человек находится в сложной зависимости от власти и политики и поэтому весьма разнообразен. Он может иметь психолого-политические черты: а) “человека дополитического”, когда он воспринимает власть как действие естественной среды обитания и не интересуется политикой как законами ее функционирования; б) “человек политического", когда он активно пытается вмешиваться в функционирование власти в своих интересах и интересуется политикой как конструкцией организации власти" [2].

Психологические качества политического человека проявляются, как правило, в деятельности и поведении. Политическая активность является отображением целесообразности политики. Отношение человека к происходящему в политике, построение неотчуждаемой от него картины этого мира происходит за счет политического сознания. Политическое сознание как социально-психологический феномен прежде всего связано с отношением человека к общественным институтам и в первую очередь — к институтам власти. В данном виде проявляются сознательные и не всегда осознанные субъектом предпочтения, выбор организации общественной жизни. При этом человек стремится к познанию степени своей ответственности, происходит формирование установок по отношению к различным социальным системам.

Виды политического сознания зависят от типа общества, в котором живет человек, от политического строя или режима. Находясь в жизненном пространстве определенной системы власти, индивид становится носителем политического сознания, не просто подчиняясь системе, а предпочитая ее всем остальным по убеждению. В политологии существуют различные подходы к классификации видов политического сознания, четыре основных из них — тоталитарное, авторитарное, либеральное, демократическое. Для человека с тоталитарным политическим сознанием не существует противоречия "власть — общество"; сознание принимает единство общества, оправдывает союз власти и народа против внешнего окружения и действия власть имущих. Политический человек с авторитарным сознанием делает выбор в пользу независимости в пределах, существующих в данном обществе законов и профессионализма человека в политике. Либеральное сознание ориентируется на критическое осмысление действительности и построение сложной по отношению к власти картины мира, человек осознает себя как гражданина своего общества, не претендуя на завоевание механизмов власти, отчасти потому, что не идентифицирует себя с человеком политическим при власти.

Пример

"Когда Д. С. Лихачев предложил строить мегаполис между Москвой и Ленинградом, он вышел за пределы узкого поля либерального сознания, и многие отнеслись к его идее с неодобрительной усмешкой: чего надумал... Критика городской застройки вызвала бы куда меньше внутреннего протеста. Стабилизируясь, либеральное сознание обретает собственный консерватизм, оно не хочет выходить из своих границ, боится перейти в другой, более развитый тип политического сознания. С успехом выполняя очень важную функцию обратной связи, либеральное сознание избегает гражданской инициативы вплоть до явной несправедливости по отношению к ее активистам... Зачем дразнить гусей, вызывать социальное напряжение, все так неустойчиво, правые воспользуются любым поводом..." [3]

Носители демократического сознания воспринимают себя полноправными и полноценными членами общества, ощущают свою гражданскую идентичность. Система власти воспринимается человеком как способная обеспечивать достаточный (и, по его мнению, часто достойный) уровень жизнеобеспечения общества.

Итак, виды сознания различаются главным образом по отношению к власти. Психологические исследования сознания приводят к выводу о взаимосвязи политического сознания и политического настроения. Массовые политические настроения соотносятся с политической системой через политическую культуру, рассматриваемую как субъективная сторона политической жизни, выражающуюся в эмоциональных и оценочных ориентациях, и политическое поведение как форму участия в осуществлении власти. Все три составляющие — сознание, культура и поведение — объекты наблюдения политического корреспондента, так как с помощью изучения и описания этих процессов происходит влияние СМИ на общественное настроение в России.

Изучение общественного настроения долгое время не было приоритетным в политической психологии. Одним из первых к этой проблеме обратился Б. Д. Парыгин, выделивший в качестве основных три функции: регулятор и тонизатор психической активности людей, установка восприятия информации и ценностная ориентация, или направленность внимания и деятельности [4].

Человек — существо целеполагающее, его поведение объясняется ситуацией, но главный вектор его активности задастся теми потребностями, мотивами, целями, ценностями, идеалами, которые жестко и прямо не связаны с актуальной ситуацией. Активность, направленная на изменение своего бытия, определяется образом желаемого и набором чувств. Без ощущения уверенности, настроя, веры в то, что цель достижима, ни к одному сколько-нибудь сложному действию человек не приложит стараний. Ему для продуктивной деятельности необходима поддержка чувства уверенности, необходимы положительные примеры, с помощью которых он мог бы соотнести самого себя нынешнего, со всеми слабостями, с тем человеком, которому хочется подражать. Политическая журналистика призвана рассказывать о таких событиях наряду с освещением негативных событий и состояния власти.

К положительным приемам влияния СМИ на политическое настроение можно отнести изучение журналистами гражданской принадлежности, доминирующего настроения, гордости за свою страну и патриотизма, удовлетворенности жизнью в данном государстве, гак как они выступают значимыми факторами уровня самооценки, самопринятия. Обращение к патриотизму и возрождение патриотических традиций — одна из самых популярных тем в российских СМИ последнего времени. Благодаря этому задается положительный вектор политического настроения общества (Олимпийские игры в моей стране, строительство и реконструкция

в моем крае, улучшение жизни незащищенных слоев населения в моем городе, взаимодействие власти и общественных организаций при создании и возрождении традиций в моем крае и другие тематические акценты). Об этом охотно пишут СМИ: журналы "Светский Петербург", "Континент", "Вокруг света", GEO, "Мир позитива", "Собака.ш" и многие другие.

В тех случаях, когда журналист не осознает своей ответственности перед обществом, используются приемы создания политических сенсаций, односторонний показ событий и нередко заказные материалы по продвижению определенного политического имиджа. Одна из тенденций функционирования современной политической журналистики связана с удовлетворением потребности аудитории знать все о чужой жизни: портреты действующих и исторических политиков с компрометирующими фактами из жизни, обращение к биографиям кандидатов в депутаты, показ участия политика в различных шоу. Однако побочным продуктом этого влияния является неумение читателя прожить свою жизнь, отсутствие интереса к ней, ее обесценивание. В этом же ряду негативных последствий публикаций можно назвать пренебрежительное отношение к человеку.

В качестве примера можно привести использование манипулятивного стиля общения в ходе ведения интервью или ток-шоу. Это общение, при котором к партнеру относятся как к средству достижения влияния. Здесь важны не качества человека (ум, доброта, эксцентричность), а то, каким образом эти качества можно использовать.

Пример

В разных передачах телеведущий А. Гордон пренебрежительно оскорбил политика Г. Явлинского, назвав его мздоимцем, произнес свои характерно ироничные комментарии ("Фильм, который мы смотрим и, к сожалению, обсуждаем, называется “Кошечка”"), высмеял обыденное в обычном человеке ("сначала объясни человеку. <...> Ты живешь ради этого. И он вам душу отдаст, голову положит, руки своп на этих Турксибах и еще где угодно отшибет"), дал негативную оценку целому слою людей ("Запомните вот эти слова, пожалуйста. Большевиками попахивает") [5].

Другая черта взаимовлияния психологии массовидных явлений и политической журналистики — использование в материалах самобичевания как черты российского менталитета. Этот прием, как правило, ухудшает общественное настроение.

Пример

"Почти все советское время власти убеждали граждан, в том, что они живут в лучшей стране мира, в стране с самым справедливым строем, с самым передовым экономическим укладом. По в реальности люди видели иное: самая качественная одежда, бытовая техника, продовольственные товары и прочее были импортными. Люди... не могут жить одними идеями, вне мира вещей, предметов" [6]

Власть нуждается в информации и стремится к управлению информационными потоками. Информация является средством воздействия на состояние людей: политические процессы не происходят без профессиональной информационной подготовки. В современном обществе, где многое зависит от состояния массового сознания, постоянно и последовательно происходит исследование реального состояния сознания больших групп людей. Сведения об этом состоянии используются в интересах политической борьбы, являются инструментом пропаганды. Журналистика призвана распространять сведения о сознании (массовом, политическом), поэтому и политикам, и журналистам необходимо освоение технологий работы с сознанием. Особенно важна роль владения такими технологиями, когда речь идет о психологии масс.

В публикациях журналист отражает свою картину мира. В психологии используются и другие близкие по смыслу понятия: "образ мира", "модель универсума", "схема реальности". Имеется в виду совокупность знаний и представлений человека о себе, окружающем мире, действительности и бытии, которая складывается в психике благодаря внешним воздействиям. Демонстрация картины мира — это и реакция на происходящее, и первичная оценка своих действий для выработки стратегических поведенческих характеристик. Человек принимает решение, исходя из субъективного представления о мире. Картина мира важна для формирования сознания, политического в частности. В психологии журналистики картина мира рассматривается в контексте мира в целом и мира отдельного человека, она помогает понять, как в процессе жизнедеятельности индивид строит образ мира и какими действиями он может преобразовать его.

Картина мира, создаваемая журналистами, не есть нечто застывшее, она постоянно корректируется, и журналист может изменять картину мира своих читателей. В политической журналистике нужно умение не только наблюдать, но и делать прогнозы. Автор журналистского произведения помогает читателю осознавать собственные проблемы и понимать природу, осмысливать потребности общества. В результате в сознании потребителя СМИ может возникнуть целостная система представлений, влияющая на практическую деятельность личности.

Методологические принципы исследования мотивационно-волевой сферы психики человека разрабатывались представителями нескольких научных направлений: в России это Г. Г. Дилигеиский (потребности и мотивы в общественных отношениях), А. Г. Конфисахор (психология власти), Д. В. Ольшанский (психология массового настроения), Ю. А. Шерковин (массовые информационные процессы), Е. Б. Шестопал (политическая психология) и др. Основной исходной точкой служит утверждение, что потребности возникают из отношений человека с природой и социальной средой и психологически выражаются в состоянии напряженности индивида, связанной с недостатком, нехваткой чего-то в этих отношениях. Преодоление такого напряжения может произойти лишь путем различных видов деятельности по поводу приобретения недостающих благ или условий. Это важно для психологии политической журналистики: потребности, проявляющиеся в социально-политической среде, имеют схожую сущность

с теми, что находятся за пределами политики. Социально-политические потребности, с одной стороны, представляют собой "продукт экстраполяции других потребностей людей в макросоциальную и политическую сферу", а с другой — "содержание социально-политических потребностей обусловлено отношениями и деятельностью, функционирующими в рамках этой сферы" [7].

В политической журналистике существуют особые, отличные от других сфер факторы восприятия журналистского материала. Это объясняется масштабом информационных процессов современного общества: объемом продуцируемой и передаваемой информации, постоянным повышением фактора оперативности сообщений, участием в их производстве самих потребителей СМИ с помощью гаджетов, высокой степенью психического развития массовой аудитории.

Возникает вопрос о том, каким образом журналист демонстрирует свою картину мира и как она отображается в сознании читателя. Среди методов воздействия можно выделить следующие: убеждение, внушение, заражение, принуждение, манипулирование, деструктивная критика и др. Журналисту важно понимать, что его медиадеятельность требует психической активности и от автора произведения, и от аудитории. Понять, осознать и принять (или отвергнуть) ту или иную информацию читателя побуждают определенные установки и стереотипы, которые играют большую роль в формировании политического мышления.

Термин "установка" ввел Д. Н. Узнадзе, рассматривая ее как готовность человека совершать любые психические или поведенческие акты адекватно ситуации1 2. Поведенческая и оценочная реакция человека на ситуацию обусловлена не только самой ситуацией (явлением), но и внутренним, чаще всего неосознанным порывом человека реагировать определенным образом. В политической жизни общества человек ориентируется, опираясь на политические установки, которые, в свою очередь, развиваются под влиянием структуры ценностей. Политический стереотип рассматривается как схематическое, упрощенное и эмоционально окрашенное представление о политическом объекте. К основным признакам стереотипа относят оценочность (позитивное или негативное отношение к политическому лидеру, движению, партии и т.п.).

Методы познания действительности нацелены, в числе прочего, на изучение установок массового сознания. У политической установки в аспекте удовлетворения потребностей социального человека, к которому относится любой читатель (как потребитель продукции массмедиа), есть четыре функции:

  • 1) адаптивная, т.е. поступки и действия направлены на объект, удовлетворяющий потребности индивида; это может быть потребность в информации, понимании данной средой, обществом и др.;
  • 2) познавательная, т.е. знания в области политики дают упрощенные указания относительно способа политического поведения;
  • 3) регулятивная, включая саморегуляцию, как средство освобождения индивида от зависимости определенной группы общества, осознания политической, этнической идентичности, нахождения способа выражения себя как личности;
  • 4) защитная, способствующая разрешению внутренних и внешних конфликтов личности ("новости о “горячих точках” планеты ухудшают мое самочувствие", "информация о благополучии моей страны поднимает настроение" и т.д.).

Политическая журналистика, рассказывая о жизни общества, не обращается напрямую к установкам человека, однако может показать политического деятеля, политическую систему сквозь призму ценностей, которые влияют на политические установки. Более того, в журналистских произведениях активно используется психологический прием, изображающий систему ценностей отдельных людей в политике, больших групп (электорат, оппозиция, общественные движения и т.д.), ценности являются основным источником структуры политических установок.

Чаще всего, основные ценности журналистики отвечают общественным запросам. Существует четыре основных принципа, которые в идеале должны соблюдать журналисты: правда, свобода, солидарность, порядок и сплоченность [8]. Они могут служить стандартами качества работы и системой профессиональных ценностей, к которым должен стремиться начинающий политический журналист. Однако на практике эти принципы не соблюдаются в полной мере; причин тому несколько, однако выделим психологические — журналист проявляет себя как личность и его деятельность не укладывается в идеальную модель. Под воздействием множества субъективных факторов должен сложиться журналистский материал, предельно достоверно освещающий суть событий, из цепочки субъективного — к объективному целому. В зависимости от того, какие ценности исповедуют сам журналист, представляемое им издание или медиахолдинг, а также потребитель информации, складывается определенная политическая миссия журналиста. Он может выступать как активный пропагандист идей партии или движения, поддерживающий национальные идеи страны, информатор по ключевым вопросам политики, наблюдатель, пытающийся максимально объективно отобразить происходящее в мире. На исполнение журналистских обязанностей влияет его отношение к аудитории, которое может быть нейтральным, благосклонным, иногда настороженным и даже враждебным. Здесь же проявляется такой аспект деятельности, как понимание своей роли в обществе, личная, национальная и профессиональная идентификация, пути формирования личности журналиста и мотивы, приведшие его в политическую сферу. Кроме того, взаимовлияние ценностей журналиста и его читателей обозначаются с помощью демонстрации накопленного жизненного опыта: проявление эмоций, адекватность употребления стереотипов в материале, резкость суждений, прямолинейность.

  • [1] Психология: словарь / под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. 2-е изд., доп. М., 1990. С. 281.
  • [2] Юрьев А. И. Человек в политике // Психология / под ред. А. А. Крылова. 2-е изд., доп. М., 2008. С. 682-684.
  • [3] Гозмаи Л. Я., Эткиид А. М. Люди и власть: от тоталитаризма к демократии // В человеческом измерении. М., 1989. agitclub.ru/gorby/homosovet/gozman.htm
  • [4] Парыгин Б. Д. Общественное настроение, его природа и динамика // Проблемы общественной психологии / под ред. В. II. Колбановского. М., 1965.
  • [5] См.: Первый канал. URL: ltv.ru
  • [6] Куликов Л. В. Влияние СМИ на общественное настроение в России. URL: psy.spbu.ru/2kulikov/index.php?n-3&m-l
  • [7] Дилигенский Г. Г. Потребности и мотивы в общественных отношениях // Политическая психология / сост. Е. Б. Шестопал. М., 2007. С. 18.
  • [8] МаккуэлД. Журналистика и общество. М..2013. С. 86.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы