Клиентелизм

Условия квазирыночной экономики определяют специфическую политическую стратегию бизнес-групп — клиентелизм, основанную на личных связях. Механизм реализации: формирование группы интересов в виде кластера связей с высокой способностью адаптации к сетевым нормам взаимоотношений. Кластеры связей базируются на стабильном, многократном и многостороннем обмене услугами на основе неформальных правил между руководителями предприятий в одном регионе и профильными государственными чиновниками с участием представителей местных властей.

Целью является обеспечение преимущественного доступа группы к ресурсам государственного сектора (бюджетные средства, льготы, субсидии), правам и возможностям, которые в ином случае могут быть использованы в интересах других лиц. Изначальное сходство позиций участников такой коалиции не является необходимым. Член кластера получает свою долю выгод лишь при условии достаточного личного вклада в общее дело и групповой лояльности. Наиболее эффективны "команды", одна часть которых занимает влиятельные позиции в центральном или местном бюрократическом аппарате, другая — в государственных или полугосударственных предприятиях и организациях, третья — в частном секторе.

Собственно, сочетание этих двух типов отношений формирует специфическую российскую модель корпоративизма — патронатно-клиентельную. Наиболее сильное влияние на властные структуры оказывается но неформальным каналам через внутреннее лобби, являющееся составной частью управленческих структур или интегрированное с ними. Потребность в самоорганизации возникает только при отключении от системы неформальных взаимоотношений. Положительная сторона корпоративных связей патронатно-клиентельного типа определяется их способностью обеспечивать минимум необходимой координации и стабильности. Ограниченность круга участников и неформальный характер взаимоотношений придает этим связям гибкость и оперативность, позволяет легче договариваться. Использование личностно ориентированных каналов наделяет власть реальной, хотя и несовершенной системой обратных связей на формирующемся рынке.

Вместе с тем система патронатно-клиентельного корпоративизма характеризуется высокой степенью неустойчивости: она осуществляется на узком социальном пространстве и при отсутствии формальных процедур. Неформальный характер договоренностей и соглашений делает их непрочными и ставит в прямую зависимость от соотношения сил внутри политической и экономической элит.

Переходный характер как экономической, так и политической систем современной России обусловливает незавершенность, фрагментарность системы взаимодействия государственных структур и корпораций (союзов), слабую устойчивость к внешнему воздействию. Свою роль сыграл высокий уровень внутренней политической конкуренции, а отсюда слабость коллективных действий — это те недостатки и слабости корпоративных интересов, которые отмечаются многими отечественными политологами.

В интересах государства не уничтожать корпоративные группы, а выстраивать с ними систему отношений с позиции доминирования. Подобный подход предполагает исполнение основными элитными группами интересов таких требований, как согласие на самоограничение в определенных сферах, взятие на себя обязательств в ряде областей (внутренние инвестиции, дисциплина в уплате личных и корпоративных налогов и др.). Группы интересов также обязаны принимать на себя обязательства агентов государства но поддержанию общественной стабильности и социальных гарантий. При этом также должно признаваться право государства применять санкции в отношении тех или иных групп интересов в случае их отказа следовать государственной политике.

В такой системе группы интересов сохраняют возможности для своего существования, но функционируют не в последнюю очередь как агенты государственной политики. Они осуществляют свою деятельность под жестким контролем государства, которое имеет санкцию общественного мнения и политической легитимности на жесткую политику в отношении этих групп, и такие меры могут быть приведены в действие в любой момент. Выстраивание государством подобной системы отношений имеет особый смысл перед лицом модернизационных вызовов (создание новых технологий, задачи структурной и технологической перестройки экономики и социальной сферы).

Как показывает опыт ряда европейских государств (Австрии, Норвегии, Финляндии, Швеции), длительное существование корпоративистских институтов на общенациональном и макроэкономическом уровнях имело определенные позитивные следствия: рост управляемости экономикой, повышение эффективности финансовой системы, снижение уровня инфляции, сокращение безработицы, В странах, продвинувшихся по пути корпоративизма, происходит замена индивидов как участников политического процесса организациями, включающими профессиональных представителей групп интересов. Названные страны использовали либеральную корпоративную модель, в рамках которой государство не диктует свою волю другим агентам процесса согласования интересов, а выступает их равноправным партнером. Вместе с тем социальная практика латиноамериканских и некоторых постсоветских государств показывает возможность использования политической элитой и другой модели, а именно — государственного корпоративизма, в которой группы интересов подчиняются иерархическому порядку, устанавливаемому государством.

Современный этап развития политических отношений между группами интересов и государством характеризуется конвергенцией между плюралистическим и корпоративистским типами таких отношений, образующими неразрывное взаимодействие. Переход от патронатно-корпоративной к корпоративно-плюралистической системе функционального представительства интересов может рассматриваться как важный шаг на пути модернизации государственного управления. Для описания такой сложной системы отношений, более обширной, чем корпоративистское взаимодействие, используется понятие "согласование". Охватывая целиком явление корпоративизма, оно разделяет сферу плюралистического взаимодействия, подразумевая только ту его часть, которая связана не с конкуренцией, а с компромиссом, как и корпоративное взаимодействие. В то же время участниками итераций в сфере согласования могут быть уже не только группы интересов и исполнительная власть, но и партии, парламентские фракции и т.н. Таким образом, согласование снимает понятийное расхождение между плюрализмом и корпоративизмом в смешанной корпоративно-плюралистической системе отношений. Согласование интересов осуществляется в рамках политических сетевых структур, наиболее ярким примером деятельности которых является система взаимодействий институтов ЕС и организованных интересов в Западной Европе.

В настоящее время имеет место тенденция к трансформации корпоративизма под влиянием глобальных общественных и экономических процессов, выражающаяся в снижении эффективности корпоративных соглашений, смещении их на микроуровень. Преодоление негативных тенденций достигается путем конвергенции различных видов функционального представительства интересов и формирования нового типа управленческого механизма — сетевых структур. Данные механизмы государственного управления широко распространены в постиндустриальных странах и начинают создаваться и в России.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >