Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Журналистика arrow Политическая журналистика

Аудитория политической журналистики

По отношению к адресату массовой информации политическая журналистика в современном обществе выполняет ряд следующих взаимозависимых функций:

  • 1) создание интереса к конкретной политической проблеме;
  • 2) создание символических форм (типов СМИ, видов профессиональной деятельности и специализации, жанров), которые упорядочивают социальный и политический опыт для тех, кто может использовать эти формы (например, в целях самоуправления или организации сопротивления политическому режиму);
  • 3) создание аудиторий, использующих журналистские произведения для различных видов деятельности;
  • А) создание референтных групп (лидеров общественного мнения, критиков и посредников между СМИ и обществом), которые выносят суждения для своих аудиторий (в том числе и в СМИ).

Таким образом, в широком смысле создание произведения журналистики включает в себя и производство аудиторий. Понятие, которое в прямом переводе означает "место для слушания".

В теории журналистики аудитория определяется как совокупность людей — адресатов журналистских произведений, возникающая на основе общности их информационных интересов и потребностей, а также форм, способов и каналов удовлетворения этих потребностей.

Для точного (инструментального) определения аудитории политической журналистики следует обратиться к процедуре интерпретации, которая в данном случае состоит в установлении границ изучаемой совокупности. Аудиторию можно ограничить в пространстве (например, Москва, Санкт-Петербург, Северо-Западный регион, Российская Федерация и т.д.) или во времени (постоянный потребитель или читатель каждого номера газеты; регулярный потребитель, читающий газету не реже одного раза в месяц; случайный потребитель; потенциальный читатель, обладающий сходными характеристиками с целевой аудиторией) и, наконец, но каналу массовой информации — обращение к конкретному СМИ или их типу.

Аудитория как явление неразрывно связано с понятием "эффективность информации". Например, показателем эффективности политической информации в период избирательных кампаний является изменение численности голосующих за продвигаемого кандидата или партию. Существуют и другие подходы к изучению эффективности информации, разрабатываемые в рамках прикладной политологии и социологии. Например, эффективность определяется как достижение максимального числа контактов аудитории избирателей с информационным сообщением при минимуме затрат. Подобное достижение, конечно, далеко не всегда означает, что избиратели будут голосовать за лидера или партию, обладающих наибольшим присутствием в СМИ.

С точки зрения социологических категорий и интерпретаций, лежащих в основе понятия "аудитория", оно может трактоваться и как масса — аморфная социальная общность, и как социальная группа — относительно устойчивая совокупность людей, имеющих общие интересы, образ и стиль жизни, ценности и нормы поведения, складывающиеся в рамках исторически определенного общества. Социальная группа находится в системе внутренних и внешних взаимодействий, для нее характерен определенный набор социальных норм, она имеет свою ролевую структуру

Если СМИ ориентируется на целевую аудиторию, обладающую набором общих социальных характеристик, состоящую из людей с едиными информационными интересами, которые, в свою очередь, обусловлены единством социальных статусов, то речь идет об аудитории в значении социальной группы. При этом необходимо учитывать то обстоятельство, что аудитория производна от социальной группы и далеко не всегда тождественна ей. Понятие целевой аудитории как определенного набора социальных характеристик (социального портрета) применяется при определении аудитории отдельного СМИ (например, целевая аудитория журнала "Русский репортер") или типа СМИ (например, целевая аудитория общественно-политических СМИ).

Аудитория СМИ в целом, а также отдельных каналов распространения информации (совокупная аудитория), относится к типу массовой аудитории, которая порождена массовой культурой как типом производства культурных ценностей, рассчитанных на массовое потребление. Именно потребление является главной целью производителей предметов массовой культуры. Для массовой аудитории характерны неоднородность, рассредоточенность и анонимность. Природа данной аудитории заключается в случайном поводе ее возникновения, ситуативном характере отношений внутри публики. Основное отличие массовой аудитории от целевой — пассивность в поиске и восприятии информации. Взаимоотношения массовой аудитории и СМИ носят вероятностный характер, обращение к массовой информации является привычным, ритуализированным.

Позитивные результаты "омассовления" общества в политическом смысле состоят в усилении роли СМИ в процессе демократизации, повышении эффективности социального контроля над политическими институтами, формировании гражданского общества. Негативные стороны развития массовидных тенденций проявляются в использовании информации для манипулирования общественным сознанием, деградации духовной жизни, опасности нового информационного тоталитаризма. Массовая аудитория представляет собой пассивный, безвольный и в то же время лояльный продукт массовой культуры. Такая аудитория выступает как множество уверенных в своей суверенности, но в действительности легко манипулируемых и податливых к идеологическому воздействию массовой информации индивидов. В среде массовой аудитории формируется "телевизионный электорат", голосующий не за реальных кандидатов, а за их телевизионные имиджи. Большую роль в манипулировании массами играют развлечения, телевизионные шоу и игры, таблоиды и спортивные зрелища, которые выполняют терапевтические функции побега от действительности.

Для массы как совокупности множества людей характерно неустойчивое и ненадежное существование, вызывающее потребность в новых эффективных и эффектных идеях. Массовая аудитория притягивает внимание всевозможных политических сил, поскольку становится основным типом продукции СМИ, вытесняя на социальную периферию целевые аудитории. Политическая журналистика в условиях массового общества является средством концентрации политической власти, суть которой заключается в умении угождать и потакать большинству (или представлению о большинстве, образ которого создается СМИ). Таким образом, любые идеи и ценности приспосабливаются к среднему уровню восприятия и понимания посредством использования доступных массе лозунгов, символов и категорий. Массовая политическая культура, разделяемая большинством, служит основанием выделения функции медиалегитимации власти, которая означает восприятие ценностей и норм, формулируемых политическим режимом, и ретрансляцию их обществу в целом [1].

Группы политических субкультур с собственными ценностями и нормами формируют идеологии, предлагающие альтернативные правящему курсу социальные идеалы и пути развития, но в рамках существующих правил общественных отношений и функционирования политических систем. Политическая журналистика идеологических субкультур осуществляет прежде всего критические функции (в том числе функцию медиакритики официальных СМИ и критики своих политических конкурентов). Политические контркультуры вырабатывают идеологии, отвергающие политические (иногда социальные) системные принципы существования. Как правило, организации, формирующие контркультурные идеологии, подвергаются давлению со стороны власти, включая информационное (диффамация и игнорирование).

Специфика формирования политических субкультур и контркультур заключается в рекрутировании идентичностно не определившихся или неудовлетворенных уже имеющимся набором идентичностей людей. Чаще всего это подростки и молодежь, у которых по мере социализации происходит вытеснение субкультурной и контркультурной идентичностей социальными ролями, обусловленными требованиями конформистской массовой культуры доминирующего большинства.

Характеристики (статусы — роли — идентичности) аудитории условно можно разделить на несколько групп. Для адресата политической журналистики основные характеристики составляют политике-идеологическую группу. К ней относятся следующие характеристики аудитории общественно-политических СМИ:

  • 1) политически позитивно активная, голосующая "за" (в том числе характеристика партийности);
  • 2) политически негативно активная, голосующая "против" или "против всех" (аудитория "протестного" электората);
  • 3) политически пассивная, абсеитеистски настроенная (абсентеизм — это проявление равнодушия к политической жизни, уклонение от участия в ней) [2].

Политическая и идеологическая идентичность лежит в основе выделения таких типов СМИ, как партийные, агитационные, оппозиционные, либеральные, националистические и т. д. В политическом смысле человеку дается право проявить себя в ролях избирателя, активиста, члена партии. Избирательному поведению соответствуют идеология и стилистика агитационных СМИ, цель которых состоит в побуждении к политическому действию — участию в выборах и голосовании. Члены партий, по определению, ориентированы на партийную прессу. Спектр политической прессы значительно расширяется за счет условно "идеологических" СМИ

("Новая газета", "Завтра", "Русский репортер", "Совершенно секретно" и т.п.). В политическом значении конфликт идентичностей и ценностный раскол обнаруживается именно в этой сфере.

В качестве принципа определения идеологических характеристик рассмотрим традиционное деление политического спектра на "левых" и "правых", но с учетом дифференциации по отношению политических сил к политическим и экономическим ценностям:

  • — "левая" политика (демократия, разделение властей, права человека);
  • — "правая" политика (авторитаризм, единство властей, приоритет государства и нации по отношению к правам человека);
  • — "левая" экономика (общественная собственность, коллективизм); "правая" экономика (частная собственность, индивидуализм).

Сочетание "левых" и "правых" ценностей политики и экономики приводит к утверждению четырех основных идеологических конструкций, на которые ориентируются отдельные группы аудитории избирателей:

  • 1) "левая" политика и "левая" экономика — социальная демократия;
  • 2) "левая" политика и "правая" экономика — либерализм;
  • 3) "правая" политика и "левая" экономика — коммунизм;
  • 4) "правая" политика и "правая" экономика — консерватизм.

Каждое идеологическое направление, в свою очередь, распространяется

но спектру "умеренное — радикальное" (при этом политическая практика показывает, что союзы и коалиции могут сочетать в себе как умеренных, так и радикалов — приверженцев различных идеологий, например, "Другая Россия").

Основной мотив обращения аудитории к СМИ — это информационный интерес, не имеющий социальной детерминации. Основанием для рассмотрения природы интереса служит положение о том, что главным условием его возникновения является принятие адресатом информации определенной роли. Процесс принятия роли соотносится с понятием идентификации (самоидентификации), в которой адресат рассматривается как активный, полноправный участник информационной игры, понимаемой в качестве одного из видов игры социальной.

Роли, предлагаемые аудитории, различаются по степени разнообразия вариантов проявления и функциональной сложности. Первый тип роли — роль-функция - соответствует игре по определенным, четко установленным правилам. Такая роль, например, свойственна болельщику — зрителю спортивных соревнований или игровых передач. Сам эффект "боления" объясняется идентификацией, адресат принимает на себя роль члена команды. В политическом смысле функционально ("по правилам") адресат действует в роли избирателя.

Второй тип роли — роль-персона. В этом случае адресат идентифицирует себя с определенным героем, политическим деятелем, лидером, чья линия поведения в предлагаемых сюжетом обстоятельствах соответствует представлениям и ценностям потребителя информации. Большое значение имеет согласие с мотивами поведения героя в предлагаемых сюжетом обстоятельствах, т.е. адресат полагает, что в описываемой ситуации он

поступит (хочет или мечтает поступить) гак же, как и действующее лицо произведения.

При трансляции сообщений о политических конфликтах, сопровождающихся агрессией, содержание информации нередко ставит адресата в ролевой тупик. Большинство людей в реальной жизни не часто играют предлагаемые роли, однако конфликтные материалы остаются среди самых привлекательных для внимания аудитории. Объяснить такой интерес совпадением социальных статусных характеристик нельзя, поэтому приходится рассматривать его как порождение игровой виртуальной идентификационной модели. С помощью дозирования, отбора и интерпретации подобной информации достигается управленческий эффект. Стимулированию идентификации по типу "роль-персона" способствует использование приема персонификации, при котором стороны взаимодействия представлены, с одной стороны, как личности (со всей эмоциональной сложностью), с другой — как деперсонифицированная обезличенная масса.

Третий тип — роль-образ. В данном случае адресат занимает определенную позицию по отношению к автору (или тому, кого адресат принимает за такового). Этому типу соответствуют роли собеседника, оппонента, ученика. Роль-образ — наиболее часто встречающийся вид ролевого поведения в СМИ, поскольку журналистика, как правило, ориентирована на прямое обращение к аудитории. Следует учитывать различие информационного интереса и отношения к тому, что содержит сообщение. Например, несогласие с позицией и высказываниями телевизионного ведущего вызывает у телезрителя негативное отношение, но в то же время служит предпосылкой принятия роли оппонента и, следовательно, возникновения интереса. Негативное содержание, например, информации о конфликтах служит одной из причин отрицательной эмоциональной реакции (отношения) аудитории, но при этом тема вызывает устойчивый интерес.

Четвертый тип — роль-автор. В данной ситуации авторская, созидающая, творящая функция становится доминирующей. Адресат домысливает, конструирует образы, персоны и их функции, фактически определяет правила игры. Данные произведения часто называют авторскими именно потому, что адресату предоставляется возможность интерпретации, участия в смысловой и контекстной игре.

Средства массовой информации предлагают аудитории более простые ролевые наборы. Это находит отражение, например, в приоритете местных новостей (действие переносится в естественные, знакомые потребителю информации условия), доминировании "простых" героев (штампов и масок), чье поведение понятно и программируемо, и простых сюжетов. К таким "простым" героям можно отнести и социальные собирательные образы, которые действуют согласно стереотипным представлениям аудитории: коррумпированные чиновники, депутаты-лоббисты, неправедно сколотившие состояния олигархи, голосующие за коммунистов пенсионеры и т.д.

Выделение объективных (социальных) и субъективных (психологических) характеристик лежит в основе сферной модели аудитории (определение Д. П. Гавры), с ядром и периферией (рис. 7.1). Например, в модели

аудитории общественно-политического СМИ выделяется ядро политических экспертов и активистов (основа целевой аудитории, использующая информацию в качестве пропагандистского и агитационного ресурса), сфера избирателей (часть целевой аудитории, использующая информацию в целях политической ориентации) и периферия интересующихся политикой.

image11

Рис. 7.1. Сферная модель аудитории политической журналистики

В условиях трансформации моделей потребления массовой информации, обусловленных развитием новых технологий, изменениям подвергаются и принципы взаимоотношений журналистов-авторов и аудиторий. Благодаря гипертекстуалыюсти, мультимедийности и интерактивности "журналисты могут: 1) расширить не только объемы информации, но и ее содержание, 2) выразить смысл послания с помощью разных кодов общения, 3) использовать для “работы” с аудиторией разнообразные формы общения, предоставить ей более полные возможности для реагирования и участия в информационном обмене" [3].

Среда Интернета позволяет человеку проявить себя в качестве самостоятельного ("цельного") субъекта, что, собственно, и определяет его привлекательность для личности. Понимание медиаповедения индивида происходит через информацию, потребителем которой он является, на которую реагирует, и коммуникацию, в которую он включается, которую инициирует или провоцирует. В качестве видов политической активности в медиасфере выделяются четыре варианта ее возможного проявления: потребление, коммуникация, произведение и навигация. Каждому из выделенных видов соответствует определенный тип ролевого поведения: потребитель, коммуникатор, автор и навигатор [4].

Потребление рассматривается как начало обратной связи в системе коммуникаций. Активность коммуникаторов приводит к возникновению сетевых структур, аналогичных структурам социальным. Сети возникают на основе объективных потребностей в общении и для решения определенных конкретных задач. Автор создает вторую, подчиняющуюся "определенным

условиям реальность, с точки зрения которой обыкновенный образ жизни выглядит уже как реальная реальность" [5]. Частным проявлением авторской роли в сетях является блогерство. Задача навигатора состоит в регулировании информационных потоков, управлении маршрутами. В его функции, в числе прочего, входит "слежка" за потребителями, коммуникаторами и авторами, и в зависимости от целей навигации он помогает или вредит им. Характер деятельности навигатора позволяет выделить различные типы навигаций, к которым относятся распространение информации через информационные и рекламные агентства, распространение СМИ, регулирование (стимулирование, упорядочивание или блокирование) информации и коммуникаций, уничтожение или повреждение информации (хакерство) и т.д.

Процессы интенсивной информатизации в современном обществе представляют опасность усиления авторитарных тенденций. Разнообразные данные (в том числе персональные) концентрируются в централизованных информационных банках и базах, связанных между собой системой телекоммуникационных сетей. Политическая власть в таких условиях уже не может осуществляться непосредственно, через выборных представителей, реальные рычаги влияния переходят к исполнительной власти, владеющей информацией и использующей ее в качестве ресурса управления. Существует опасность превращения властвующей элиты в "инфократию", источник власти которой состоит уже не в заслугах перед обществом, а в возможности использования информационных ресурсов для контроля над населением [6].

  • [1] См.: Вертешин А. И. Медиалегитимация политической власти в современной России. Архангельск, 2008.
  • [2] Журналистика в мире политики: исследовательские подходы и практика участия С. 305.
  • [3] Лукина Д/. Д/. Фомичева И. Д. СМИ в пространстве Интернета: учеб, пособие. М., 2005. С. 71.
  • [4] Современный российский медиаполис / под ред. С. Г. Корконосенко. СПб., 2012. С. 220-226.
  • [5] Луман Н. Реальность массмедиа. М., 2012. С. 92.
  • [6] Gellman В. Poitras L. U.S., British intelligence mining data from nine U.S. Internet companies in broad secret program // The Washington Post. 2013. June 6. URL washingtonpost. com/investigations/us-intelligence-mining-data-from-nine-us-internet-companies-in-broad- secret-program/2013/06/06/3a0c0da8-cebf-l le2-8845-d970ccb04497_story.html: Greenwald G., MacAskill E. NSA Prism program taps in to user data of Apple, Google and others // The Guardian. 2013. June 6. URL: wvv.guardian.co.uk/world/2013/jun/06/us-tech-giants-nsa-data: Чуваши О. Эдвард Сноуден против Большого Брата // Военное обозрение. 2013. И июня. URL: topwar.ru/29311 -edvard-snouden-protiv-bolshogo-brata.html
 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы