Ценности и идеалы в подростковом и юношеском возрасте. Формирование ценностного мировоззрения и гражданской идентичности личности

Задачей развития подросткового и юношеского возраста является формирование мировоззрения и целостной картины мира, в которой ценностные ориентации выступают как психологические новообразования. Самоопределение, осуществление жизненных выборов в профессиональной и идеологической сферах, становление идентичности личности основаны на ориентировке юноши в системе ценностей, отражающих важнейшие приоритеты жизнедеятельности человека [1]. Ценности и ценностные ориентации определяют направленность и содержание активности личности, сознательное отношение человека к миру и обществу, к самому себе и окружающим людям, порождая смысл и направление деятельности и поведения, позиции личности, ее выборам и поступкам. Большое значение приобретает иерархичность ценностей и ценностных ориентаций. Содержание и структура системы ценностных ориентаций являются сугубо индивидуальной характеристикой личности, однако источник этой системы — общественное сознание и человеческая культура.

Система ценностей проходит длительный путь своего становления и развития в ходе усвоения и присвоения культурно-исторических образцов ценностей в соответствии с потребностями и интересами личности. Содержание ценностной сферы, формирующееся у подростка, может быть очень разнообразным. Трансляция культурного опыта предполагает интериоризацию и присвоение ценностей, их персонализацию и формирование ценностной ориентации личности. Трансляция ценностей может осуществляться на различных уровнях взаимосвязанных социокультурных контекстов: микросистемы, мезосистемы, экзосистемы и макросистемы [2].

Значительное влияние на формирование ценностной сферы личности оказывают социокультурные детерминанты: идеология, религия, культурные идеалы и нормы, обычаи, традиции, типы хозяйствования и организации производственной общественной деятельности, ментальность.

Культура задает систему ценностных представлений, регулирующих социальное и моральное поведение человека, служит базой для постановки и решения познавательных, практических и личностных задач. Присвоение культурного опыта происходит не спонтанно, а требует специально организованной деятельности. М. Бахтин отмечал, что культурные ценности являются самоценностями, и "живое сознание" должно приспособиться к ним, утвердить их для себя. Только в таком случае "живое сознание" становится культурным, а культурное становится частью живого

[3]. Ряд авторов подчеркивают значимость переживания для принятия ценностей [4].

Э. Дюркгейм утверждал, что степень организованности общества может быть определена через уровень "консенсуса ценностей" внутри данного сообщества. Общие ценности определяют стабильность регуляции межличностных отношений и структурируют желания и потребности членов группы. Быстрые нормативные изменения в обществе ведут к разрушению общего "чувства ценностей" и нарушению привычного хода жизни, тем самым создавая индивидуальные формы дезориентации. Внезапное и широкомасштабное разрушение образа жизни приводит к возникновению дисбаланса в обществе и нарушению существующих систем социальной стратификации (Д. Локвуд). С точки зрения Э. Дюркгейма, подобные явления возможны в ситуации идеологической, институциональной и экономической нестабильности, вследствие чего снижается уровень "консенсуса ценностей", нарушается общественное согласие относительно принципа справедливого распределения, развивается "деинституционализация" [5].

Нарушения ценностного единства общества находят отражение в особенностях ценностного сознания личности в первую очередь в подростковом и юношеском возрастах как наиболее сензитивных к развитию ценностной сферы.

Культурные, социально-экономические и политические особенности общества в значительной степени определяют процесс социализации подростков и формирования ценностно-морального сознания. Влияние таких институтов социализации, как семья, школа, группы сверстников, опосредуется культурными традициями общества. В сравнительном исследовании особенностей личностного развития подростков США и СССР, проведенном в 1970-е гг., У. Бронфенбреннер обнаружил, что система ценностей американских подростков значительно отличается от системы ценностей, принятой в обществе взрослых, в то время как у советских подростков такого разрыва не наблюдается. Общество сверстников скорее обеспечивает усвоение требований и норм взрослых, чем противоречит им [6].

Однако современное российское общество демонстрирует разрозненность и разобщенность в вопросах ценностей. Г. М. Андреева выделила следующие особенности массового сознания в современном трансформирующемся российском обществе: разрушение прежних устойчивых социально-психологических стереотипов, изменение иерархии ценностей, перестройка образа мира [7]. В силу изменившегося способа общественного производства и образа жизни в массовом сознании произошел отказ от безусловного приоритета коллективистических ценностей, а нередко и их обесценивание в пользу индивидуалистических. Противоречивость состоит в том, что, хотя коллективистические ценности уже перестали быть ведущими, индивидуалистические ценности, противоречащие "коллективистической" природе российского сознания, не были приняты большинством [8].

Более того, нередко идеи свободы и прав человека приобретают искаженное значение и понимаются как вседозволенность, резко падает уровень правосознания и законопослушности личности. Для российского общества индивидуалистические ценности нередко воспринимаются как ценности, исключающие бескорыстную любовь и заботу, проявления альтруизма [9].

Это находит отражение в системе ценностей современных подростков.

Исследования структуры ценностей современных подростков достаточно широко представлены в психологии. Ограничения результатов подобных исследований в том, что подросткам предлагается оценить личную значимость ценностей, задаваемых как эталонные, при этом существует риск "оставить за бортом" другие значимые для этого возраста ценности. Приведем примеры исследований ценностей подростков.

Одним из самых авторитетных подходов к исследованию особенностей ценностной сферы личности в современной психологии является "теория универсального содержания и структуры ценностей", предложенная С. Шварцем и У. Билски

[10]. В рамках предложенного подхода ценности рассматриваются как убеждения или понятия, связанные с внеситуативным желаемым конечным состоянием или поведением человека, выполняющие функции управления выбором или оценкой линии поведения. В концепции С. Шварца в основе любой ценностной ориентации лежат желаемые внеситуативные цели, различающиеся по степени значимости и побуждающие человека к действию. Система таких целей составляет определенный мотивационный тип. На основании философского и культурологического анализа, результатов психологических исследований ценностной сферы личности, литературы автор выделяет 10 типов ценностной ориентации или мотивационных типов, образующих иерархию в зависимости от личностной значимости. С. Шварцем были выделены следующие ценностные ориентации (мотивационные типы):
  • 1 ) власть — главной мотивирующей целью является достижение высокого социального статуса, престижа. Стремление к контролю или доминированию над другими людьми и ресурсами в рамках социальной системы;
  • 2) достижение — стремление достигнуть личного успеха в конкретной деятельности за счет собственной компетентности в соответствии с социальными стандартами и последующим социальным одобрением;
  • 3) гедонизм — в основании данного мотивационного типа лежит чувственная направленность на себя и стремление получить как можно больше удовольствий для себя. Жизнь рассматривается как цепочка наслаждений;
  • 4) стимулирование (полнота жизненных переживаний) — главной целью является наличие новых впечатлений и изменений в жизни. Перемены, частые жизненные выборы обеспечивают необходимое ощущение новизны и возбужденности;
  • 5) саморегуляция (самонаправленность) — данный мотивационный тип предполагает автономность и независимость мыслей и поведения, направленность на создание нового, исследовательский интерес;
  • 6) универсализм — выражает стремление к пониманию и признанию всех других людей, терпимому отношению к ним и заботе об их благополучии. Значимым является не только мир людей, но и мир природы;
  • 7) благосклонность (заботливость) — главной целью является взаимодействие со значимыми для тебя людьми и забота об их благополучии. Контакты осуществляются в первую очередь с теми людьми, с кем человек поддерживает хорошие отношения или находится в постоянном контакте;
  • 8) традиции — мотивационный тип: уважение, принятие, подчинение и поддержка существующих традиций и общих идей в рамках социокультурной и религиозной группы как основа успешного функционирования группы;
  • 9) конформность — главной целью является ограничение действий, импульсов и намерений, причиняющих вред другим или отклоняющихся от социально принятых норм и ожиданий;
  • 10) безопасность — основой данного мотивационного типа является стремление сохранить гармонию и стабильность в обществе, необходимость безопасности человека, семьи и общества.

Выделенные мотивационные типы связаны с определенными формами поведения и, соответственно, находятся друг с другом в динамических отношениях, как противопоставления, так и соответствия. Были выделены две пары противоположных отношений между ценностными ориентациями: ценности сохранения и консерватизма (безопасность, конформность и традиции) противоположны ценностям изменений (саморегуляции и стимулирования); ценности ориентации на других людей и самопреодоления (благосклонность и универсализм) противоположны ценностям ориентации на себя и самовозвышения (гедонизм, достижения и власть).

Исследования, проведенные в ,53 странах, включая Россию, обнаружили феномен консенсуса ценностей, подтверждающий панкультурный универсальный характер развития ценностных ориентаций у разных народов. Наиболее значимыми оказываются благосклонность, саморегуляция, универсализм, далее по значимости следуют безопасность, конформность и достижения. Группу менее значимых мотивационных типов составляют гедонизм, стимулирование, а на последнем месте — традиции и власть. Возрастная специфика иерархии ценностей находит отражение лишь в том, что для юношеского возраста (выборка студентов), по сравнению со зрелым возрастом, ценность достижений оказывается более значимой, чем безопасность и конформность (С. Шварц, Е. П. Белинская, В. С. Собкин).

В исследовании особенностей ценностных ориентаций в подростковом и юношеском возрасте в рамках концепции С. Шварца на материале российских подростков — учащихся московских школ была обнаружена следующая иерархия ценностных ориентаций (от наиболее значимых к наименее значимым): достижения, саморегуляция, благосклонность, безопасность, гедонизм, стимулирование, универсализм, конформность, власть, традиции [11]. Сравнительный анализ ценностных ориентаций подростков и нанкультурного универсального характера развития ценностных ориентаций по Шварцу позволяет увидеть возрастно-психологическую специфику иерархии ценностей подростков. Для российских подростков и юношей наиболее значимой оказалась ценность достижений и социального успеха, далее ценности саморегуляции и благосклонности (заботы о благополучии других), в то время как благосклонность, по данным С. Шварца, оказывается наиболее значимой, а ценность достижений занимает лишь 4-е место в иерархии по результатам исследований, проведенных в 4,5 странах. Следующей по значимости для российских молодых людей оказывается ценность безопасности. Относительно низкое место по значимости в структуре ценностей занимают гедонизм, стимулирование, универсализм, конформность и, наконец, как и в исследованиях С. Шварца, наименее предпочитаемыми оказываются ценности власти и традиций. Таким образом, структура ценностных ориентаций подростковой и юношеской выборок отражает особенности социальных настроений, характерных для современного российского общества, где личный успех зачастую оказывается более значим, чем забота о благе других. Консенсус в отношении ценности саморегуляции, т.е. стремления молодых людей к автономии и независимости в мыслях, поведении, позиции, занимающей ведущее место в иерархии мотивационных типов, связан с решением важнейшей задачи развития этих возрастов — задачи преодоления зависимости и приобретения автономии.

Можно наблюдать определенную динамику изменения ценностных ориентаций от подросткового к юношескому возрасту: есть как сходство, так и различия в структуре ценностных ориентаций. Для обеих возрастных групп наиболее значимым является социальный успех и достижения, а наименее значимым — традиции и власть. Для юношеской группы большее значение имеет ценность саморегуляции: ценности самонаправленности и достижения автономии оказываются почти столь же значимыми, как социальный успех и достижения, а для школьников ценность саморегуляции и автономии занимает более низкую ступень в иерархии ценностей вместе с безопасностью, гедонизмом и стимулированием. Возрастание значимости автономии в юношеском возрасте свидетельствует о том, что личный успех и достижения начинают связываться в сознании юношей и девушек с собственной самостоятельностью, автономией и активностью. Также можно отметить, что с возрастом проявляется большая ориентированность на изменения в противовес ценностям сохранения. Отчасти это можно объяснить недостаточным уровнем развития самостоятельности и компетентности подростков и их тревогой перед социальной нестабильностью и непредсказуемостью мира, что на фоне стремления к новому и перестройки прежней системы отношений сохраняет высокий уровень потребности в безопасности и определенную приверженность консерватизму.

Можно выделить гендерные различия, в которых сочетаются как традиционные маскулинные и фемининные предпочтения ценностей, так и менее ожидаемые. Типичным для женской выборки можно считать большее предпочтение ценностей благосклонности (защита и забота о благополучии людей, с которыми находишься в частых личных контактах). Это обнаруживается в высокой значимости таких инструментальных ценностей, выступающих как характеристики личности (М. Рокич), как помогающий, честный, прощающий, лояльный, ответственный. Ценность безопасности — чувство защищенности, гармонии и стабильности общества, выступающей в высокой значимости защищенности семьи, высокой национальной безопасности, уверенности в социальном порядке, взаимной помощи и значимости людей друг для друга, также вполне предсказуемо оказалась выше у девушек. Интересно, что ценности саморегуляции у девушек оказались более значимы, чем у юношей. Это отражает факт более ранней автономизации личности в подростковом и юношеском возрасте в женской выборке. Возможно, это объясняется более ранним приобретением девушками взрослости в виде внешней и, возможно, интеллектуальной и моральной взрослости (по Д. Б. Эльконину), обусловленной более высокими стандартами и ожиданиями, предъявляемыми обществом к поведению и достижениям девушек. С этим предположением согласуется и большая значимость для девушек ценности стимулирования как стремления к новому, изменениям и переменам в жизни, поиску новых впечатлений. С другой стороны, изменение места женщины в обществе и пересмотр содержания гендерных ролей в пользу более активного участия женщины в производстве и социальной деятельности, изменение семьи как социального института могут рассматриваться как фактор изменения ценностной сферы женщины. Также девушки демонстрируют большую готовность к развитию и изменениям, чем юноши, и приоритетность целей самопреодоления как готовности к заботе и саморазвитию, по сравнению с юношами. Гендерные различия отражают сохранение женской выборкой предпочтения традиционно феминных приоритетов — благосклонности и безопасности наряду с выраженной тенденцией открытости новому опыту саморазвития, т.е. предпочтением саморегуляции и стимулирования.

Таким образом, структура ценностных ориентаций современных российских подростков и юношей отличается выраженной ориентацией на достижения и личный успех при снижении значимости благосклонности (заботы о благополучии других людей и общества). Это расходится с моделью универсальной структуры ценностей, предложенной С. Шварцем [12]. Изменение структуры ценностей отражает сдвиг социальных приоритетов в пользу собственного благополучия и индивидуализма против социального интереса (А. Адлер) и коллективизма. Выявленная тенденция обусловлена также недостаточностью опыта общественно-полезной деятельности и участия в социальных молодежных организациях у современных подростков. Таким образом, мы получили свидетельство того, что особенности социальной ситуации развития современных российских подростков обусловливают иерархию ценностных ориентаций личности.

Возрастные особенности ценностной сферы в подростковом и юношеском возрасте связаны с решением важнейшей задачи развития — преодолением зависимости и формированием автономии личности. Возрастание значимости ценности саморегуляции, мотивации изменения и саморазвития составляет характерную тенденцию развития ценностной сферы при переходе от подросткового к юношескому возрасту. Другая тенденция - усиление ценностных противоречий, где индивидуалистическая направленность на личные достижения вступает в противоречие с коллективистической заботой о социальном благополучии. Разрешение указанного

противоречия связано с развитием форм кооперации и сотрудничества личности с другими людьми в значимых видах деятельности.

В исследовании О. А. Тихомандрицкой было показано, что для современных российских подростков наиболее значимыми являются "общечеловеческие" ценности (свобода, здоровье, любовь, дружба) и ценности, связанные с достижением благополучия и осмысленностью собственного существования (насыщенность жизни, осмысленность существования, успех, профессионализм, целеустремленность и др.). Наименее значимыми оказались духовные ценности, ценности конформности и традиций (духовность, благочестие, религиозность, послушание, умеренность, смирение, традиции и др.), а также ценности "власти" (власть, социальная власть). В целом наиболее значимыми для современных старшеклассников являются ценности изменения личности и общества и индивидуалистические ценности, направленные на достижение личных интересов. Менее значимыми явились, соответственно, ценности "сохранения", направленные на стабильность и неизменность общества, и ценности, выражающие интересы группы, общества (коллективистические ценности). Особенности иерархии ценностей отражают, по мнению автора, как собственно возрастные задачи и новообразования ранней юности — самоопределение, становление мировоззрения, так и особенности современного общества — отсутствие стабильности, направленность на изменения, ориентация на и ндивидуализм [13]. Другим примером изучения особенностей ценностной структуры подростков является исследование В. С. Собкина и Н. И. Кузнецовой [14].

Ценность данного исследования связана с наличием двух замеров, которые проводились в 1991 и 1996 гг. Такая организация исследования позволяет изучить динамику структуры ценностей подростков в разных социокультурных условиях. В 1991 г. к высоко значимым жизненным ценностям подростки отнесли счастливую семейную жизнь (73% испытуемых), достижение материального благополучия (57%) и успешную профессиональную деятельность (49%). К ценностям средней степени значимости — полноценное общение с людьми (34%), развитие своих способностей (25%), воспитание детей (24%). В группе низкозначимых ценностей оказались познание себя (13%), полноценное приобщение к культуре (8%), успешная политическая карьера (3%). Отметим, что для девушек большее значение, чем для юношей, представляют ценности семейной жизни и воспитания детей. Сравнение результатов 1991 и 1996 гг. позволяет выявить динамику изменений представлений о жизненных ценностях: при сохранении общей иерархии ценностей наблюдается снижение частоты выбора многих ценностей. Так, ценность семейной жизни, оставаясь на 1-м месте по частоте выбора, теряет свою значимость с 73% в 1991 г. до 60% в 1996 г., успешная профессиональная деятельность — с 49 до 42%, полноценное общение с людьми — с 34 до 24%, развитие своих способностей — с 25 до 18%. Отметим, что значимость ценности материального благополучия оказывается достаточно стабильной (57% в 1991 г. и 53% в 1996 г.). Наблюдается резкое снижение значения семейной жизни для девушек (с 84% в 1991 г. до 66% в 1996 г.). Таким образом, можно говорить о том, что при сохранении общей иерархии ценностей наблюдается значительное "уплотнение" результатов — подросткам становится сложнее выбрать одну доминирующую ценность.

В рамках кросс-культурных исследований жизненных ценностей было показано, что московские и амстердамские подростки различаются приоритетной ориентацией московских подростков на достижение материального благополучия и семью (домашнее хозяйство и воспитание детей), а голландских подростков — на общение с людьми и выход за рамки внутрисемейного общения [15].

Различными оказались и ценностные оппозиции (противоречия): для московских подростков значимыми оказалось противопоставление ценностей "политическая карьера — приобщение к культуре" ("политика — культура"), для амстердамских — "социальное достижение — приобщение к духовным ценностям" ("социальность — духовность"), что, по мнению авторов, по сути представляется одним и тем же. Основное различие заключается в высокой значимости ценностной оппозиции "ориентация на саморазвитие — забота о другом" для голландских подростков при ее низкой значимости для российских подростков.

В сравнительном российско-финском исследовании, осуществленном сотрудниками кафедры социальной психологии факультета психологии МГУ имени М. В. Ломоносова, было показано, что наиболее значимыми для финских школьников и менее значимыми для российских являются следующие ценности: помощь страждущим, охрана природы, мир на земле, творчество, близкое общение. И, наоборот, более значимыми для московских и менее значимыми для хельсинских школьников оказались ценности активной, интересной и увлекательной жизни; материального благосостояния; социального одобрения, уважения и восхищения [16].

Кросс-культурные исследования позволяют выявить не только особенности иерархии ценностей, связанные со спецификой культурных условий, но и общие тенденции развития ценностей, связанные с закономерностями социального развития. Сравнительное исследование Р. Ингельхарта, проведенное им в 1970 и в 1989 гг. в шести европейских странах — Англии, Франции, Германии (ФРГ), Италии, Бельгии, Нидерландах и США, выявило сдвиг приоритетов от материалистических ценностей (физическая и экономическая безопасность, материальное благосостояние) в сторону предпочтения постматериалистических ценностей (самореализация, качество жизни и т.д.). Изменение приоритетов ценностей связывалось автором с ростом благосостояния и объективной экономической безопасностью во всех изучаемых странах.

Немалый интерес представляют данные о зависимости содержания системы ценностей подростков от уровня познавательного развития, в частности, показателей формального интеллекта. Подростки с высоким уровнем формального интеллекта выбирают ценности, ориентированные на долгосрочную перспективу, а также "вечные" ценности, оперирующие теоретическими конструктами, например справедливость, альтруизм. Подростки с низкими показателями формального интеллекта более ориентированы па ценности гедонистического характера, с очевидным общественным одобрением и быстрым вознаграждением [17].

Ценностные ориентации подростков находят отражение в идеалах, объективирующих эталоны и образцы для саморазвития и выступающих "идеальной формой" развития в данном возрасте, и в мировоззрении, обобщающем картину мира подростка в пристрастной оценочной форме, определяющем место и отношения человека с обществом и природой, предназначение и смысл бытия.

Идеалы в подростковом и юношеском возрасте играют большую роль в развитии самосознания и идентичности личности. Появление идеалов в подростковом возрасте связано с актуализацией проблемы самоопределения, развитием саморефлексии и формированием Я-концепции. Познание себя, своих способностей и возможностей происходит через сопоставление себя с другими. Этим "другим" чаще всего выступают сверстники. Однако и для адекватной самооценки, и для определения задач саморазвития и самовоспитания подросток нуждается в сравнении с образцом, воплощающим желаемые способности и личностные черты, функции которого и выполняет идеал. Часто идеалы подростков — это взрослые люди, равнение па которых позволяет подростку приблизиться к новому желаемому статусу взрослости и реализовать чувство взрослости, о котором писал Д. Б. Эльконин. Идеалом может выступать как конкретный человек или персонаж, так и система обобщенных качеств. Л. И. Божович писала о том, что идеал воплощает определенную систему требований подростка к себе, что оказывает влияние на его отношение к внешним требованиям. Соответствие внешних требований внутреннему идеалу способствует их соблюдению, расхождение требований и идеала снижает готовность подростка выполнять социальные требования [18]. Можно говорить о смыслообразующем характере идеала для подростка, определяющем вектор его развития, деятельность и поведение [19].

Содержание идеалов подростка зависит от исторических социокультурных условий развития. На макроуровне каждая эпоха, ее время и среда определяет свой идеальный образ человека, выделяя наиболее значимые черты [20]. На микроуровне особенности взаимоотношений со сверстниками, взрослыми, родителями способствуют формированию идеалов. Содержательно идеальный образ человека для подростка включает в себя характеристики внешности, личностные черты, особенности моделей поведения. Идеальный образ человека может обладать разной степенью дифференцированности: одни характеристики могут быть очень четкими, иногда гипертрофированно выпуклыми, другие — расплывчатыми и колеблющимися. С учетом значимости интимно-личностного общения со сверстниками как ведущего типа деятельности в подростковом возрасте характеристики идеального образа, связанные с коммуникацией со сверстниками, приобретают особо важный характер.

Изменения, происходящие в обществе, приводят к изменению идеалов — на смену одним героям (революционерам, полководцам, путешественникам, первооткрывателям и т.д.) приходят другие (киноактеры, поп-звезды, топ-модели и т.д.) [21]. Например, в 12—13 лет идеалом для подростков в 38% случаев являются зарубежные актеры и киногерои зарубежных фильмов и телесериалов, несколько реже, в 26% случаев, — для старших подростков. Отметим, что образ знаменитых людей прошлого является идеалом современных подростков крайне редко — лишь в 6% случаев [22]. Интересным представляется трансформация образа идеального образа мужчины для молодых людей за последние 20 лет: от образцов ярко выраженной маскулинности (А. Шваценеггер, С. Сталлоне и другие герои боевиков) к образцам, обладающим выраженной феминностью (Шайа Лабаф). Конкретное содержание идеалов связано с многими факторами: социальным окружением, уровнем образования, образования и социоэкономического уровня родителей подростка, особенностями потребностной сферы подростка, его интеллектуальными способностями и т.д. Достаточно часто идеалы подростков, так или иначе, оказываются связаны с фигурами родителей.

Многие авторы выражают опасение в связи с интенсивной примитивизацией идеалов современных подростков, ориентировкой па агрессивность, цинизм и прагматизм в противовес романтическому содержанию [23].

В исследовании Б. В. Кайгородова показано, как в возрасте от 10 11 к 14—15 годам происходит трансформация идеала: переход от идеала — конкретного человека или героя к идеалу — обобщенному образу [24]. С возрастом происходит изменение структуры идеала подростков. Первоначально идеал представлен в виде эмоционально окрашенного образа, выступает как пример для подражания, некоторый эталон для оценки других и самого себя. Здесь содержание идеала носит конкретный характер, часто связанный с определенным героем. Важно, что идеал может выполнять функцию приобщения себя к другим людям или социальным группам. В дальнейшем идеал становится регулятором поведения, позволяет оцепить мотивы деятельности, включаясь в устойчивую систему ценностей, интересов, установок личности. Затем идеал выступает интегрирующей основой жизненных отношений личности, ее общим смыслообразующим устремлением. На данной стадии преобладают идеалы обобщенного и конкретизированного типа (Б. В. Кайгородов, О. В. Романова).

Мировоззрение является ядром индивидуального образа мира, важным компонентом личности человека. Мировоззрение представляет собой систему структурированных представлений об окружающем мире, обществе и человеке, а также о закономерностях их сосуществования, где образ окружающего мира связан с внутренним миром человека, его самосознанием, самооценкой и образом "Я". Можно говорить о тесной связи мировоззрения и системы ценностей человека, формирования идеалов, жизненных приоритетов. Важно, что мировоззрение каждого последующего поколения обогащается опытом предыдущих поколений, а также учитывает конкретные общественно-исторические и социально-экономические реалии.

Формирование мировоззрения связано с наличием способности к рефлексии, формальной логике, критическому осмыслению действительности, понятийному мышлению. Это предопределяет позднее появление мировоззрения — в подростковом и юношеском возрасте. Развитие самосознания как одного из центральных новообразований подросткового возраста приводит к ревизии прошлых, зачастую мифологических, детских представлений о мире, воспринятых и усвоенных ранее без должного осознания и критичности.

Интересна модель процесса формирования мировоззрения, представленная в рамках концепции базисных убеждений С. Эпштейна и Р. Янофф-Бульман (1992). Авторы считают, что в ходе развития человека постепенно и по большей части без должного осознания складывается имплицитная система представлений о мире. Эта имплицитная система представлений о мире включает теорию собственного "Я" и теорию окружающего мира, а также представления об отношениях между "Я" и миром. Содержание имплицитной теории реальности определяется пятью базисными убеждениями, представляющими собой когнитивно-эмоциональные иерархически организованные представления и отвечающими основным потребностям человека. Базисные убеждения влияют не только на восприятие и интерпретацию подростком событий окружающего мира, но и являются основой сознательного формирования мировоззрения, целеполагания и принятия решений, осуществления личностных выборов и построения взаимоотношений, приобретая тем самым ключевое значение в развитии личности.

Можно представить позитивные полюса базисных убеждений, наличие которых определяет содержание мировоззрения человека:

  • 1) убеждение в доброжелательности, дружелюбии людей и безопасности окружающего мира. Идея о том, что человек по своей природе добр и в мире больше добра, чем зла; людям можно доверять;
  • 2) убеждение в справедливости окружающего мира, в том, что устройство мира воздает каждому по заслугам — хорошие и плохие события распределяются между людьми по принципу справедливости, награждая достойных и наказывая тех, кто это заслуживает своим поведением;
  • 3) убеждение в собственной значимости, самоценности, происходящее из уверенности в том, что человек достоин уважения и доброго отношения. Характеризуется позитивным самовосприятием и образом "Я" — преобладанием достоинств над недостатками и уверенностью человека в том, что окружающие уважают его и высоко оценивают;
  • 4) убеждение в возможности удачи у благоприятного поворота дел: люди с позитивным мировосприятием чаще, чем другие, считают, что им в жизни сопутствует везение, благосклонность удачи и судьбы, им свойственен оптимизм и чужда позиция жертвы;
  • 5) убеждение в том, что человек — творец своей жизни, что мир упорядочен и подчиняется определенным законам и в силу этого доступен контролю, что человек способен ставить цели и добиваться их достижения, контролировать происходящие с ним события, предотвращать неприятности и несчастья. Случайные события, хотя и возможны, но не играют решающей роли и не определяют жизненного пути человека.

Образ мира как целостное представление о действительности, природе и обществе и месте человека в нем в подростковом возрасте включает базовые компоненты — образ "Я", образ значимых Других, представления о семье, субъективную картину жизненного пути. Развитие образа мира в подростковом возрасте происходит в направлении большей содержательности и реалистичности, образ "Я" становится более содержательным и дифференцированным, расширяется субъективная жизненная перспектива за счет включения помимо личных, социальных планов и перспектив

[25].

В исследовании И. Буровихиной было обнаружено, что универсальной особенностью представлений о мире современных российских подростков является четкое выделение негативных сторон, устойчивого образа "зла", и позитивных сторон, составляющих "счастье". В ходе возрастного развития представления о мире и семье у подростков становятся более четкими, структурированными и содержательными. Выявлены возрастные особенности картины мира: для младших подростков — это прежде всего семья, в которой отношения определяются взаимной заботой и уважением, а для старших сверстников — дальние жизненные перспективы достижения социальной и личностной зрелости. В восприятии старших подростков, напротив, семья деидеализируется и связывается с отношениями давления, принуждения, зависимости и сплоченности, привязанности между родными людьми. Этот объясняется тем, что задача автономии и сепарации от родителей еще не стала актуальной задачей развития для младших подростков. Учение и общественно-полезная деятельность являются наиболее интересной и значимой деятельностью для младших подростков, а для старшеклассников — самопознание и формирование самостоятельной мировоззренческой позиции [26].

Развитие системы ценностей, идеалов и мировоззрения составляет необходимую предпосылку формирования гражданской идентичности личности. Формирование гражданской идентичности в подростковом возрасте представляет собой форму личностного самоопределения на основе развития самосознания. Концепция федеральных государственных образовательных стандартов общего образования второго поколения выделяет формирование гражданской идентичности как ключевую задачу современной образовательной системы [27]. Гражданская идентичность рассматривается как базовая предпосылка развития государственности и гражданского общества. Гражданская идентичность представляет собой осознание личностью своей принадлежности к сообществу граждан определенного государства на общекультурной основе, имеющей определенный личностный смысл [28]. Структура гражданской идентичности включает четыре основных компонента: когнитивный, ценностный, эмоциональной и деятельностный. Когнитивный компонент выступает как знание о принадлежности к данной социальной общности: наличие историко-географического образа о территориях и границах России, истории развития страны; представление о своей этнической принадлежности, освоение национальных ценностей, традиций, культуры, знание о народах и этнических группах России; освоение общекультурного наследия России и общемирового культурного наследия; сформированное™ социально-критического мышления и способности к ориентации в социальных взаимоотношениях, ориентация в системе моральных норм и ценностей, экологическое сознание и признание высокой ценности жизни во всех ее формах; представление об социально-политическом устройстве государства; знание Конституции России. Ценностный компонент определяет значимость и модальность (позитивное или негативное отношение) осознания личностью принадлежности к социальной общности. Эмоциональный компонент связан с принятием или непринятием гражданской общности в качестве группы членства, переживанием этого факта. Ценностный и эмоциональный аспекты проявляются в любви к Родине, чувстве гордости за страну, гражданском патриотизме; уважении к истории страны, ее культурным и историческим памятникам; эмоционально-позитивном принятии своей этнической идентичности; в уважении и принятии других народов Родины и мира; в готовности к равноправному сотрудничеству; в уважении чести и достоинства личности; доброжелательном отношении к окружающим; уважении ценностей семьи; в любви к природе, оптимизме в восприятии мира, в признании ценности своего здоровья и здоровья окружающих; сформированность потребности в самовыражении и самореализации, социальном признании; сформированность позитивной моральной самооценки и моральных чувств. Деятельностный компонент связан с выражением гражданской идентичности в форме участия в общественно-политической жизни страны, реализации гражданской позиции в деятельности и поведении. Это находит отражение в участии подростков и юношей в системе школьного самоуправления в пределах возрастных компетенций, в реализации норм, требований и возможностей школьной жизни с позиции ученика; умении вести диалог на основе равноправных отношений и взаимоуважения; в выполнении моральных норм в отношениях; участии в общественной жизни и общественно-полезной деятельности; в умении строить жизненные планы с учетом конкретных социально-исторических, политических и экономических условий.

  • [1] Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис
  • [2] Бронфенбренпер У. Два мира детства: дети в США и в СССР. М.: Прогресс, 1976
  • [3] Бахтин М. М. К философии поступка // Философия и социология науки и техники.

    Ежегодник. 1984 1985 / под ред. И. Т. Фролова. М.: Наука, 1986

  • [4] Буякас Т. М., Зевина О. Г. Опыт утверждения общечеловеческих ценностей — культурных символов — в индивидуальном сознании // Вопросы психологии. 1997. № 5. С. 44—56
  • [5] Kloep М., Hendry L. В. In three years we'll be just like Sweden! — Anomie, Albania and university students // Young. 1997. Vol. 5. P. 2—19
  • [6] Бронфенбреннер У. Два мира детства: дети в США и СССР
  • [7] Андреева Г. М. Психология социального познания. М.: Аспект Пресс, 2002
  • [8] Абульхапова К. А. Российский менталитет: кросс-культурный и типологический подходы // Российский менталитет. Вопросы психологической теории и практики / под ред. К. А. Абульхановой, А. В. Брушлннского, М. И. Воловиковой. М.: Изд-во Института психологии РАН, 1997. С. 7—37 ; Ольшанский Д. В. Психология масс. СПб.: Питер, 2002
  • [9] Николаева О. П. Правовая и моральная зрелость личности // Субъект и социальная компетентность личности : сборник статей / под ред. А. В. Брушлннского. М., 1995. С. 109— 137 ; Атавидзе Т. Л., Антонюк Е. В., Гозман Л. Я. Социальные изменения: восприятие и переживание // Социальная психология в современном мире: учеб, пособие для вузов / под ред. Г. М. Андреевой, А. И. Донцова. М.: Аспект Пресс, 2002. С. 302—323 ; Голытик Е. О. Социальные представления о справедливости как составляющая правосознания : дис.... канд. психол. наук. М, 2004
  • [10] Schwartz S. Н., Bilsky W. Toward a theory of the universal content and structure of values:

    Extensions and cross-cultural replications //Journal of personality and social psychology. 1990.

    Vol. 58. P. 878-891

  • [11] Молчанов С. В. Особенности ценностных ориентаций личности в подростковом и юношеском возрасте // Психологическая наука и образование. 2005. № 3. С. 16—25
  • [12] Schwartz S. Н., Bardi A. Value hierarchies across cultures // Journal of Cross Cultural Psychology. 2001. Vol. 32. № 2. P. 268-290
  • [13] Тихомандрицкая О. А. Ценности и самоотношение на этапе юношеской социализации : дис.... канд. психол. наук. М., 2000
  • [14] Собкин В. С., Кузнецова Н. И. Российский подросток 90-х: движение в зону риска. М. : ЮНЕСКО. 1998
  • [15] Собкин В. С., Писарский П. С. Ценностные ориентации старшеклассников начала 90-х. Кросс-культурное сопоставление // Ценностно-нормативные ориентации современного старшеклассника : сборник статей // Труды по социологии образования. М.. 1993. Т. 1. Вып. 2. С. 6-64
  • [16] Андреева Г. М, Дубовская Е. М., Хелкама К.. Стефаненко Т. Г., Тихомандрицкая О. А. Уровень социальной стабильности и особенности социализации в старшем школьном возрасте // Андреева Г. М. Социальное познание: проблемы и перспективы. Избранные психологические труды. М. : Изд-во МПСИ : Воронеж : МОД ЭК. 1999. С. 384—394 ; Тихомандрицкая О. А. Ценности и самоотношение на этапе юношеской социализации : дне.... канд. психол. наук
  • [17] Райс Ф., Долджин К. Психология подросткового и юношеского возраста
  • [18] Божович Л. И. Проблемы развития мотивационной сферы ребенка // Изучение мотивации поведения детей и подростков / под ред. Л. И. Божович, Л. В. Благонадежной. М. : Педагогика, 1972. С. 22—29
  • [19] Кашородов Б. В. Психологические основы развития самопонимания в юношеском возрасте : дис.... д-ра психол. наук. Астрахань, 1999
  • [20] Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер. 2000
  • [21] Психология подростка. Полное руководство / под ред. А. А. Реана
  • [22] Романова О. В. Влияние идеала на развитие самопонимания в подростковом возрасте: дис.... канд. психол. наук. Астрахань. 2002
  • [23] Поливанова К. Н. Психологическое содержание подросткового возраста // Вопросы психологии. 1996. № 1. С. 20—33 ; Фельдштейн Д. И. Психология развития личности в онтогенезе. М.: Международная педагогическая академия. 1994 ; Кривцова С. В. Учитель и проблемы дисциплины. Тренинг навыков обращения с агрессией в классе. М.: Генезис, 1997
  • [24] Кайгородов Б. В. Психологические основы развития самопонимания в юношеском возрасте : дис.... д-ра психол. наук
  • [25] Буровихина И. А. Субъективная картина жизненного пути современных подростков //

    Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. 2011. № 4. С. 148—160

  • [26] Буровилина И. А. Субъективная картина жизненного пути современных подростков. С. 148-160
  • [27] Формирование универсальных учебных действий в основной школе: от действия к мысли. Система заданий : пособие для учителя / под ред. А. Г. Асмолова. М.: Просвещение. 2010
  • [28] Асмолов А. Г. Психология личности: культурно-историческое понимание развития человека
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >