Корпоративизм и политические сети

Отличительные черты корпоративной системы представительства интересов

Лоббизм представляет собой практику давления на государственные органы снизу вверх, т.е. со стороны самоорганизующихся заинтересованных групп населения с целью получения определенных льгот, привилегий от контролирующего распределение ресурсов государства. В отличие от лоббизма, в корпоративизме само государство заключает с избранными группами своего рода контракт, получая в обмен на предоставляемые привилегии поддержку в проведении конкретных государственных акций. Корпоративная система представительства интересов строится на основе взаимозависимости наиболее влиятельных групп интересов и государства

и носит договорной характер, при котором важнейшие параметры экономического развития отраслей и хозяйствующих субъектов официально и во многом фактически определяются и согласовываются с государством. Формирование под патронажем правительства закрытых групп экономической элиты (олигархии) означает разъединение властных отношений в государстве с выборами законодательной власти, т.е. отношениями политического представительства. Эти отношения затмеваются бюрократией, группами специальных интересов, разными типами корпоративизма и т.п.

В корпоративной системе представительства группы интересов подчиняются иерархическому порядку, устанавливаемому государством, в соответствии с которым за определенной группой признается монопольное право на представительство определенного интереса в обмен на лояльность в отношении правительства, согласие с указаниями относительно содержания этого интереса и программы действий по его реализации. Таким образом, для корпоративизма характерны монополизм и упорядоченность, когда публичная политика вырабатывается посредством взаимодействия между высшими государственными элитами и ограниченным кругом влиятельных и могущественных корпоративных организаций (главным образом бизнеса и профсоюзов).

В корпоративной системе основные группы интересов инкорпорированы в механизм принятия решений государства. Равный доступ к власти сводит вероятность конфликта между ними к минимуму. При этом корпоративным организациям предоставляется монополия представительства в соответствующих сферах их интересов в обмен на подчинение определенным ограничениям, налагаемым государством. Это такая система представительства интересов, где составные элементы распределяются но небольшому числу отдельных, принудительно сформированных, не соперничающих друг с другом, иерархичных и функционально дифференцированных категорий, признанных, разрешенных и даже созданных государством, которым предоставляется монопольное представительство в рамках своей корпорации в обмен на определенный надзор за подбором их лидеров и на артикулирование требований поддержки [1].

Разновидности корпоративизма

Современный корпоративизм называют неокорпоративизмом, чтобы вывести его за рамки концепции "корпоративного государства", реализованной в таких странах с тоталитарной политической системой в 1920- 1940-х гг., как Италия, Португалия, ФРГ, Испания. Механизмом нового корпоративизма является универсалистская модель отношений между группами интересов и государством, основанная на единых правилах игры дгія всех се участников. Важным является и вопрос о введении взаимоотношений с властью в четкие процедурные рамки.

В настоящее время в мировой политической теории выделяют две ключевые разновидности корпоративизма. Первый вид был идентифицирован Ф. Шмиттером при проведении исследований в латиноамериканских странах и характеризуется высокой степенью жесткости и принудительности, разрешительным характером взаимодействия групп интересов и государства, характерным для тоталитарных и авторитарных режимов. При таком подходе акцент делается преимущественно на организационную структуру групп интересов и их взаимосвязь с государством, что дает основания называть этот тин отношений государственным корпоративизмом.

Однако поскольку элементы корпоративизма были отмечены и в демократических странах Западной Европы, этот факт стимулировал дальнейшие исследования, результатом которых стало выделение "мягкого", социального корпоративизма. Этот вариант корпоративизма, элементы которого были обнаружены в таких странах, как Швеция и Австрия, был идентифицирован западноевропейскими политологами, отмечавшими чрезмерную жесткость и этатистский характер корпоративизма первого типа. Такие характеристики западноевропейской модели, как добровольность участия, равенство сторон и т.д., предопределили и его название — либеральный корпоративизм. Этот тип определяется как особый способ участия больших организованных групп в выработке государственной политики, преимущественно в области экономики, и отличается высоким уровнем межгруппового взаимодействия, когда сочетаются иерархии и сетевые связи.

Общим для этих основных типов корпоративных отношений является тесная интеграция организованных интересов и государства в единую систему разработки, принятия и реализации социально-экономических решений различного уровня и преимущественно институциональный характер взаимоотношений [2].

Группа интересов, вступающая в корпоративное взаимодействие, ориентирована на институциональное закрепление своего присутствия в системе органов государственной власти. Только в этом случае она получает возможность и право воздействовать на механизмы принятия государственных решений изнутри, постоянно, в соответствии с определенной процедурой, гарантирующей учет ее интересов при подготовке решений. Институциализация превращает группу интересов в составную часть управленческой структуры и механизм принятия решений.

Бизнес-организация может быть инкорпорирована в систему государственного управления различными способами. В органах представительной и исполнительной власти группы интересов стремятся иметь своих прямых представителей. Отраслевые структуры управления и профильные министерства, фракции и комитеты парламента рассматриваются многими субъектами бизнеса как естественное продолжение представительства своих интересов в системе органов государственной власти.

Диапазон их взаимодействия достаточно широк и многообразен, но вместе с тем не идентичен всей системе рыночной экономики. Его организационно-правовая составляющая содержит порядок включения и учет интересов предпринимательских структур в процессе выработки нормативно-правовой базы хозяйственной деятельности; регулирования отношений частной собственности, налогообложения капитала и доходов, внешнеэкономической деятельности, ценового механизма, лицензирования определенных видов бизнеса. Хозяйственная составляющая распространяется на участие бизнеса в разработке и реализации государственной финансовой, промышленной, структурной и внешнеэкономической политики; систему закупок за счет средств государственных и местных бюджетов; различные формы ГЧП; квотирование во внешнеэкономической деятельности; порядок использования результатов научных исследований и разработок, информационной базы данных, находящихся в распоряжении государственных организаций; регулирование деятельности естественных монополий; формирование производственно-хозяйственной инфраструктуры.

Корпоративные отношения ориентированы на формализованные процедуры согласования интересов и выстраивание стратегической пирамиды институционального представительства соответствующих бизнес-групп в исполнительных и законодательных органах государственной власти, организацию постоянного доступа к механизмам подготовки решений через профильные комитеты, экспертные советы при профильных комитетах, временные рабочие группы, создающиеся под конкретные законопроекты. Прошедшие годы показали активное использование Российским государством вместе с аффилированными бизнес-группами следующих процедур взаимодействия: залоговых аукционов, приватизационных и инвестиционных конкурсов, доверительного управления пакетами акций, находящихся в собственности государства, программ и проектов перестройки и модернизации отраслей и отдельных предприятий и производств, системы уполномоченных банков.

  • [1] См.: Шмиттер Ф. Неокорпоративизм // Политические исследования. 1997. № 2. С. 14.
  • [2] См.: Перегудов С. П. Корпорации, общество, государство: эволюция отношений. М. : Наука, 2003.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >