Функционально-стилевая и стилистическая характеристика лексики русского языка

Функционирование русского литературного языка связано с социальными сферами жизни: промышленностью, наукой, политикой, бытом и др. Связи языка с общественными сферами определяют социальную направленность языка, что воплощается в трех видах коммуникативных ситуаций: общении, сообщении и воздействии. Ситуации сообщения и воздействия связаны обычно с книжной речью, ситуация общения — с разговорной речью. Соответственно в языке различают книжный и разговорный стили. Стиль — это языковая подсистема, обладающая своими лексико-фразеологическими особенностями, специфическими морфологическими формами и синтаксическими конструкциями. Стилю свойственна своя стилистика — организация экспрессивно-оценочных средств. Поэтому стилевое и стилистическое тесно взаимодействуют. Стилевое характеризует принадлежность слова к книжной или разговорной подсистеме (отрада — книжн., высок.), стилистическое — к квалификативному компоненту книжной или разговорной подсистемы (грязнуля — разг., неодобр.).

Стилистическое значение (коннотация) отражает квалификацию предмета, признака, процесса, которая закрепляется в семантике слова в виде содержательного, эмоционального, оценочного и экспрессивного компонентов значения.

Содержательную коннотацию составляет дополнительное смысловое созначение, которое, как правило, не регистрируется словарями, но эмпирически известно всем носителям языка. Это, например, сема 'неуклюжесть' при характеристике

слова медведь (животное) или сема 'трусость' в значении слова заяц (животное). Лишь в отдельных случаях созначение включается в словарную дефиницию; ср.: вывернуться 'ловко выйти из затруднительного положения' — ловко 'изворотливо, хитро'.

Эмоциональная и оценочная коннотации связаны с выражением отношения к действительности чувств, волевых побуждений, чувственных или интеллектуальных сравнений: домишко, кляча, стиляга, прехорошенький. Оценочность выражает мнение о ценности, значении кого-чего-либо ('хорошее/плохое'); эмоциональность представляет позитив/негатив конкретного чувства. Оценочность и эмоциональность — это не противопоставленные компоненты значения слова: эмоции раскрывают "конкретику" оценки. Положительная оценка передастся через положительную эмоцию: ласку, похвалу, восторг, одобрение и т.п. Отрицательная оценка связана с отрицательными эмоциями: осуждением, неприятием, неодобрением, презрением, иронией и т.п. Например: домишко (уменьш.-унич.), дочурка (уменьш.-ласк.), кляча (пренебр.).

Экспрессивный компонент запечатлевает и сохраняет в семантике изобразительно-выразительное свойство слова — образное отражение факта действительности; ср.: ползунок 'ребенок, не умеющий ходить', кочковатый 'неровный', грохнуть 'ударить'.

Разграничение книжной и разговорной лексики связано с наличием межстилевой (нейтральной) лексики. К межстилевой лексике относятся общеупотребительные слова, не закрепленные ни за одним из стилей: дом, нож, деревянный, зелёный, бежать, спать, хорошо, плохо, и, а, но, на, по. Нейтральная лексика является основой функционально-стилевой дифференциации слов, сравнением с ней определяется принадлежность слова к тому или иному стилю. Межстилевые слова не обладают коннотациями; их использование создает необходимую нейтральность изложения, на фоне которой выделяются стилево-стилистические характеристики других слов. Употребляясь в любом функциональном стиле языка, в письменной и устной речи, межстилевая лексика обеспечивает единство русского литературного языка как системы. По при этом некоторые многозначные слова в одних значениях выступают как нейтральные, а в других — как закрепленные за определенным стилем языка. Ср. значения слова брат: 'нейтр. каждый из сыновей в отношении к другим детям этих родителей', 'книжн., высок, всякий человек, объединенный с говорящими общими интересами (братья по духу) '.

Книжный стиль языка включает три подстиля: научный, официально-деловой и публицистический — и соответственно

объединяет научную, официально-деловую и публицистическую лексику.

Научная лексика обслуживает сферу науки и характеризуется как бы обезличенной информацией о природе, человеке и обществе. Стилеразличительными признаками научной лексики являются: терминированность семантики слова, систематика научных понятий, логизация значения научного понятия, отсутствие эмоционально-экспрессивных коннотаций и слов разговорного характера. В состав научной лексики входят:

  • 1) терминосистемы как парадигмы отраслей специализированного знания: валютный курс 1фин. цена продажи ценных бумаг', марка 'фин. старая денежная единица Германии и Финляндии', боны 'фин. кредитные документы, дающие право на получение денежной суммы';
  • 2) абстрактные имена, называющие отвлеченные понятия: аналогия, бытие, вместимость, гипотеза, двучленный, классифицировать, обусловливать, полагать, реализовывать;
  • 3) модальные слова, выражающие достоверность/недостоверность сообщения: безусловно, вероятно, возможно, несомненно',
  • 4) слова, определяющие "порядок" изложения мыслей: во-первых, во-вторых, кроме того, таким образом и др.

Официально-деловая лексика имеет следующие различительные признаки: четко выраженную социально-функциональную направленность, относительную стилевую закрытость, стандартизацию и унификацию имен, наличие функциональных коннотаций и распространенность языковых штампов. В составе официально-деловой лексики выделяется большое количество тематических парадигм, называющих разные сферы деловой жизни: административную {округ, регион, губернатор, мэр), официально-документальную {паспорт, прописка, решение, контракт), дипломатическую {посол, виза, нота, саммит), канцелярско-деловую {заявление, докладная, вышеупомянутое, исходящее), юридическую {завещание, дарственная, истец) и др. Функциональные коннотации этого пласта лексики — 'специализированное', 'унифицированное', 'служебное'.

Официально-деловая специализация общеупотребительной лексики обусловлена сферой ее применения в общественной жизни: базар - книжный, овощной, новогодний', Высокие Договаривающиеся Стороны; дело — торговое, юридическое', лицофизическое, юридическое, подставное.

Публицистическая лексика используется средствами массовой информации (газеты, журналы, радио, телевидение и др.) для выступлений по актуальным общественно-политическим проблемам, вопросам текущей жизни. Стилеобразующими признаками этой лексики являются:

  • 1) четкая ориентированность семантики слова: экономика, бюджет, эмиссия', школа жанра, мюзикл, капустник', лидер движения, рейтинг и т.д.;
  • 2) информативная точность слова и вместе с тем образность и броскость слова (экспрессивно-деятельностные функции слова): шаманы и политики', нефть, газ, лес... женщины, болеть социализмом; неюбилейные размышления;
  • 3) использование слов с коннотативной семантикой, включая личностный компонент значения: находится в тени ('старается быть незаметным') налога', честные ('открыто воспроизведенные') копии картин', приливы и отливы ('успехи и провалы') спектакля',
  • 4) отсутствие стилевой замкнутости слова: единодушие, масштабность, щепетильность', военщина, сговор, украшательство',
  • 5) определенная штампованность слова: комплекс вины, тупиковая ситуация, политические игры, ударить автопробегом по конкурентам.

Особое место в языке художественной литературы занимает поэтическая лексика. По традиции это слова, обладающие языковыми, системными коннотациями 'высокое', 'лирическое' и 'торжественное': лик, взор, божественный, обагриться', Музы вас благословили, венками свыше осеня, когда вы, други, отличили почётной чашею меня (П.). Но в широком понимании поэтическое слово — это словесно-художественное творение. Оно включает в свою семантику текстовое приращение смысла- новые содержательные компоненты, экспрессию, эмоциональность, оценку — все то, что создает искусство слова: Я помню вечер бледно-скромный ('невыразительно-простой'), цветы усталых ('утомленных') георгин... (Бр.); Художник нам изобразил глубокий обморок ('полная отключенность') сирени (Манд.); Вода была сиреневого цвета, такого мягкого и тёплого ('нежного, вызывающего внутренние приятные ощущения') (Ч.). Метафоры-олицетворения позволяют выразить глубокую интимность чувств, тонкость и мягкость эмоционального начала, т.е. текстовые стилистические приращения смысла.

Разговорный стиль преобладает в устной речи, зависящей от ситуации и потому являющейся непосредственной и неподготовленной. Разговорная лексика характеризуется стилистической маркированностью (отмеченностью) широкого семантического спектра, а также экспрессивно-эмоциональными оценками. Употребляемая в основном в сфере устного общения, разговорная лексика имеет характер непринужденности, сниженности и фамильярности. В составе разговорной лексики обычно выделяют две группы:

  • 1) литературно -разговорную лексику, употребляемую в разнообразных сферах общения людей: дотянуть 'оттянуть, замедлить выполнение чего-л. до какого-л. времени', валить 'небрежно бросать, беспорядочно складывать в большом количестве куда-л.', задолжник 'тот, кто имеет задолженность, долг';
  • 2) разговорно-бытовую лексику, используемую в повседневном обиходе: дочиста 'целиком, полностью, без остатка', важничать 'напускать на себя важность, принимать внушительный вид, держаться высокомерно', дочка 'в обращении пожилого или взрослого человека к молодой женщине, девушке, девочке'.

Разговорная лексика богата экспрессивными и эмоциональнооценочными коннотациями (бран., шутл., ирон., ласк., фамил. и др.): модерновый (одобр. или неодобр.), ласточка (в значении обращения — уменьш.-ласк.), карапуз (шутл.).

Просторечная лексика находится вне литературного языка и употребляется для сниженной, грубой и/или грубоватой оценки. Просторечные слова обладают экспрессивно-стилистическими коннотациями (груб., бран., пренебр. и др.): деляга (прост., пренебр.), прихвостень (прост., презр.), сачок ('лентяй, бездельник' — прост., шутл.).

Периферию просторечия составляют вульгаризмы - бранные и социально непристойные слова: стерва, сука, тварь, подлюга, стибрить и др.

Просторечная лексика употребляется, в отличие от диалектной (областной), в речи всего народа. Поэтому наблюдаются расхождения в стилевой квалификации слова. Ср. в разных толковых словарях: зудить 'испытывать зуд, чесаться' — прост, и разг.; впрямь — разг., а в значении 'в самом деле, действительно' — разг. и прост.

Просторечие как эмоционально окрашенный способ изображения действительности входит в состав художественной речи и связано с функционально-экспрессивной дифференциацией в именовании того или иного явления. Слово с пометой "прост." часто встречается в синонимическом ряду: питаться, харчиться (прост.)...; пить, лакать (прост.)...

***

Таким образом, слово в языке имеет свой семантический а р е а л — семантические реальности и возможности, которые в течение веков выработало человеческое познание. Этот ареал пополняется текстовыми приобретениями, вводящими слово в сферу искусства.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >