Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Документоведение arrow Академическое письмо: процесс, продукт и практика

АКАДЕМИЧЕСКАЯ ГРАМОТНОСТЬ И КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ ПИСЬМА

В настоящей главе мы рассмотрим, как и по каким критериям оценивается академическая грамотность текста и как эта оценка может использоваться в развитии как письма, так и самого писателя. Мы убедимся в том, что для оценки качества письма могут использоваться разные подходы и шкалы критериев, которые не исключают, а дополняют друг друга и служат не проверяющему, а пишущему. И наконец, мы познакомимся с ЗО-моделью грамотности, которая поможет нам отследить развитие умений письма на всех витках "спирали развития" в трех измерениях. Кроме того, мы узнаем, что наличие трех измерений не исключает и даже предполагает наличие четвертого и, возможно, пятого измерения, а число критериев оценки качества академического письма может измеряться десятками.

Целесообразность оценки письма. Минимальная и максимальная правка

Составив представление о целостности научного текста и важности коммуникационных умений, обратимся теперь к оцениванию академического текста. Мы привыкли думать, что текст оценивается как готовый продукт, а оценка не подлежит раскладке на системные элементы и является окончательным вердиктом преподавателя. Это неверное представление формирует школа, где так и происходит. Получил четверку — и забыл про этот текст. В следующий раз пишешь новый. Даже если получил двойку, все равно будешь писать новый текст.

Получается дискретный, прерывистый процесс, в промежутках которого ничего не происходит, поскольку между собой сданный и не сданный тексты обычно ничем не связаны, кроме имени автора. Более того, преподавателю обычно сдается единственный вариант текста, и черновики он не проверяет. Если же в университете курсовую или дипломную работу научный руководитель смотрит несколько раз, то результатом являются указания и поправки по содержанию и использованной литературе; язык и организация текста редко обсуждаются в деталях.

Принцип проверки текста как готового и окончательного продукта не только малоэффективен, но и не соответствует реальной профессиональной жизни. Например, когда исследователь направляет статью в рецензируемый журнал, то возможны следующие варианты:

— статья принимается полностью;

статья принимается после некоторой доработки по указанным рецензентами пунктам;

  • — статья может быть принята после существенной доработки в соответствии с рекомендациями рецензентов;
  • — статья не принимается в связи с несоответствиями, выявленными рецензентами, и ее следует полностью переделать;

статья не принимается редактором и не направляется на рецензирование, поскольку не соответствует тематике журнала или его требованиям (в этом случае ее можно направить в другой журнал).

Что из этого следует? Работать. Подумать нал тем, какой аудитории интересна статья, достаточно ли полноценно проведен эксперимент, глубоко ли изучена теоретическая база, хорошо ли организован текст и каким языком он написан. При этом рекомендации рецензентов даже в случае отказа в публикации подробнейшим образом поясняют, что именно в тексте не так. Бывает, что статьи российских авторов зарубежные журналы не принимают только потому, что блестящий эксперимент с глубоко продуманной базой изложен таким языком, что читатель ничего не поймет (национальный язык здесь пи при чем). Это обидно, но поправимо: нужно сосредоточиться на языковой составляющей. Таким образом, ученые вновь и вновь работают над своими текстами, а вовсе не отбрасывают их.

Не отбрасывают и служебные документы, проекты, отчеты и доклады различного рода. Их тоже оценивают, но никогда эта оценка не будет окончательным вердиктом, поскольку эти документы нужны для дела. Их вернут на доработку, скорректируют требования, перепоручат другому, по в конце концов доведут до ума. Главных моментов здесь два: во-первых, такие тексты никогда не пишутся в одиночку, это коллективный продукт; во-вторых, они многократно обсуждаются — сначала в коллективе, а потом на комиссии или на совещании, причем порой в жарких спорах. Почему в спорах? Потому что авторы текста стремятся прийти к единому результату, но пути к нему видят разные и, чтобы доказать свою позицию, приводят собственные аргументы. А убедить кого-то в чем-то можно только тогда, когда идея сама по себе хороша, и при этом солидно обоснована и блестяще сформулирована. Кроме того, необходимо учитывать, кто ваш оппонент и каковы его собственные убеждения.

Что следует из этого? Следует учиться коммуникации: обсуждать свой текст с коллегами, начальством и оппонентами, а в академической среде, конечно, на "срединной площадке" — с однокурсником, группой, преподавателем, научным руководителем. Следует учиться слушать (и слышать) собеседника, понимать критику, задавать вопросы и уточнять замечания и предложения, перерабатывать текст и снова обсуждать, пока он не будет понят и принят. И напротив, необходимо учиться находить позитивные стороны в чужом тексте и не критиковать его огульно, а стремиться понять, выяснить и уточнить, что имел в виду автор, и дать ему конструктивные, исполнимые советы. Помогая другим и сравнивая свою работу с другими, начинаешь лучше понимать, как донести собственную мысль так, чтобы ее поняли и приняли.

Вывод: оценивать текст необходимо несколько раз, обсуждая его на разных этапах работы.

Оценка текста будет при этом разной, и учитываться должны будут разные его стороны. Для этого необходимо понимать, какие именно характеристики, аспекты и составляющие текста обсуждаются на данном этапе. А все ли характеристики текста рассматривает преподаватель, реально проверяющий работу студента? И как он может помочь студенту научиться писать лучше?

Проверка работ представляет собой один из самых проблемных вопросов как внутридисциплинарных, так и трансдисциплинарных программ. Прежде всего, принято считать (и небезосновательно), что проверка работ — тяжкий труд для преподавателя дисциплины. Он делает это один, в "свободное от работы" время, и пытается сосредоточиться на своем предмете и теме работы, спотыкаясь о язык и запутанность текста, в чем он не является специалистом. Как мы уже убедились, характеристик у текста много, а оценка одна, поэтому преподаватель дисциплины старается не обращать внимания ни па механику, ни на организацию текста, а только в некоторой степени на фокус. Его по большей части интересует отбор источников, их понимание и, отчасти, достаточно ли полно отражена в работе основная мысль.

Будучи сам автором научных текстов, преподаватель чувствует невнятность, непоследовательность, примитивность или, наоборот, запутанность языка, но считает не своим делом вносить соответствующую правку. Он должен уметь выявить откровенный плагиат (копирование чужих идей) и распознать скрытый, перефразированный плагиат, проверить точность приведенных данных и т.д. Поскольку другого руководителя или тьютора письма у студента нет, на завершающем этапе работа остается все такой же малограмотной, но общая оценка при этом может быть снижена именно за малограмотность. Такая оценка мало чему научит.

Теперь предположим, что у студента есть тьютор по академическому письму. Может ли и должен ли он поправить все ошибки в тексте? Вообще говоря, может. В этом случае он потратит изрядное количество времени, чтобы в каждой строчке текста поставить галочку и вынести на поля исправления, как это делает редактор. Он обведет кусок текста и стрелкой укажет, куда это лучше перенести или предложит удалить часть текста. Он пометит вопросом место, в котором не хватает детали, вставит недостающую связку и г.д. Что будет делать студент, получивший такую работу? Конечно, аккуратно внесет всю эту правку в свой текст. Поймет ли он, почему нужно было перенести этот кусок, зачем нужна запятая и что изменится, если заменить одно прилагательное другим? Возможно, но только вряд ли он это запомнит. Усилия огромны, а выигрыш ничтожен.

Западные методологи письма называют такую правку "максимальной" (maximal marking) [9] и считают малоэффективной для студента и бессмысленной для преподавателя. Они предлагают вместо этого "минимальную" правку (minimal marking), т.е. такую, при которой ошибки не исправляются, а помечаются, например, только галочкой на полях напротив соответствующей строки или линией рядом с организационной ошибкой. При этом студент должен сам найти ошибки и знать, что если он не выявит и не устранит их все, то оценка за работу будет снижена.

Еще целесообразнее и эффективнее подход, при котором преподаватель выявляет только три ошибки, которые наиболее характерны для данного студента на данном этапе работы с данным текстом. Например, текст написан эмоционально, ряд абзацев не имеет заглавных предложений, а ряд аргументов недостаточно поддержан фактическим материалом. А в следующий раз, когда эти ошибки будут преодолены, преподаватель укажет на другие недостатки работы. Работая над указанными (вполне конкретными и обозримыми) недостатками и устраняя их, студент учится писать лучше, и в следующем тексте, по другой дисциплине, он также будет стараться избегать этих ошибок. Главное здесь, что он сам работает над выявлением и устранением ошибок, и поэтому пишет все лучше и лучше (вспомним принцип Стивена Норта).

Очевидно, что многие ошибки легко заметит не только преподаватель, но и просто любой посторонний человек. Здесь приходит на помощь так называемое peer review — проверка коллегами, которая может проводиться в нарах при взаимном обмене текстами или в группе, когда чья-то работа выставляется на обсуждение. Чтобы не засыпать автора множеством разнообразных рекомендаций и уточнений, здесь также важно задать критерии, которые сделают любую проверку понятной и эффективной как для проверяющего, так и для автора. Например, сегодня мы обсуждаем только организацию текста, его связность и логическую последовательность, а в следующий раз обсудим аргументацию и фактическую поддержку. Этот процесс сродни лечению: лечить все болезни сразу нельзя, как нельзя принять сразу все лекарства от одной болезни.

Вывод: оценка — не вердикт и не способ сравнения писателей или текстов, а инструмент корректировки индивидуальной практики письма на разных этапах по диагностированным показателям.

Разумеется, оценка служит не только инструментом корректировки практики письма, но и инструментом измерения академической грамотности текста как целостного продукта, по эта знакомая нам всем функция будет рассмотрена нами в параграфе 3.4, когда речь пойдет о критериях оценки.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы