Русская православная церковь и исполнительная власть

Взаимоотношения Русской православной церкви со светской властью в патриарший и синодальный периоды

В преамбуле Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" подчеркивается особая роль православия в истории России, становлении и развитии ее духовности и культуры. Русская православная церковь (РПЦ) представляет собой особый тип религиозного объединения. Ныне действующая церковная организация объединяет десятки миллионов приверженцев, она непосредственно связана со становлением и развитием государственности и общественного самосознания русского народа. Статус РПЦ несовместим с ее непосредственным участием в государственном управлении, однако духовный авторитет Церкви содействует начинаниям исполнительной власти, укрепляя тем самым устои российской государственности.

Независимость РПЦ связывается с фактом предоставления в 1589 г. Константинопольским патриархатом автокефалии Русской церкви[1]. С точки зрения канонического права автокефалия означает независимость, самоуправление православных церквей – Болгарской, Сербской, Русской, Элладской, Румынской, Албанской и др. Учреждение патриаршества в Русской церкви относится к 1589 г. Первый Патриарх Московский и всея Руси Иов был поставлен при участии Вселенского Патриарха Иеремии 11 во время царствования Федора Иоанновича. Механизм взаимоотношений РПЦ и государственной власти подвергался неоднократным изменениям как в патриарший (1589–1721), так и в синодальный (1721–1918) периоды.

Богоборчество в постреволюционную эпоху

Захват власти в России большевиками и последующие десятилетия характеризуются активным богоборчеством во всех его проявлениях: от осквернения святынь Русской православной церкви до физического уничтожения ее иерархов. Советская власть рассматривала и сугубо церковные проблемы, непосредственно затрагивающие статус высших органов управления РПЦ. В 1925– 1943 гг. советские власти препятствовали избранию высшего иерарха Русской православной церкви. В это же время заметно усилились и иные проявления религиозной нетерпимости, выразившиеся в ужесточении репрессивной, антицерковной политики государственного атеизма. Государственный режим стремился разрушить вековые устои духовности, основанной на традициях православного миросозерцания. Этот период ознаменован начавшимся в 1928 г. и продолжавшимся вплоть до Великой Отечественной войны массовым закрытием церквей: из имевшихся в 1928 г. более 30 тыс. приходов (две трети от довоенного количества) в ведении РПЦ к 1941 г. осталось 4,5 тыс.[2]

Взаимоотношения Русской православной церкви со светской властью в советский период

Период после Великой Отечественной войны и примерно до 1958 г. характеризовался упрочением взаимоотношений государственных властей и РПЦ, чему во многом содействовала роль Церкви в подъеме патриотического движения в годы войны. Исполнительная власть не препятствовала открытию новых приходов на освобожденных территориях, особенно в Белоруссии и на Украине: в 1946 г. юрисдикция РПЦ распространялась на 10 544, а к 1949 г. – уже на 14 477 приходов; были возобновлены богослужения в Троице-Сергиевой лавре; открылись Московская и Ленинградская духовные академии. Однако в 1958–1964 гг. вновь возобновились санкционированные партийно-государственным руководством прежние методы антирелигиозной политики. Архиерейский собор РПЦ 18 июля 1961 г. был вынужден под давлением государственных властей устранить священнослужителей от участия в приходском собрании и приходском совете, запретив им заниматься хозяйственными делами религиозных общин. Этот период характеризовался закрытием и уничтожением многих церквей на всей территории СССР. В Московской епархии в то время было закрыто более половины храмов; из 285 приходов, существовавших в Днепропетровской и Запорожской епархиях, осталось лишь 49; число монастырей, находившихся в введении РПЦ, сократилось с 47 до 16[3]. Массовое закрытие религиозных общин, в том числе и православных церквей, было прекращено после освобождения от должности в октябре 1964 г. председателя Совета Министров СССР Н. С. Хрущева. Но все же православные приходы продолжали закрываться, их число в 1981 г. сократилось до 7007.

  • [1] Собор русских епископов, созванный великим князем Василием II, еще 15 декабря 1448 г. провозгласил автокефалию Русской церкви и поставил рязанского епископа Иону в митрополиты всея Руси. Его предполагавшееся благословение от возможного православного константинопольского патриарха потеряло свою актуальность с падением Константинополя в 1453 г.
  • [2] См.: Цыпин В. А. История Русской православной церкви 1917– 1990-х годов. М., 1991. С. 92,108.
  • [3] Цыпин В. Л. Указ. соч. С. 160.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >