Риск и доверие в сети социального обмена

Р. Эмерсон и ряд социологов (Л. Молм, К. Кук и др.), используя его методологию трактовки власти, предприняли исследование рисков и доверия в сети социального обмена. В частности, было установлено, что в случае переговорного обмела между актерами уменьшается риск многих социальных обменов. Если же обмены не подкреплены соглашениями, то они неизбежно увеличивают риск, ибо вполне вероятна ситуация, когда один актер производит ценности для другого, но ничего не получает взамен.

В целом риск обмена зависит от формы обмена. Эмпирически выявлено, что просто взаимный обмен более рискован, чем переговорный обмен, а обобщенный обмен рискованнее переговорного обмена. Уровень риска зависит от двух переменных:

— от характера социальных структур, задействованных в обмене;

информации, которой располагают актеры.

В переговорном обмене актеры принимают совместное решение относительно условий обмена. Взаимный и обобщенный обмены эго не предусматривают — эти формы обмена осуществляются без точной фиксации того, что и кто в итоге будет иметь. Обобщенный — непрямой — обмен имеет более сложную структуру, чем взаимный обмен, что, соответственно, делает его более рискованным.

На риск обмена оказывают влияние и властно-зависимые отношения. Так, увеличение зависимости (дисбаланс в торговле, политическая дискриминация), соответственно, увеличивает риск попыток использования нелегитимных средств социального обмена со стороны зависимого актера. Причем в такой социальной сети партнеры в процессе социального обмена прибегают не только к средствам вознаграждения, но и средствам наказания. В такой ситуации, считают Л. Молм и К. Кук, велика вероятность возникновения той или иной формы не переговорного обмена.

Вместе с тем на уровне межгосударственных отношений могут возникать ситуации, когда актеры могут быть вообще не заинтересованы в товарах и услугах партнеров, но при этом ратовать за обмен ради поддержания доверия и соответствующего распределения власти в сети международных отношений. По мере увеличения доверия, уменьшаются риски в сети социальных обменов [1]. Отнюдь не случайно, что многие социологи ныне заняты определением рейтингов доверия конкретных актеров, включая социальные институты.

Российские социологи также интересуются подобными проблемами [2], проводят мониторинг общественного мнения относительно доверия к таким институтам, как Президент РФ, Государственная Дума и Совет Федерации РФ, Правительство РФ, областные (краевые, республиканские) органы власти, политические партии, прокуратура, армия, правоохранительные органы, СМИ, общественные организации. Так, по данным на 2008 г. уровень доверия россиян к государственным и общественным институтам составил: Президенту России — 73%; правительству — 60%; судебной системе — 21%; органам внутренних дел — 24%; армии — 63%; политическим партиям — 13%; церкви — 52% [3].

  • [1] Molm L. D., Cook К. S. Social Exchange and Exchange Networks // Sociological Perspectives on Social Psychology / (eds) K. S. Cook, G. A. Fine, J. S. House. Boston: Allyn and Bacon, 1995.
  • [2] Волков 10., Кривопусков В. Доверие и креативный класс: факторы консолидации российского общества. Ереван: Тигран Мец, 2013; Веселов Ю. В. Доверие и справедливость: моральные основания современного экономического общества. М., 2011.
  • [3] Чего опасаются россияне? Аналитический доклад Института социологии РАН. М., 2008 // http: //isras.ru
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >