Космополитизация как фактор перехода к мировому обществу риска

От методологического национализма к космополитической методологии

Отправная посылка теоретизирования У. Бека относительно динамики рисков, изменения их характера сводится к следующему.

Самым значимым фактом современности стало то, что условия существования человечества стали космополитизированы. Глобальные риски, угроза террора не знают границ. Идут процессы глобализации политики, экономических, правовых, культурных отношений, коммуникаций и спортивных игр, самых различных сетевых взаимодействий. В результате космополитизация "стала определяющей чертой повой эры, эры рефлексивного модерна, в которой национальные границы и различия растворяются" [1]. Более того, стираются границы между мирами: "Старые концепции Первого, Второго и Третьего миров превращаются в зомбированные категории. Это прежде всего означает, что контекст глобальности ныне является исходной точкой каждого... это уничтожает плюральные оппозиции между народами и государствами" [2].

Соответственно, космополитизация востребовала принципиально новую космополитическую методологию, которая, по мысли У. Бека, должна заменить национальный взгляд на социум — методологический национализм.

"До сих пор он [методологический национализм] доминировал в социологии и других социальных науках, таких как история, политология, экономика, которые анализировали общества, исходя из допущения, что они национально структурированы. Результатом этого была система наций- государств и соответствующих национальных социологий, которые определяли их специфические общества в терминах и концепциях, ассоциировавшихся с нацией-государством. Согласно национальному взгляду, нация-государство создает и контролирует “содержимое” общества, что тем самым предписывало ограничения “социологии”" [3].

Новая критическая теория

Становление социологии как науки совпало с развитием наций-государств. Это обусловило характер методологии социологии того времени — методологический национализм. Данная методология, считает У. Бек, "навязывает территориальное понимание общества, основанное на том, что границы государством устанавливаются и государством контролируются... Территориальное национальное государство, является одновременно создателем и гарантом гражданских прав, а сами гражданские организации через политические партии влияют и легитимизируют действия государства" [4]. При этом социологи исходили из родства между национальной и универсальной перспективами. "Так, — отмечает У. Бек, — Маркс исследовал британский капитализм в британском обществе, который он затем обобщил до капитализма современного общества как такового. Вебер универсализировал опыт прусской бюрократии в идеальном типе современной рациональности. А Ч. Р. Миллс, критикуя “властвующую элиту”, критиковал не только американское общество, а современное общество как таковое" [5]. При этом социолог делает принципиальное замечание: "Национальная перспектива исключает космополитическую перспективу. Космополитическое видение, напротив, понимает национальную перспективу как выражение национального и раскрывает ее конструктивные недостатки. Из этого следует, что космополитическая перспектива раскрывает ту же национальную реальность различным образом, а также иные, дополнительные реальности новыми способами. Космополитическая перспектива, тем самым, включает и переосмысливает реальность национальной перспективы, в то время как национальная перспектива слепа по отношению к реальностям космополитической эры, затмевает их" [6].

Отсюда — востребованность Новой критической теории, основанной на методологическом космополитизме, предполагающей "космополитическую революцию внутри социальной научной гильдии".

Отметим ее главные принципы в трактовке У. Бека.

  • 1. "Критический потенциал Новой критической теории мы могли бы концептуализировать с помощью квазимате- матической терминологии следующим образом: критика + различие между числом, уровнем и качеством государственных стратегий, открываемых космополитическим видением и закрываемых национальной перспективой" [7].
  • 2. "Новая критическая теория является самокритической теорией. Идея в том, что только космополитическое видение с его приверженностью реалиям может выявить бедствия, которые угрожают нам в начале двадцать первого века. Критическая теория нацелена на выявление противоречий, дилемм, невидимого, побочных эффектов современности, становящейся все более космополитической" [8].
  • 3. "Критическая теория выявляет то, что классические границы между внутренней и внешней политикой размываются" [9]. Под влиянием космополитизации различия между политическими партиями быстро исчезают.
  • 4. Она исходит из "несравнимости социальных неравенств между нациями-государствами": "национальные нормы равенства исключают глобальное неравенство... Все больше и больше механизмов включения и исключения

более не соответствуют классификации неравенств, основанных на классах и групп населения, чьи границы совпадают с границами государства" [10].

5. Она выявляет формы и стратегии, благодаря которым космополитические реалии становятся невидимыми; критикует национальную ограниченность; преодолевает историчность социальных концепций и исследовательских практик, предлагая альтернативные концепции и методы исследования; вносит вклад в изменение образа политического в контексте космополитических реалий [11].

В этом контексте главная задача социологов, считает У. Бек, это понимание и интерпретация реальности, которая в настоящее время означает учет космополитизации. "Если они [социологи] не справляются с этим, они не делают свою работу. Зомбированная наука национального видения превращается в оторванную от действительности “национал- социальную” науку" [12]. Социолог прогнозирует: "Точно также, как национально ориентированная экономика пришла к своему концу, аналогичное произойдет и с национально ориентированной социологией" [13].

  • [1] Beck U. Cosmopolitan Vision. Cambridge: Polity Press, 2007. P. 2.
  • [2] Beck U. Power in the Global Age. Cambridge: Polity Press, 2007. P. 107.
  • [3] Beck U. Cosmopolitan Version. Cambridge: Polity Press, 2007. P. 2.
  • [4] Там же. P. 27.
  • [5] Там же. P. 28.
  • [6] Beck U. Cosmopolitan Version. Cambridge: Polity Press, 2007. P. 31.
  • [7] Beck U. Power in the Global Age. Cambridge: Polity Press, 2007. P. 251.
  • [8] Там же. P. 33.
  • [9] Там же. P. 44.
  • [10] Там же. P. 33-34.
  • [11] Beck U. Power in the Global Age. Cambridge: Polity Press, 2007. P. 27, 31.
  • [12] Beck U. Cosmopolitan Version. Cambridge: Polity Press, 2007. P. 112.
  • [13] Beck U. Power in the Global Age. Cambridge: Polity Press, 2007. P. 23.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >