Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Документоведение arrow Академическое письмо: процесс, продукт и практика

ГЛАВНЫЙ БЛОК: СУБЪЕКТ И ГЛАГОЛ

Все знают, что предложение содержит одну законченную мысль, однако на практике все зависит от того, что вы понимаете под мыслью, и не путается ли она у вас с другими мыслями. Абзац тоже содержит одну идею, но обычно состоит из нескольких предложений. Абзацы мы уже научились анализировать, а теперь пришло время предложений.

Начнем анализ с главного блока, который состоит из субъекта и глагола. В силу своего исторически сложившегося (или разложившегося) устройства русский язык оказался крайне уязвим со стороны как субъекта, так и глагола. Во-первых, у нас нефиксированный порядок слов. Во-вторых, у нас существуют предложения без формального субъекта (безличные, неопределенно- и определенно-личные). В-третьих, у нас выпадает глагол "быть" в настоящем времени (а именно в настоящем и пишутся научные тексты всех дисциплин). В-четвертых (переступаем черту допустимого перечисления), у нас три способа выражения пассива. И наконец, у нас сложно выражена модальность. Произвольно и разнообразно связываясь между собой в одном предложении, эти пять параметров способны спровоцировать на синтаксический бред даже опытного писателя.

Как видим, опасности подвергается ни много ни мало, сам "центр управления" предложением. Что же говорить о тех случаях, когда предложение отягощается зависимыми элементами, которые также могут внедряться в предложение где попало? Когда в языке допустимы подобные вольности, риск возникновения анархии и беспорядка очень велик. Для того чтобы удержать контроль над предложением, необходимо четко представлять себе его структуру, начиная с двух главных элементов.

Если сравнить функции субъекта и глагола в предложении с функциями политических деятелей в государстве, то субъект можно назвать президентом, а глагол — премьер-министром. В реальных государствах функции этих лиц часто пересекаются, однако в идеале функция президента-субъекта является представительской (это главное лицо), а функция премьера- глагола является управленческой (это главный деятель). Если их функции смещаются и пересекаются или кто-то из главных лиц исчезает или передает свои функции третьим лицам (например, наречиям или объектам), то все предложение-государство подвергается опасности.

Субъект и глагол связаны неразрывной связью, но глагол имеет наиболее важное функциональное значение, и мы начнем с него.

Проблемы с глаголом Потеря глагола

Вспомним, что текст — это интеллектуальное действие. Действие же выражается глаголом. Какое действие он выражает — физическое или интеллектуальное — это уже, как говорится, второй вопрос. Глагол — это живое, бьющееся сердце предложения. Все элементы предложения зависят от глагола прямо или опосредованно, и от него же задаются все вопросы. В устной речи, где многое можно опустить за очевидностью, глагол иногда остается единственным значимым средством, "ядром ядер" коммуникации ("Пришел?" — "Пришел" — "Встречайся?" — "Ага" — "Спросил?" — "Угу" — "Разрешили?" — "Нет" — "Что сказали?"). От формы глагола зависит весь смысл: одно дело — "провели", другое — "проведут", "проводят", "могут провести" или "не смогли провести". А вот о чем говорит существительное "проведение" — это вопрос.

Убить глагол означает убить все предложение, сделать из него бездействующий труп, ничто. Тем не менее, российские авторы совершают такой самоубийственный акт ежечасно. Некоторым даже кажется, что чем меньше жизни в предложении, тем академичнее и убедительнее выглядит текст. Не спорю, труп выглядит убедительно. Пояснений уже не требуется.

Существует целый ряд способов убийства глагола. Самый простой — это полностью проигнорировать его, поставив на его месте прочерк — тире, например: "Преимущества проекта — инновационный характер и низкая себестоимость", "Галактика — это множество звезд" или "Следование традиции — необходимое условие качественного образования". За этими прочерками стоят очень разные глаголы: "включают", "состоит" и "является". К сожалению, проигнорировать глагол у нас считается обычным делом. И напрасно, поскольку даже глаголы "состоит из" и "состоит в" означают разные состояния, не говоря уже о таких глаголах, как "означает", "предусматривает" или "подразумевает". Подобные глаголы часто несут в себе мнение автора и употребляются в такой важной академической функции, как определение понятий и терминов. Спрашивается, как можно вычеркнуть из ключевого места в академическом тексте собственное мнение?

Мы автоматически ставим тире на месте глагола "быть" в настоящем времени. Однако если в речи мы можем с помощью логического ударения, пауз и интонации удержать понимание того, о чем идет речь, то при письме стоит хорошо подумать, как читатель воспримет написанное. Хорошим способом проверки текста на академическую грамотность является считывание его с одной определенной целью: убрать все лишние тире и двоеточия (не побоюсь повторить это еще раз). Не исключено, что в большей части случаев вам просто не хватило слова "является" или "представляет собой".

Глагол "быть" может исчезать и бесследно, без тире, когда в предложении использовано краткое прилагательное. Если это прилагательное среднего рода ("эффективно", "стабильно", "оптимально" и т.д.), то оно может быть принято за наречие, и читатель будет ждать после него глагол (например, "эффективно используется", "стабильно реагирует" или "оптимально

воздействует"). Не обнаружив глагола, читатель спотыкается и делает усилие, чтобы воспринять это прилагательное в качестве заменителя глагола.

Например, читая предложение "Развитие навыков специалиста наиболее эффективно...", мы ожидаем слов типа "происходит" или "используется", а реально видим слова "посредством" или "в среде". На самом же деле вместо "развитие навыков эффективно посредством" автору следовало написать "развитие навыков происходит посредством". При этом слово "эффективно" вылетает из предложения, свидетельствуя о том, что па самом деле ошибка автора была даже не в упущении глагола "быть", а в потере глагола "развиваться". Если бы он использовал его и написал "навыки эффективно развиваются", проблема бы отпала сама собой, а текст было бы легко продолжить — хоть "посредством", хоть "в среде".

Справедливости ради стоит отметить, что в академическом русском письме невозможно обойтись без пропусков глагола "быть" там, где он подразумевается в настоящем времени, поскольку это самый распространенный глагол во всех языках, и русский — не исключение. И просто тире, и тире со словом "эго", и прилагательное, причастие или наречие в функции глагола неизбежно присутствуют в русском тексте любого автора.

Грамотность и ясность текста зависит не от наличия таких предложений, вполне естественных для нашего языка, а от того, насколько часто они встречаются в тексте и насколько оправданы с точки зрения ясности и точности мысли. Просмотрите хотя бы мой текст, и вы увидите, как осторожно и строго по назначению я использую тире, а ведь достаточно просто остановиться и подумать, прежде чем поставить его [1].

Модальность

Пожалуй, наиболее оправданной причиной потери глагола в русском языке является модальность. Поскольку на модальности держится различие между мнением и фактом, а мнение несет в себе одну из важнейших логических функций научного текста, то само по себе наличие модальности в той или иной форме уже удерживает предложение.

К сожалению, модальность не собрана в нашем языке в единую грамматическую категорию, а рассыпается по наречиям и кратким прилагательным или причастиям ("необходимо", "можно", "должен", "обязаны") или проявляется как в личной, так и неличной форме глаголов ("исполнитель может", "исполнителю следует"). Однако какими бы словами пи была выражена модальность, их трудно спутать с обычными краткими прилагательными или наречиями, которые реже выполняют глагольные функции. Так, например, мы более естественно воспринимаем слово "необходимо" в функции глагола с инфинитивом ("необходимо учесть"), нежели как наречие, определяющее глагол ("необходимо присутствует"). Слова "нельзя" и "можно" и вовсе никогда не употребляются без инфинитива.

Тем не менее, с модальностью следует проявлять осторожность. Рассмотрим пример: "Нельзя в подобных условиях, когда есть возможность принять другое, не менее эффективное решение, не учитывать фактор сложившихся в обществе представлений". Во-первых, начало предложения звучит агрессивно: нельзя, да еще с заглавной буквы. Во-вторых, у слова "нельзя" нет субъекта и объекта-лица, поэтому автоматически субъектом (тем, кто запрещает) является автор текста, а объектом (кому запрещают) — читатель. Каков бы ни был контекст, мы воспринимаем такие предложения как агрессивные (эмоциональные), а не модальные (выражающие мнение автора). И наконец, между словом "нельзя" и его инфинитивом "не учитывать" (кстати, двойное отрицание уже затрудняет восприятие) автор втиснул множество других элементов, к тому же содержащих запятые. Это не только заставляет читателя напрягать память во время чтения, но и делает начало предложения еще более агрессивным: нельзя, и все.

Если учесть эти три усиливающие друг друга фактора и переписать предложение, мы получим иную, более спокойную и в то же время внятную формулировку. Например, такую: "Поскольку в подобных условиях нельзя не учитывать фактор сложившихся в обществе представлений, то следует использовать возможность принять другое, не менее эффективное решение", или такую: "В подобных условиях можно принять другое, не менее эффективное решение, которое будет учитывать такой важный фактор, как сложившиеся в обществе представления". В первом случае главный блок теперь содержит позитивный модальный глагол "следует", а слово "нельзя" оказалось в середине зависимого элемента. Во втором же случае мы вообще избавились от "нельзя", а центром предложения стало слово "можно". При этом мы вовсе не потеряли смысла высказывания, потому что усилили внимание на факторе, который "нельзя не учитывать", другим способом ("такой важный... как").

Выбор варианта предложения зависит от того, как данное предложение связано в тексте со своими соседями слева и справа и как оно вписывается в абзац. Это уже проблема расположения зависимых элементов, о которых мы поговорим чуть позже, когда закончим анализ проблем с главным блоком.

Еще один хороший совет, который можно дать по поводу модальности, касается все того же глагола. Практически любое "можно", "нужно" или "нельзя" можно заменить глаголом, таким как "препятствует", "затрудняет", "требует", "способствует", "допускает", "облегчает", "позволяет" и т.д. Первым преимуществом будет ликвидация безличности и агрессивности, поскольку глагол немедленно потребует назначения конкретного субъекта, пусть даже пассивного или смыслового, т.е. употребленного в качестве объекта, например: "позволит руководству компании" (руководство сможет) или "требует от аналитика" (аналитик должен). Вторым преимуществом будет легкость построения предложения, поскольку глагол управляет всеми его членами и умеет это делать. И кроме того, хорошо подобранный глагол выразит мысль точнее, чем огульные и просторечные "можно" или "нельзя". Итогом будет ясное и точное, синтаксически стройное предложение.

  • [1] Функции тире мы уже касались в задании 6 ("Роботы").
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы