Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Документоведение arrow Академическое письмо: процесс, продукт и практика

КОНЦЕПЦИИ И МОДЕЛИ ПИСЬМА

В первой части учебника мы очертим круг понятий, связанных с академическим письмом, разберемся с тем, чем научный текст отличается от художественного или публицистического, и рассмотрим ключевые принципы, по которым должно строиться обучение академическому письму.

Затем мы ознакомимся с тем, как строится академический текст, узнаем, чем эссе отличается от реферата, и рассмотрим универсальную модель, которая поможет нам не только видеть, по и строить академический текст как целостную систему.

И наконец, мы обратимся к тому, как оценивается академический текст, и познакомимся с трехмерной моделью грамотности австралийского ученого Билла Грина. Все эти понятия, принципы и модели позволят нам не только работать с практическими заданиями следующих трех частей учебника, но и анализировать ошибки и обсуждать наши действия.

НАУЧНЫЙ ТЕКСТ И АКАДЕМИЧЕСКОЕ ПИСЬМО

Культура, структура и литература: границы научного и ненаучного

В разных странах существуют разные традиции письма, негласные и гласные правила, предпочтения и модели. Так, например, арабы любят повторять мысль в тексте снова и снова в различных интерпретациях, японцы предпочитают не формулировать свою мысль открыто, а намекать па нее с разных сторон, пока читатель сам не догадается, а англичане считают, что мысль нужно выразить прямо и сразу, а затем развивать ее текстом. Все эти традиции имеют право на существование — по крайней мере, до тех пор, пока не возникает необходимость взаимопонимания между представителями разных культур.

Мы, носители русского языка, часто пишем многословно и эмоционально, особенно в гуманитарной и социально-политической сфере. Мы склонны к рассуждениям и отступлениям, метафорам и обобщениям. Даже в сугубо научных публикациях можно встретить элементы такого письма, которые придают им публицистический оттенок.

Стремление быть объективным и удержаться в рамках научной традиции нередко приводит к другой крайности, когда текст пишется сухим, нарочито научным или формальным языком. К сожалению, такая манера сама по себе не делает текст ни менее многословным, ни более организованным, ни более понятным читателю.

Разумеется, в России есть и блестящие научные работы, и остроумные ученые. Есть книги, статьи и учебники, которые легко и интересно читать, несмотря на сложность предмета обсуждения. Как правило, этих авторов никто специально не учил писать такие тексты, и принято считать, что они как-то сами научились, или у них изначально был "врожденный талант" к изложению мысли ясным и убедительным языком.

Однако если мы присмотримся к научному тексту повнимательнее, то поймем, что далеко не только язык и стилистика определяют его качество. Книга может быть написана прекрасным языком, но если читателю понадобится как можно скорее найти в ней нужную информацию (а именно но такому принципу принято работать с научной литературой), то сделать это может оказаться не так просто. Тут-то и выясняется, что главным достоинством книги, текста или статьи является ее хорошая организация,

четкая структура и краткость (точнее, отсутствие лишних слов и лишних мыслей).

Можно ли научиться писать текст так, чтобы он был не только ясен и понятен, но и удобен читателю? Можно и нужно, и в этом нам может помочь теория и практика академического письма, выработанная западными специалистами, причем в первую очередь, англоговорящими (точнее, "англопишущими"). Почему так?

Во-первых, потому что это наиболее четко организованная и хорошо разработанная система с почти полувековым опытом применения, а во-вторых, потому что по этой системе осуществляется вся международная коммуникация в науке и образовании. Принципами этой системы руководствуются и редакторы ведущих международных научных журналов, поэтому знать их необходимо каждому специалисту, а начинать овладевать ими следует как можно раньше. Поэтому вместо того, чтобы "изобретать велосипед" или искать "свой особенный путь" там, где тысячи исследователей и преподавателей уже проложили дороги, удобнее просто изучить правила движения и пойти тем же путем.

Говоря об "англопишущем" мире, следует особо подчеркнуть, что далеко не все разработчики учебников по академическому письму на английском языке являются англичанами, американцами, австралийцами или иными "коренными" носителями этого языка. Язык международного общения для того и существует, чтобы на нем можно было общаться без границ и ограничений, без переводчиков и "пересказчиков", поэтому и учебники пишутся представителями разных стран па английском. Тем не менее, ключевые роли в развитии научно-методической базы, организации программ академического письма и его системы принадлежит ученым из англоговорящих стран.

С другой стороны, мы, граждане России (кстати, далеко не все из нас являются этническими русскими), говорим и пишем на русском языке, и было бы по меньшей мере глупо обучаться академическому письму на английском, когда живешь и работаешь в своей родной стране. К тому же в этом нет необходимости, поскольку дисциплинарная область академического письма практически заканчивается там, где начинаются особенности национального языка. Грамматика, морфология и специфические правила употребления слов относятся к другой дисциплине, которая носит название "культура речи".

Различие между этими дисциплинами принципиально важно понять сразу, поскольку академическое письмо для нашего образования — дисциплина совершенно новая, хотя ее проблематика для нас и не нова. Структура, логика и содержание научного текста всегда были важны, но занимались этими вопросами самые разные специалисты — лингвисты, семиологи, социопсихологи, специалисты по информационным технологиям, специалисты по русскому языку как родному и как иностранному, а также профессора различных дисциплин. Курсов же и учебных программ академического письма у нас практически не было, поэтому научным текстом приходилось заниматься преподавателям русского языка и культуры речи. Разумеется, академическое письмо и культура научной речи — смежные

дисциплины, но они не должны подменять друг друга. Мы же не сомневаемся в том, что кардиолог, например, не должен подменять отоларинголога, хотя тот и другой — доктора.

Границу между академическим письмом и культурой речи нагляднее всего выражает греческий корень "мета" ("выше, сверх"): в центре внимания академического письма находятся металингвистические (или метаязыковые) умения и навыки. Неважно, на каком языке вы думаете, когда генерируете идеи и организуете их последовательность, когда отбираете наиболее убедительные аргументы, а к ним — соответствующую фактическую поддержку.

Даже когда в фокусе академического письма оказываются конкретные слова и предложения (а как же без них?), то и здесь интересы будут иными. Так, нас будет интересовать не то, как пишутся или употребляются слова "также", "во-вторых" или "вследствие", а какое из этих слов наиболее точно и логично свяжет идеи в данном тексте или абзаце; нас будет интересовать не занятая до или после причастного оборота, а логика употребления этого оборота, т.е. где его лучше расположить, не перенести ли в другое предложение, не переделать ли в независимое предложение или вообще удалить. Все будет зависеть от информации, заключенной в словах, а не от сочетания слов.

Культура речи важная и нужная дисциплина, задача которой состоит в сохранении норм и правил литературного (в данном случае — установленного в качестве стандарта) языка, в том числе и научного. В сохранении традиции взгляд исследователя обращен к уже сложившимся в прошлом правилам и деталям. Деталей в языке так много, что охватить их в рамках школьной и даже университетской программы не всегда удается, поэтому существуют многочисленные словари и справочники для филологов, журналистов и редакторов. Даже очень грамотный специалист, сдав рукопись в издательство, получит ее обратно для согласования с массой мелких поправок (например, не "трижды", а "троекратно", не "в этой связи", а "в связи с этим") и будет соглашаться с редактором по всем подобным мелочам, за исключением тех, которые исказят его идею.

Здесь-то и начинается зона академического письма. Редактор читает текст отнюдь в качестве корректора, и между автором и редактором, так же как между студентом и научным руководителем или между соавторами статьи, могут возникать дискуссии, направленные на выяснение истинного смысла написанного и наилучшего способа его выражения. Это свидетельствует о том, что и редактору, и автору необходимо владеть методологией академического письма, чтобы лучше понимать друг друга. Дискуссия, как мы скоро убедимся, является основой научной коммуникации, и именно на ней держится методология письма.

К сожалению, метаязыковым умениям письма, технологиям построения текста и правилам международной риторики нас обычно не учат ни в школе, ни в университете, но при этом хотят, чтобы мы ими владели. Металингвистические умения, в отличие от лингвистических, нужны представителям всех специальностей, и, к счастью, набор методов и технологий академического письма вполне обозрим в рамках одного (но не единственного) учебника. Попытки написать именно такой учебник, конечно, предпринимались, однако основная специальность русский язык и культура речи обычно берет верх и уносит автора в родную стихию языка и стилистики. Пожалуй, наиболее методологически близким к западным учебникам академического письма в России до сих пор остается учебное пособие новосибирского профессора Н. И. Колесниковой "От конспекта к диссертации" [1], которое уже снискало заслуженную славу среди российских студентов и специалистов. Интересно, что сама Наталия Ивановна является специалистом по русскому языку как иностранному и писала свой учебник, не будучи близко знакомой с англоязычной литературой по академическому письму. Такая способность ученого мыслить независимо многое говорит о силе познания, о которой речь пойдет ниже (Глава 3). Будем надеяться, что хороших учебников по академическому письму скоро станет больше.

Как бы ни был хорош учебник, овладеть этими технологиями в совершенстве можно только путем длительной практики, потому что каждый текст — это новые идеи, новые цели и новые испытания. И, разумеется, новый поиск нужного, точного, убедительного слова — единственно верного.

Разумеется, поиском "единственно верного" слова занимаются авторы не только научных, но и художественных, и публицистических текстов, поэтому прямо здесь, в самом начале учебника, нам следует провести еще одну важную границу — между текстом научным (в том числе и академическим в качестве учебного научного) и текстом художественным или публицистическим. Сделать это нам помогут три ключевых вопроса: что, кому и зачем пишется в этих текстах, т.е. содержание, адресат и цель письма.

Сравним эти характеристики сначала в художественном и научном текстах.

Во-первых, содержание художественного текста не подлежит проверке фактами, в его основу положены вымысел и субъективные переживания, оно не требует доказательства и не вносит вклад в развитие какой-либо науки. Идеи автора могут быть любыми, даже абсурдными или эпатажными — отсюда эмоциональность, языковая цветистость, изысканность или, напротив, грубость и напористость текста.

Во-вторых, художественный текст пишется для избранного читателя (точнее, избирающего). Кому-то нравятся остросюжетные детективы, кому-то — романтические приключения, а кому-то — философские размышления. Заставлять нас читать художественную литературу, которая нам не нравится, бессмысленно и бесполезно, поскольку читаем мы ее для души и по собственному выбору, а выбор определяется сегодняшним настроением, жизненным опытом и множеством других индивидуальных факторов. Более того, мы можем бросить книгу на середине или, наоборот, перечитывать ее не один раз. Важно, что художественный текст читается целиком, слово за словом, и заглядывать в конец, чтобы узнать, чем все

закончилось, означает испортить удовольствие от чтения. Таким образом, художественная литература, такая разная и необъятная, пишется с целью удовлетворения эстетических потребностей каждого из нас в разные моменты жизни.

В отличие от художественного, научный текст не читают "для души", целиком или по своему предпочтению. Его содержание точно и предельно информативно, там нет места лишним словам, эмоциям, отступлениям от темы, идеологическим или религиозным убеждениям. В нем все подчинено тому, чтобы читатель быстро нашел необходимые сведения и убедился в их подлинности и объективности, а читатель — это специалист, которому эти сведения нужны для работы, а не для удовольствия.

Целью научного текста является предоставление этих сведений. Соответственно, чем меньше времени потратит читатель на поиск нужной информации, тем лучше научный текст. Для этого и существуют законы построения академического текста. Если в толстой книге читатель не найдет за три минуты то, что ему нужно (а разным специалистам в этой книге будут нужны разные сведения), он или возьмет другую книгу, или будет вынужден потратить лишнее драгоценное время. Вспомните, как вы искали ответ на интересующий вас конкретный вопрос в ворохе неизвестных вам источников, и вы поймете, как не нужно писать.

Здесь кроется различие между англоязычными и российскими научными текстами. В научной библиотеке с открытым доступом к упорядоченным по дисциплинам англоязычным книгам достаточно не более получаса, чтобы подобрать список литературы в два десятка источников по любой теме, причем с указанием конкретных страниц, на которых располагается нужная информация. Скажу больше: таким образом можно подобрать библиографию к незнакомой теме по чужой специальности, и мне самой доводилось это делать в библиотеке "Шанинки" (МВШСЭН). К сожалению, сделать то же самое с русскоязычными источниками невозможно: придется потратить не один день.

Вывод, который отсюда следует, вовсе не означает, что, владея английским языком, вы напишете исследовательскую работу быстрее и лучше. Вовсе нет. Вы, возможно, напишете реферат (о чем речь пойдет ниже), но не самостоятельную исследовательскую работу, которая будет интересна читателю. А читателю интересна не библиография и не ссылки, а ваши собственные идеи, и читать ваш текст целиком он, вероятнее всего, не будет. Он просто сразу посмотрит туда, где вы эти идеи изложили. Изложить же вы их должны именно там, где он их будет искать, и тогда цель научной коммуникации, а с ней и научного (на первых порах академического) письма будет достигнута.

Таким образом, академическое письмо имеет целью научить вас выражать и обосновывать свои собственные идеи посредством краткого, убедительного и удобно организованного научного текста. Если вы научитесь писать именно гак, то при желании сможете опубликовать свой текст в зарубежном научном журнале, поскольку перевести его на английский язык будет делом техники.

Прежде чем дальше обсуждать характеристики академического письма, следует отделить его от еще одного вида письма — публицистики. Публицистический текст, как видно из его названия, предназначен для публики, т.к. он в значительно большей мере ориентирован на массового читателя, чем текст художественный. Кроме того, публицистический текст обычно содержит не вымысел, а факты, он посвящен насущным социальным, политическим или культурным проблемам и выражает личную позицию автора по отношению к этим проблемам. Все это, на первый взгляд, роднит публицистический текст с научным, но это только на первый взгляд.

На самом деле именно в публицистике таится опасность для тех, кто пишет научные тексты в социальных дисциплинах. Публицистический текст предназначен не для лично или профессионально заинтересованного, а массового читателя. Его цель — заострить проблему и привлечь к ней общественное внимание. Но каким способом? Ориентируясь на широкого читателя, а не на специалистов, публицистический текст выражает позицию автора в достаточно эмоциональных выражениях, а фактическая информация отбирается автором произвольно, с целью эту позицию поддержать. Публицистика — это не научный, а журналистский текст. Профессия журналиста имеет свою специфику, но эта специфика роднит ее с художественной литературой.

Главной характеристикой публицистики является ее политизированный или идеологизированный характер. Такие тексты всегда выражают позицию не столько лично автора, сколько определенной группы людей с вполне определенными убеждениями. Так, например, гибель людей всегда будет представлена журналистом как однозначно преступное действие правительства, отдельных политических групп или вооруженных формирований. Здесь нет места взвешенной, объективной оценке и всестороннему анализу, нет соответствующей методологической и научной базы, нет доказательства и библиографии. Методы журналистских расследований известны, и в прессе или телепередаче будут отражены субъективные переживания людей, часто не только эмоционально-насыщенные и предвзятые, но и шокирующие. Целью таких расследований является не столько поиск истины, сколько привлечение людей на чью-то сторону.

В научном тексте нет места убеждениям, субъективным переживаниям или верованиям. Каждое слово здесь должно быть обосновано, взвешено, подкреплено достоверной информацией или проверено экспериментально. Каждый источник информации должен быть представлен в ссылках, соответствовать требованиям надежности и объективности. Автор научного текста убеждает не лозунгами и не призывами, а логикой и последовательностью доказательства. Такой текст беспристрастен, он предоставляет читателю возможность критически оценить и обдумать представленные сведения.

Разумеется, нельзя сразу научиться писать беспристрастные и всесторонне обоснованные научные статьи. Как говорится, всякому делу учиться надо. Поэтому начинать следует с учебных (академических) научных текстов, которые называются эссе. Эти тексты адресованы более близкому читателю — преподавателям и коллегам по группе. Постепенно усложняя

задачу и набираясь опыта — как научного исследования, гак и академического письма, — вы сможете писать подлинно научные тексты.

Тому, что такое эссе и как его писать, посвящена большая часть этого учебника, но поскольку это понятие неразрывно связано с академическим письмом, следует сразу оговориться, что его часто интерпретируют неправильно или неточно. К сожалению, в российском образовании многие понятия и термины западной образовательной системы заимствуются или вовсе без определений, или, что еще опаснее, в произвольной или неверной интерпретации. По этой причине можно столкнуться с такими определениями эссе, как "прозаическое сочинение небольшого объема и свободной композиции на частную тему, трактуемую субъективно".

Легко заметить, что это определение литературного, художественного эссе, и его никак нельзя отнести к тем эссе, которые пишутся в университете, поскольку это не "сочинения", не "свободной композиции" и не на "частную тему", которая "трактуется субъективно". Все с точностью до наоборот: университетское эссе — это академический текст, а значит, это текст научный, объективный и структурированный согласно принятым в науке правилам, только учебный. Что же касается "небольшого объема", то 15—20 страниц научного текста в равной степени достаточно как для эссе первокурсника, так и для статьи ученого в научном журнале. Суть не в объеме, а в содержании.

  • [1] См.: Колесникова II. И. От конспекта к диссертации. М.: Флинта. 2004.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы