Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Журналистика arrow Политическая журналистика

Тематика и проблематика политической журналистики

Тематика политической журналистики связана с определением "политичности" текста. Текст является политическим, если он отражает отношения между социальными группами по поводу осуществления власти в обществе. "Политичность" тематики задает контуры и направления предметного интереса журналиста. Среди множества тематических аспектов выделим наиболее значимые: политический процесс, политические идеологии, политическая система, политические партии, общественно- политические организации и движения, политическое лидерство, социальная и национальная политика, политическая история, избирательные кампании и политические технологии, политический прогноз.

Л. Е. Кройчик определяет, что "содержание текста — это соединение объективно существующего факта с субъективной его оценкой" [1]. Грань между явлениями действительности и авторской оценкой отражается на журналистском произведении как принцип определения текста в качестве информационного или аналитического. При этом информация и анализ существуют в авторском представлении как "идеальные типы", а журналистская практика демонстрирует множество вариаций сочетания объективно-субъективных проявлений текста.

Шведский журналист Эрик Фихтелиус, определяя истоки журналистского анализа действительности, начинает с события: "Событие — ключевое слово в работе репортеров. Событие — это перемена. Что-то меняется, и сам факт изменений является новостью. Это зацепка, или крючок... на который можно “нанизать” повествование или сюжет. Изменения могут носить разный характер. Самая очевидная новость — внезапно произошедшее событие: крушение самолета, пожар, уход кабинета министров в отставку. Событийная новость, таким образом, — это внезапная перемена.

Перемена сначала незаметна, но постепенно становится настолько очевидной, что превращается в новость" [2].

Дальнейшее развертывание процедуры политического анализа в журналистской деятельности происходит в сфере прикладного знания, которое характеризуется утилитарностью (полезностью для решения конкретной проблемы конкретного политического актера), краткосрочной (в той или иной мере) актуальностью, высоким преобразовательным потенциалом (активностью) [3]. На данном этапе определение политического анализа носит инструментальный характер "совокупности универсальных методов и частных прикладных методик, знание и владение навыками которых позволяют вскрывать механизм любого политического явления и процесса" [4].

Теоретический уровень политического анализа в журналистике проявляется в трех проблемных группах:

  • 1) познавательные проблемы, образуемые несоответствием между достигнутым уровнем знания о политических явлениях, их связи с явлениями неполитическими и требуемым уровнем знания;
  • 2) деятельность политических актеров, в качестве которых выступают политические лидеры, партии, органы государственной власти, лоббистские группы, вовлеченные в политику финансово-промышленные компании и т. д.;
  • 3) вопросы общественной жизни, напрямую не затрагивающие властные отношения, но требующие для своего решения политических методов (например, выработка эффективной государственной политики в определенной сфере: образовании, торговле, здравоохранении и т.д.) [5].

Указанные проблемные группы связаны с функциональным содержанием политической журналистики: познавательные проблемы соответствуют выполнению просветительских функций, проблемы политических инструментальных функций информационного сопровождения кампаний и пропаганды, проблемы общественной жизни — социальных функций представительства и защиты общественных интересов. При этом на каждом из уровней реализуются и идеологические функции: "...в современном коммуникативном пространстве политическая аналитика... стала одним из популярных коммуникативных способов повысить рейтинг определенного политика, программы, канала СМИ. <...> Фактически речь идет о выполнении политическими аналитиками идеологической функции в современном обществе. Демонстрируемая в СМИ политическая аналитика позволяет формировать и деформировать общественное мнение, создавать определенные стереотипы политических действий, облегчает политическое управление в современном обществе" [6].

В практике политической журналистики России и стран Запада традиционными формами аналитической журналистской работы являются политическое исследование и расследование.

Политическое исследование есть процесс, направленный на познание окружающей политической действительности, целью которого является выработка нового знания. Журналистские и научные исследования объединяет применение общенаучных методов (анализ, синтез, сравнение, опрос, изучение документов, наблюдение и т.д.). Однако журналист не только обобщает факты, но и соединяет фактическую документальность со своим видением проблемы, политическая информация осмысливается им художественно по форме и популярно по содержанию.

Статус расследования приобретается либо в момент столкновения журналиста с нежеланием действующих лиц события предоставить ему полную информацию по интересующему вопросу, либо, когда противоречивая информация, полученная из разных источников, нуждается в проверке.

Пример

Самым успешным и знаменитым, ставшим уже классическим примером журналистского политического расследования, стало "Уотергейтское дело" 1973 г., итогом которого стали отставка президента США Ричарда Никсона, четырехлетнее тюремное заключение его советника Джона Дина и претензии американской прессы на роль "четвертой власти" [7].

Опираясь на поддержку общественного мнения, расследовательская журналистика стала одной из важнейших составляющих частей социальных и литературных процессов как в странах Запада, так и в России. Журналистское расследование как особый вид профессиональной деятельности все больше требует специальной организации информационных и кадровых ресурсов. Например, журналисты, работающие в Агентстве журналистских расследований (Санкт-Петербург), представляют собой слаженную команду, в которой, помимо работников прессы, есть юристы, бывшие сотрудники силовых ведомств, аналитики и другие специалисты. [8]

Из форм журналистской работы наиболее близкой к реальной политической деятельности является политическая публицистика. П. Н. Киричек, анализирует формы взаимосвязи политики и публицистики и выделяет, во-первых, функциональную связь, рассматривая публицистику в качестве области политической практики, формы бытия политики, ее функционирования. Во-вторых, публицистика и политика связаны структурно, поскольку пресса относится к политическим учреждениям, является средством социального управления. В-третьих, их взаимосвязь носит сущностный характер, так как публицистика является "письменно материализированной общественно-политической мыслью и оперативным воплощением текущей политической практики" [9].

В. В. Ученова подразделяет публицистику на политическую информацию (выступление на непосредственно политическую тему) и политический текст (его проблематика осмысливается как политическая, он имеет политические цели) [10]. Основная задача политической публицистики состоит в предоставлении обществу теоретически и практически полезной политической информации, при этом не важно, комментированный или некомментированный характер она носит. Главное, чтобы этот характер проявлялся как политологическая, научно взвешенная и обоснованная интерпретация. Таким образом, политика представляет собой содержание публицистики, а публицистика является суждением о политике и формой ее бытия. Суждение о политике играет в публицистике прежде всего преобразовательную роль, так как имеет своей целью политические изменения. Публицистика как форма политического бытия выполняет коммуникативную функцию, распространяя политические знания и культуру.

Объект политической публицистики — политически освоенная действительность. В отличие от научного освоения главный интерес публициста состоит в исследовании психологии, философии, культуры и нравственности политики в ее конкретном "ежедневном" проявлении. Исследователь- публицист также может позволить себе оценивать политические явления и процессы с позиций не только истинности, но и их разумности и справедливости.

Политическая пропаганда, в отличие от публицистики, определяется как систематически осуществляемые усилия повлиять на личное и общественное сознание для достижения определенных результатов политического действия, независимо от того, насколько оно разумно и справедливо.

Пропагандистская деятельность с целью побуждения к политической активности отдельных групп или широких масс населения понимается как политическая агитация. Политическую пропаганду многие исследователи определяют с негативной окраской, поскольку ей свойственно выдавать частные интересы за общие. Само понятие "пропаганда" нередко используется как оскорбительный ярлык в политической борьбе.

Первый шаг от информации к пропаганде — это селекция новостей.

Мнение специалиста

Уолтер Липпман писал: "Без цензуры — в той или иной форме — пропаганда, в строгом смысле этого слова, невозможна. Для ведения пропаганды необходимо установить барьер между обществом и событием. Доступ к реальному событию должен быть ограничен до того, как обыватель начнет создавать разумную и комфортную, с его точки зрения, псевдообстановку. Тогда, если лица, непосредственно участвующие в событии, неверно истолкуют происходящее, об этом никто не догадается, пока не получит доступ непосредственно к происходящему" [11].

Пропаганда в журналистском произведении имеет содержательные и формальные компоненты, проявляется в методах воздействия на аудиторию. Содержательно пропагандистский эффект достигается отмеченной У. Липпманом селекцией информации, замалчиванием и (или) прямой дезинформацией. Более сложные способы связаны с так называемой фактологической пропагандой — нейтральным Откомментированным) информированием, достижением эффекта правдоподобия [12]. Формальные компоненты пропаганды состоят в стандартизации подачи информации, принципиальном требовании ее сбалансированности. Обязательность присутствия разных точек зрения в рамках одного произведения неизбежно связано с авторским управлением мнением, исходя из структурных особенностей текста и специфики используемых лингвистических средств. Методы воздействия на аудиторию в политической пропаганде базируются на драматизации факта и возбуждении эмоциональности [13].

Спецификой пропаганды является требование постоянного обновления средств и приемов воздействия, чтобы они не расшифровывались аудиторией.

Мнение специалиста

Теоретик РЯ Эдвард Бернейс отмечал: "Нельзя отрицать, что общественность начинает разбираться в методах, с помощью которых пропагандисты формируют ее взгляды и привычки. Если массы будут лучше проинформированы о том, как на самом деле устроена их жизнь, они будут более восприимчивы к разумным предложениям, отвечающим их собственным интересам. Каким бы сложным, каким бы циничным ни было отношение общественности к методам пропаганды, она должна реагировать на простейшее воздействие, ибо людям всегда будет нужна пища, будет свойственно стремление к развлечениям и красоте, будет присуща готовность подчиниться лидеру. <...> Если люди устанут от старых методов, с помощью которых их убеждают принять идею или совершить покупку, лидерам придется действовать более тонко" [14].

Важным инструментом политической пропаганды является использование политической символики, которая представляет собой комплекс предметов, изображений и образов, воплощающих определенные политические

идеи. В современных политических культурах символическую роль начинают играть и сами СМИ. Индикаторами национальной культуры становятся как их внешние проявления (шрифты, заголовки, музыкальные вставки и т.д.), так и символы-личности, аккумулирующие в себе "национальный образ журналиста" (например, Фил Донахью или Опра Уимпфри в США). Б. Я. Мисонжников отмечает, что "фактически своеобразными обобщенными символами предстают многие современные периодические издания, причем их символическая выразительность складывается порой в течение длительного времени и долго удерживается с незначительными изменениями" [15].

Природа символического воздействия позволяет широко использовать СМИ в политических и пропагандистских целях. Создание информационными средствами псевдособытий становится одним из признаков символической политики, которая представляет собой особый вид коммуникаций, направленный не на рациональное осмысление событий, а на формирование у аудитории устойчивых понятий за счет инсценирования информационных эффектов. О роли СМИ в провоцировании конфликтных ситуаций средствами символического воздействия наиболее показательно говорит пример так называемого карикатурного скандала, вызванного публикацией в датской прессе карикатурного изображения пророка Мухаммеда. Этот случай можно рассматривать в качестве типичного в условиях взаимодействия культур с разной иерархической степенью проявления ценностей: с одной стороны, религиозных ценностей традиционного общества, с другой — либеральных ценностей свободы слова и выражения мнения. Пример публикаций подобных изображений во французском еженедельнике "Шарли Эбдо" показывает, к каким реальным последствиям может привести несоответствие в системах ценностей. Редакция журнала опубликовала карикатурные изображения исламского пророка Мухаммеда, что повлекло за собой протесты со стороны мусульман в разных странах, убийства журналистов, массовые демонстрации в защиту как одной, так и другой позиции в 2015 г.

Особую форму журналистского произведения представляет политический портрет. Конкретные личности превращают политику в вид деятельности, который доступен для понимания аудитории. Интерес к политическим деятелям никогда не ограничивался информацией только из сферы политики. Они привлекают внимание именно как личности, обосновывающие мотивы своих действий, обладающие определенным нравственным и интеллектуальным обликом. В полной мере удовлетворить общественную потребность в информации о политических лидерах призваны материалы, в содержании которых отражается духовный мир, характеры, эпизоды био1рафий, мысли, внешние черты героев. Еще одна характеристика политического портрета состоит в функции политического прогнозирования. Прогноз предполагает ответ на вопрос, чем для читателей обернется назначение героя на определенный пост, как он будет действовать после избрания и решать общественно значимые задачи.

Политический портрет в журналистике существует, как правило, в двух жанровых формах — интервью и очерке. Каждая жанровая форма диктует свои особенности исполнения, заставляет но-своему интерпретировать фактический материал. В любом случае политический портрет представляет собой комплекс сведений о герое, условно разделенный на личностный и программный блоки. Личностный блок — это информация о внешнем облике политика, его профессиональных качествах, образовательном уровне, значимых фрагментах биографии, общественной и профессиональной деятельности, достижениях. Программный блок включает в себя выражение политической позиции и краткое изложение идей героя.

  • [1] Кройчик Л. Е. Система журналистских жанров // Основы творческой деятельности журналиста: учебник / ред.-сост. С. Г. Корконосенко. СПб, 2000. С. 136.
  • [2] Фихтелиус Э. Новости. Сложное искусство работы с информацией. М., 2008. С. 15.
  • [3] Ахремепко А. С. Политический анализ и прогнозирование: учеб, пособие. М., 2006. С. 11.
  • [4] Попова О. В. Политический анализ и прогнозирование: учебник. М., 2011. С. 10.
  • [5] Еременко А. С. Политический анализ и прогнозирование. С. 9—11.
  • [6] Попова О. В. Политический анализ и прогнозирование. С. 9—10.
  • [7] Геевский И. А. Мафия. ЦРУ, Уотергейт: очерки об организованной преступности и политических правах в США. М., 1980.
  • [8] См.: Журналистское расследование. История метода и современная практика / под общ. ред. Л. Д. Константинова. М., СПб., 2010: Тертычный А. А. Расследовательская журналистика: учеб, пособие. М., 2002; Уллмен Дж. Журналистские расследования: современные методы и техника. М., 1998.
  • [9] Киричек П. //. Публицистика и политология: природа альянса. Саранск, 1995. С. 4.
  • [10] Ученова В. В. Публицистика и политика. С. 266.
  • [11] Липпман У. Общественное мнение. С. 61—62.
  • [12] Артемов В., Семенов В. Би-Би-Си: история, аппарат, методы радиопропаганды. М., 1978. С. 107-157.
  • [13] Беглов С. И. Монополии слова. 2-е изд., доп. М., 1972. С. 256—279.
  • [14] Бернейс Э. Пропаганда. М., 2010. С. 165—166.
  • [15] Мисонжников Б. Я. Феноменология текста (соотношение содержательных и формальных структур печатного издания). СПб., 2001. С. 63.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы