Отличительные черты сетевой системы представительства интересов

Действуя в условиях относительно открытого политического пространства, когда компетенция различных структур четко не очерчена, а сферы интересов зачастую перекрещиваются, отчасти совпадают или конкурируют друге другом, группы интересов могут вступать в потенциальные коалиции и преумножать потенциал своего давления, распадаясь сразу после принятия соответствующего решения. В свою очередь взаимодействие интересов на каждом из этих уровней оказывает существенное влияние на формирование предпочтений участников процесса выработки решений, национальных правительств или наднациональных органов. Такое взаимопереплетение групп интересов и институтов на всех уровнях власти приводит к формированию политических сетей, образовавшихся в результате наложения друг на друга формальных и неформальных каналов влияния в ходе взаимодействия международных институтов, национальных государств, регионов, их структур и организованных групп.

Сетевой тип функционального представительства интересов обладает рядом отличительных черт:

— имеется в наличии общий кооперативный интерес;

складываются горизонтальные равноправные отношения между участниками;

возникает договорная структура, состоящая из набора контрактов, которые основаны на согласованных формальных и неформальных правилах взаимодействия;

важную роль играет морально-этическая сторона взаимодействия. Наиболее ярким примером функционирования политических сетевых структур считается система взаимодействия институтов ЕС и организованных интересов в Европе. Такая система выходит далеко за рамки основных структур Европравительства. Участники процесса разработки и принятия решений располагают большей свободой в выборе каналов обратной связи с институтами ЕС и большей свободой маневра, чем на национальном уровне — в условиях четко очерченной компетенции институтов власти и управления и сложившейся системы функционального представительства. Особенностью ЕС как политической системы является многоуровневый характер процесса принятия решений, что дает заинтересованным группам дополнительные возможности влияния через сетевые структуры. Конфигурация таких сетей не совпадает с национальными границами, поскольку обусловлена мотивацией экономической целесообразности. Детальная разработка стратегии интеграции стимулировала образование более тесных и прочных сетевых структур, которые на нынешнем этапе развития Союза оформляются быстрее в сфере торговли и финансов, медленнее непосредственно в политической сфере.

Политические сети менее развиты в социальной сфере, что связано с радикальными изменениями в структуре занятого населения, когда все большая доля занятых работает в сфере обслуживания, где влияние профсоюзов ограничено.

В России аналогом таких структур могут стать идентифицированные исследователями деловые сети как совокупности устойчивых, относительно замкнутых связей между хозяйственными субъектами. В сеть включены и представители государственных органов власти и управления — это неотъемлемая часть нормальной деловой сети, а взаимоотношения с государственными учреждениями — важная часть деловой стратегии. Чиновники обеспечивают не только силовое, но и политическое сопровождение бизнеса — происходит обмен услугами. В настоящее время деловые сети могут выстраиваться вокруг властных структур, например местной администрации. Но существуют и рыночные узлы кристаллизации, связанные прежде всего с формированием внутрисетевой этики ведения бизнеса и профессиональной репутации участников этих сетей. Включение в сеть дает участникам ряд преимуществ: возможность получения дополнительных услуг от других членов сети, в том числе на нерыночных условиях, взаимную поддержку предприятий, снижение риска и повышение контроля и предсказуемости контрактных отношений, а также получение конфиденциальной информации и повышение собственной репутации.

Деловые сети могут образовываться и на отраслевом уровне, как свидетельствуют мировые тенденции и российский опыт. В России сегодня существует несколько кластеров — сетей, образованных вокруг ключевых отраслей экономики (нефтегазовой, химической, автомобилестроения, металлургии). Создание экономических кластеров и привлечение в них мелкого и среднего бизнеса способствует и политической кластеризации — образованию мощных политических сообществ, оказывающих влияние на государственную политику.

Сегодня наблюдается некоторая стабилизация институтов системы представительства в России, возникшей в результате политических и экономических реформ. Она сохраняется до тех пор, пока специфические дисфункции гарантируют господство властных элит и способствуют удовлетворению интересов поддерживающей их части бизнеса.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >