Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Журналистика arrow Политическая журналистика

МЕТОДИКИ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ

Политическая журналистика как объект изучения: предметы анализа и методические подходы

Обращение к политической журналистике как к объекту изучения вызывает интерес с точки зрения различных научных дисциплин. К проблемам и особенностям функционирования политической журналистики обращаются политологи, социологи, исследователи журналистики и текстов массовой коммуникации и т.д. Предметы анализа также имеют различные проявления.

Во-первых, изучается содержание политической журналистики. Содержательный анализ включает в себя исследования тематики публикаций и выступлений журналистов, пространственное и временное измерения политической журналистики. Пространственное измерение предполагает выявление следующих уровней отражения политической жизни: районного и муниципального, субъекта РФ, федерального, межгосударственных отношений, глобального. Временное измерение содержания политической журналистики включает исследования таких тематических направлений, как политическая история, текущая политическая ситуация и политическое прогнозирование.

Второе направление — институциональный анализ. В данном случае журналистика изучается как политический институт, элемент политической системы. Предметом исследований при институциональном подходе являются уровни функционирования политической журналистики (местные, региональные, федеральные, международные), взаимоотношения журналистов и СМИ с политическими силами и институтами, типология политической журналистики (парламентская, партийная, официальная, оппозиционная журналистика и т.д.).

В-третьих, предметом исследований являются функции политической журналистики. Функциональный анализ включает в себя изучение политической пристрастности и независимости журналистов, политической эффективности деятельности СМИ в ее качественном и количественном измерениях.

Четвертое направление анализа — исследование деятельности политических корреспондентов', творческой лаборатории публицистов-политологов, их работы с источниками информации, профессиональных особенностей создания текстов, этических оснований деятельности.

И политическому корреспонденту, и исследователю политической журналистики необходимо овладеть особым искусством — умением учитывать общественное мнение, интересы различных слоев и групп для достижения понимания оснований противоречивых точек зрения на те или иные события и явления политической жизни. Принципы политического плюрализма предполагают свободное волеизъявление избирателей, различие в мотивации выбора, причинах и факторах формирования политических культур и идеологий.

Другая исследовательская задача состоит в уяснении принципов и методов деятельности политических учреждений и институтов, отдельных партий и движений, блоков и коалиций. Также в исследовательской деятельности политолога и журналиста существует проблема возникновения и распространения массовых политических и общественных движений, их взаимоотношений с органами власти и управления. Для успешной исследовательской деятельности необходим багаж знаний, позволяющий проводить сравнительный анализ различных политических систем в конкретно-исторических условиях. Следует уделить внимание изучению политических элит и групп, участвующих в принятии политических управленческих решений. Такие группы не всегда открыты широкой аудитории, поэтому исследователи и журналисты вынуждены прибегать к конспирологическим теориям и методам выявления истины.

Мнение специалиста

"Более всего конспирологический подход характерен для анализа политических процессов. Здесь конспирология получает очень широкую и благодарную массовую поддержку. Власть, даже в самых демократических и транспарентных обществах, всегда предпочитает конфиденциальность — большинство политических решений принимаются за закрытыми дверями, и никогда СМИ не могут по-настоящему проникнуть за этот занавес. В прикладной политологии и политической журналистике конспирологический метод получил самое широкое распространение: чаще всего наблюдатель и комментатор действий власти не знает всей подоплеки происходящего и достраивает неизвестные звенья или факты волюнтаристически — “теория заговора” в этом бесценный помощник. Если между одним политическим деятелем или событием и другим нет никакой явной и прозрачной связи, а их надо (по логике статьи или комментария) связать между собой, напрашивается конспирологический метод: “эта связь есть, но она скрыта”, это “тайная связь”, а если эту связь сами главные герои публично отрицают, то тем самым они только подтверждают догадку о ее существовании" [1].

В данном случае в круг объектов исследования попадают кланы, клики, клубы, группы лоббирования, различные неформальные объединения и т.п. Знания о закономерностях политических процессов приводят к формированию определенного этического измерения власти и отражению его на страницах прессы, на радио и в телеэфире, в научных и публицистических публикациях, например, представлений об очередности принятия законодательных актов в зависимости от приоритетов интересов общества

в целом, отдельных социальных групп, крупных собственников или номенклатуры.

Политика и все связанное с ней (политическая журналистика не исключение) относятся к областям человеческой деятельности, проникающим буквально в каждый дом, каждую квартиру, каждую семью. В связи с этим каждый читатель и телезритель имеет собственное суждение о политической жизни и политической журналистике. Исследователю-политологу, имеющему собственную точку зрения, сложившуюся систему политических симпатий и антипатий, выбирающему отдельные каналы политической информации, сложно избежать соблазна ограничения круга источников, отбора только тех из них, которые соответствуют его политическим взглядам и мировоззрению. Существует только один путь к преодолению подобного соблазна — следование фактам. Конечно, факт в научном познании — понятие сложное и противоречивое. В реальности, особенно в социальной и политической, исследователь имеет дело с множественной природой фактов, неоднозначностью определений, понятий и категорий. В связи с этим в качестве первого шага к политическому исследованию журналистики следует обозначить определение теории, с точки зрения положений которой будет строиться процесс научного познания. Политические теории и учения отмечены богатым разнообразием, и это дает основание для вывода о невозможности создания общего объективного языка для описания политической реальности и сферы бытования политической журналистики. Из различных способов получения знаний предпочтение должно быть отдано научному исследованию как наиболее ценному и эффективному способу постижения действительности.

Исследование начинается с теории, его итогом также является теория, но уже более высокого уровня, основанная на новых знаниях о фактах и закономерностях изучаемого явления.

Мнение специалиста

"Любопытство и необходимость — вот важнейшие мотивы, лежащие в основе человеческого познания. Мы пытаемся понять мир вокруг нас и ради знания и самозащиты. и ради облегчения своей судьбы. В любом случае мы получаем, хотя бы потенциально, способ исправить существующий порядок вещей. Иными словами, чем больше мы узнаем об окружающем нас мире, тем больше возможностей для управления им мы получаем. В отношении политики - это так же справедливо, как и в других областях. Чтобы иметь ключ к ее пониманию и изменению, надо всего лишь больше знать о ней" [2].

В приведенных словах американских политологов Джарола Мангейма и Ричарда Рича заключено основополагающее различие между двумя группами исследований в зависимости от цели, поставленной перед ученым, - эмпирическими и прикладными.

Цель эмпирического исследования — получение нового знания. Подобные исследовательские проекты воплощаются в научные монографии, ста-

ловятся темой для обсуждения на семинарах и конференциях, составляют основу диссертационных работ и т.п. В свою очередь прикладные исследования имеют целью практическую реализацию полученных знаний, принятие управленческих решений на основе новой информации, изменение и преобразование действительности.

Мнение специалиста

"У академической и прикладной науки различные методы и предмет исследования, различные подходы и угол зрения на социальную действительность. Прикладная наука отличается от фундаментальной (а в нее необходимо включать теоретическое и эмпирическое знание) практической направленностью. Фундаментальная наука занимается исключительно приращением нового знания, прикладная — исключительно приложением апробированного знания. Добывание нового знания — это авангард или периферия науки, апробация нового знания, это его обоснование и проверка. превращение текущих исследований в “твердое ядро" науки, приложение — это деятельность по применению знаний “твердого ядра" к практическим проблемам" [3].

Эмпирическое исследование политической журналистики основывается на разработке и использовании объективного научного языка для описания изучаемого феномена. Характеристики такого языка связаны с методикой исследования и имеют количественные и качественные составляющие. Количественные компоненты исследования основаны на статистическом сравнении объектов, случаев, ситуаций.

Пример

В работе американских политических психологов Э. Аронсона и Э. Р. Пратканиса "Эпоха пропаганды: механизмы убеждения, повседневное использование и злоупотребление" приводятся следующие данные: "Подсчитано, что в типичной ежедневной газете более 75% потенциальных новостей дня отсеиваются и никогда не появляются в печати. Для общенациональных средств массовой коммуникации, например, программ телевизионных новостей, процент отсеянной информации намного выше. Например, каждый день в мире происходит множество вооруженных конфликтов. Зритель вечерних новостей или читатель ежедневной газеты обычно узнает приблизительно о двух или трех из них и, годами смотря телепрограммы и читая газеты, может назвать, пожалуй, менее дюжины текущих войн" [4].

В основе качественного научного языка лежат понимание и осмысление взаимосвязей фактов и объектов исследования, которые позволяют делать выводы о законах развития и функционирования изучаемых явлений. Признаком научного языка является опора на определенную теорию.

Пример

Немецкий социолог, анализируя функционирование СМИ. использует разработанную им концепцию социальных систем: "Система отличает сама себя. Поэтому анализ системы массмедиа должен осуществляться на том же уровне, что

и анализ экономической, правовой, политической и других систем общества и, несмотря на все различия, учитывать их сравнимость. Первым шагом в этом направлении становится выявление функционально-специфического кода, который лишь в данной системе используется как базовая дифферент" [5].

Теории социальных систем соответствует метод системного анализа, а в качестве его разновидности — структурно-функциональный метод.

Социальная система представляет собой совокупность элементов (различных социальных групп, слоев, социальных общностей, индивидов), находящихся между собой в отношениях и связях (их совокупность определяет социальную структуру) и образующих определенную целостность.

Функционирование социальной системы во внешней среде опирается на упорядоченность ее элементов и структуры. Структурно и функционально различные аспекты упорядоченности образуют основу для выделения в социальной системе ее подсистем.

Функция понимается как деятельность, роль объекта в рамках системы, которой он принадлежит, как вид связи между объектами, когда изменение одного из них влечет изменение другого, а также как предназначение выполнять или совершенствовать что-либо (специальная деятельность), которое приводит систему и элементы в движение, выражая их динамику. Функция служит саморегуляции и адаптации данной системы к среде.

Прикладное исследование также основано на эмпирическом анализе действительности, но элемент реализации полученного знания предполагает наличие, помимо количественной и качественной, еще одной составляющей — нормативной. Нормативность в исследовании проявляется как определение субъективных целей, ценностей и ценностных ориентаций, этических норм, которыми руководствуются люди, принимающие решения и участвующие в их принятии на основе полученных новых знаний. Например, исследователь изучает, как влияет политическая идеология, которой руководствуется правящий режим, на систему государственной поддержки СМИ, на динамику и форму принятия судебных решений в отношении журналистов, на изменения в информационном законодательстве и т.д.

Журналисты — исследователи политической жизни в большей степени, чем ученые-политологи, — обладают "нормативным менталитетом", анализируя и оценивая события с ценностных и этических позиций. Многим из них свойственны также проявления "эмпирического менталитета", связанные с использованием количественных данных и установками на распространение фактологически точной, достоверной информации.

Пример

"Лучше всего в Южной Осетии живется военным. Даже срочникам не плохо, потому что солдаты получают прибавку за службу вне границ России. За несколько дней мы объехали несколько военных городков, и везде было хорошо на глаз... Следом за военными идет обеспеченный слой бюджетников — самый многочисленный. А потом, как ни странно, — пенсионеры. Почти сто процентов жителей Южной Осетии — граждане России, поэтому и пенсии у них российские.

  • 34 миллиарда рублей ушло за 5 лет в крохотную республику на ее восстановление. Но как я ни таращил глаза, понять, куда делись эти деньги, так и не смог. Был на швейной фабрике в Цхинвале. Ощущение сложилось, что станки в цех завезли за 15 минут до приезда российских журналистов. <...> Был на каком-то кирпичном заводе, был в горах, в рыбоводческом хозяйстве... Вот. собственно, и все достижения. Быт, правда, стал проще, свет и газ начали подавать из России без ограничений. Ситуацию чуть прояснил наш посол Эльбрус Каргиев:
    • — Понимаете, республика не может нами бесконечно дотироваться. Это тяжело всем. <...> Три раза менялись механизмы передачи российских дотаций! Скажу откровенно: больше выделять деньги на проекты, в которых не указана сумма или срок исполнения, никто не будет! Сотрудники Счетной палаты теперь работают в республике на постоянной основе, они и будут это контролировать. А раньше как было? Притворные обиды от “недоверия". Предложения: “Давайте перечислим сразу всю сумму, а в конце года мы отчитаемся?” В результате получили перекопанный город" [6].

      Приведенный материал демонстрирует сочетание и эмпирического, и нормативного подходов. Автор использует данные о сумме финансовых вложений, привлекает мнение эксперта, проводит анализ благосостояния представителей различных социальных групп — военнослужащих, бюджетников, пенсионеров. В то же время содержание статьи позволяет уяснить гражданскую и человеческую позицию автора, выраженную эмоционально, основанную на его ценностном и этическом отношении к описываемой ситуации.

      Теоретические методы в исследованиях политической журналистики имеют общенаучный характер. Это методы анализа, основанные на выделении в предмете или явлении отдельных частей (элементов), признаков и свойств (структур и функций), а также синтеза, связанные с соединением отдельных элементов, частей и признаков в общее целое. Анализ и синтез в процессе познания находятся в неразрывной связи друг с другом.

      К логическим методам познания относятся индуктивный и дедуктивный методы. Индукция как метод исследования заключается в выявлении и определении частных, единичных признаков и явлений и построении на их основе общих заключений обо всем классе изучаемых объектов. Дедукция, напротив, объясняет единичные и частные признаки, исходя из знания

      06 общих законах и принципах функционирования объекта.

      В социальных науках используются также специфические методы анализа института и организации. В политическом значении под институтами понимаются два класса явлений. Во-первых, это учреждения с развитой организационной структурой (бюрократией). Во-вторых, это формы и сущности политических функций и отношений. Журналистика, выполняющая политические функции и участвующая в политических отношениях, может рассматриваться в качестве института во втором значении.

      Институт — совокупность ролей и статусов, предназначенная для удовлетворения определенных социальных потребностей и занимающая определенное место в системе общественных отношений. * 7

      Социальные институты устойчивые формы социальной практики, которые возникают и поддерживаются с помощью социальных норм и посредством которых организуется общественная жизнь, обеспечивается устойчивость социальных отношений.

      Журналистика приобретает институциональный статус социального субъекта только в определенных политических условиях. При "вертикальной" системе реализации власти, к которой относится определение политики как управленческой директивной деятельности, журналистика выполняет инструментальные функции, она встроена в систему политических отношений, занимает подчиненное положение зависимости от других политических субъектов. В условиях тоталитарных и авторитарных политических режимов журналистика приобретает форму инструмента по реализации пропагандистских, агитационных, релаксационных функций. Поскольку журналисты в подобных условиях вынуждены выполнять инструментальные функции, то в содержании их деятельности начинает доминировать роль работника СМИ (а не журналиста в полном профессиональном смысле слова), и трактовки понятий "журналистика" и "СМИ" становятся идентичными.

      В условиях "горизонтальной" системы реализации власти политика определяется как деятельность по согласованию интересов различных субъектов в сфере регулирования общественных отношений. Демократическое устройство общественно-политической жизни диктует равноправное сотрудничество институтов власти, гражданского общества и журналистики. Демократия ставит перед журналистикой новые задачи установления диалога власти и общества, представления общественных интересов, экспертизы властных управленческих решений. Журналистика в условиях демократии приобретает институциональный статус, а ее основными регулятивными функциями являются самоуправление и контроль. Понятия "журналистика" и "СМИ" теряют свою идентичность, поскольку первая приобретает статус института, а второе — статус организации.

      Способы реализации журналистикой своей икституциональности выступают в качестве ее функций в социальной и политической системах. Функциями журналистики как института являются, во-первых, регулятивные, нацеленные на определение видов, способов, стиля деятельности различных субъектов (от отдельных личностей до межгосударственных объединений); к данной группе относятся управление (инструментальная функция), самоуправление, контроль. Во-вторых, следует выделить культурные функции, связанные с движением в обществе ценностей, ценностных ориентаций, идеологических установок. В политическом смысле культурные функции журналистики проявляются через участие прессы в формировании идеологий. Третью группу составляют интегративные функции, обусловленные ответственностью журналистики за обеспечение интересов общества в целом. В-четвертых, выделяются реляционные функции, которые определяют структуру журналистской деятельности в зависимости от ее целей и задач, а также степени субъектности и свободы в выражении взглядов и мнений.

      Естественная для журналистики регулятивная функция — это социальный контроль, формами которого являются формирование общественного

      мнения (причем во всех его проявлениях, таких как распространение знания путем создания компетентных аудиторий, выработка системы политических оценок и побуждение к действию) и обеспечение функционирования социальных институтов, включая саму журналистику. К методам социального контроля относятся изоляция, обособление и реабилитация.

      Изоляция (депривация — в значении отказа от освещения тех или иных событий, явлений, фактов, ситуаций, действующих лиц и т.д.) проявляется как игнорирование, вывод объектов из информационного пространства и, следовательно, из поля общественного мнения, социального обсуждения и дискуссии. Обособление возникает в формах социальной и политической критики (в том числе по отношению к журналистике — медиакритики). Реабилитация осуществляется путем конструктивного обсуждения проблем через принятие роли оппонента и понимание его ценностей и мотивов поведения.

      Институт журналистики в рамках политической системы существует как неформализованный субъект политического контроля при условии, что он осуществляет политические регулятивные функции через законно сформированные организации — СМИ и профессиональные объединения. Легитимность данных организаций и, соответственно, исполнения ими функции политического контроля определяется формальными требованиями, закрепленными в законодательстве, прежде всего, правами (возможностями) и обязанностями (ответственностью).

      Как было сказано выше, кроме контроля к регулятивным функциям относятся управление и самоуправление. Однако контроль (извне, со стороны) представляется наиболее реальным проявлением регулирования, поскольку для управления необходимо встраивание или включение журналистики в систему управленческой деятельности, а для самоуправления - в систему общественного саморегулирования.

      Общество, понимаемое как социальная система, представляет собой совокупность подсистем, институтов, организаций и индивидов, выполняющих определенные функции и роли. Совокупность функций образует социальную структуру. В трактовке структурно-функциональной теории общество стремится к состоянию социальной стабильности, обосновывающей интеграцию и социальный мир. Социальная стабильность, понимаемая как непрерывность существования политических, социальных и культурных моделей внутри общности или общества в целом, без внезапных и резких изменений, является идеологической основой обоснования социального порядка. Противоположная точка зрения сформирована в рамках конфликтологических концепций, в которых конфликт рассматривается в качестве движущей силы социальных изменений. Конфликт имеет социальный характер, когда в его основе лежит объективное расхождение или противоречие целей и интересов различных социальных субъектов. С этой точки зрения его можно рассматривать как способ выражения и разрешения (или урегулирования) социальных противоречий. Основой изучения конфликтов является диалектический метод.

      Согласно Г. Гегелю диалектика предстает как метод постижения противоречий и "является вообще принципом всякого движения, всякой жизни

      и всякой деятельности в сфере действительности. Диалектическое есть также душа всякого истинно научного познания... строгое рассмотрение показывает, что конечное ограничивается не только извне, но и снимается благодаря своей собственной природе и благодаря себе самому переходит в свою противоположность" [7]. К. Маркс и Ф. Энгельс систематизировали правила диалектики на базе материализма и придали им форму целостного учения, сформулировав законы единства и борьбы противоположностей, перехода количественных изменений в качественные и отрицания отрицания [8].

      В анализе политической журналистики нельзя обойтись без использования сравнений как в географическом (региональном), так и во временном (историческом) — с использованием сравнительно-исторического метода — аспектах. Необходимость сравнительного анализа определяет применение компаративного метода, который заключается в сравнении явлений с целью выявления в них общего и универсального, а также нахождения различий. Компаративистский подход использует два основных инструмента: понимание на основе герменевтического метода и сравнение на основе достигнутого понимания. Герменевтика (искусство толкования) как теория и методология истолкования и интерпретации, по мнению сторонников данной концепции, позволяет достичь понимания той или иной культуры или сообщества. Главным в герменевтической интерпретации является возможность проникнуть в "другие" духовные миры с помощью перевоплощения, и на основе достигнутого передать смыслы этих миров, понять их.

      • [1] Дугин А. Г. Конспирология. 2-е изд., доп. М..2005. С. 5.
      • [2] Мангейм Дж. Б..Рич Р. К. Политология. Методы исследования. С. 19.
      • [3] Кравченко А. И. Прикладная социология и менеджмент: учеб, пособие. М., 1995. С. 6
      • [4] Аронсон Э., Пратканис Э. Р. Эпоха пропаганды: механизмы убеждения, повседневное использование и злоупотребление. СПб., 2002. С. 285.
      • [5] Луман II. Реальность массмедиа / пер. с нем. Л. Ю. Антоновского. М., 2012. С. 46—47.
      • [6] Стешин Д. Ради чего мы воевали в Южной Осетии? // Комсомольская правда. 2013.
    • 7 авг.
  • [7] Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1: Наука логики. М., 1974. С. 206.
  • [8] Энгельс Ф. Диалектика природы // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20. М., 1961. С. 384.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы