Природа — человек, общество, культура.

Г. Риккерт, В. Дильтей и В. Виндельбанд считали: поскольку исторические события индивидуальны, уникальны, то не может существовать законов истории. Здесь не учитываются два аспекта.

Первый аспект связан с пониманием сущности законов. Закон выступает как объективная, устойчивая, необходимая, существенная повторяющаяся связь между явлениями. Эта связь может проявляться как однозначная зависимость между небольшим числом явлений (таков закон Ома), так и статистическая зависимость между большим числом однородных явлений. Социальные законы как раз и носят статистический характер, выступая как законы-тенденции, описывающие поведение масс людей.

Второй аспект связан с диалектикой объективного и субъективного в механизме действия законов. Механизм реализации законов природы включает в себя исключительно объективные компоненты. Законы общества — это законы деятельности людей. Поскольку деятельность людей всегда мотивирована, постольку субъективные факторы играют существенную роль, как в поведении отдельного человека, так и общества в целом. Однако свобода воли человека ограничена системой объективных (по отношению к конкретной личности или социальной группе) факторов, которые формируют поле социальной необходимости, ограничивающее число вариантов человеческого поведения.

Таким образом, механизм действия социальных законов представляет собой неразрывное единство объективных и субъективных факторов.

Генерализация — индивидуализация; метод номотетическиий — метод идиографический.

Неокантианцы проводили жесткое разделение: для естественных наук характерен метод генерализирующий (выделяющий общее в вещах), для социально-гуманитарных — индивидуализирующий (подчеркивающий неповторимость явлений).

Цель наук о природе — отыскать общее в разнообразных явлениях. Гуманитарная наука, если она хочет оставаться наукой, также обязана выявлять общие тенденции в объектах своего исследования. И эта задача относится, прежде всего, к объективной составляющей механизма социальных законов, к установлению "поля необходимости". Но в механизме социальных законов существенное место занимают не просто субъективные, но зачастую — индивидуальные факторы. Науки, ориентированные на выявление этой стороны социальных законов, оказываются в большей мере идиографическими, выявляющими индивидуальные отличия в поведении разных людей. Таким образом, противопоставлять "индивидуализирующий" метод гуманитарных наук и "генерализирующий" метод естественных наук можно лишь как тенденцию.

Многие выдающиеся антропологи не соглашались с тем, что индивидуализирующий метод преобладает в обществознании, и видели задачу социальной антропологии в открытии социальных законов: "Мы допускаем, что существуют общие законы развития человеческой культуры, и стараемся их открыть" [1], — утверждал, в частности, классик американской антропологии Ф. Боас. Поиск социальных законов считал важнейшей задачей социальной антропологии А. Радклифф-Браун и призывал термин "социальная антропология" применять для "обозначения той дисциплины, которая пытается сформулировать общие законы, лежащие в основе феноменов культуры" [2], применяя метод, который он определил сначала как "генерализующий", а затем как "функциональный", впоследствии как "сравнительный".

Отношение к ценностям.

Ценности — общественная или личностная значимость для человека конкретных явлений природы и общества. Естественные науки провозгласили лозунг "свободы от ценностей" и стремились анализировать мир таким, "каков он есть сам по себе", чтобы тем самым достигать объективности познаваемых ими истин, которые в любой момент могут быть подтверждены опытом.

Социально-гуманитарное знание нe может быть "свободным от ценностей" хотя бы потому, что исследует общество, которое включает в себя систему ценностей, выступающих в качестве структурного компонента объекта, исследуемого обществознанием. При сравнительном анализе социальных явлений обществознание вынуждено использовать понятия "достойнее", "справедливее", "прогрессивнее", которые апеллируют к человеческим ценностям. Так, теория демократии стремится опираться на "чистые" факты, однако само происхождение демократии порождено стремлением к идеалу свободы и равенства как высшей социальной ценности.

Таким образом, ценностная составляющая знания оказывается существенно важной для социально-гуманитарных наук, в том числе для социокультурной антропологии.

  • [1] Боас Ф. Границы сравнительного метода в антропологии // Литология исследований культуры. Интерпретации культуры / отв. ред. Л. А. Мостова. 2-е изд. СПб. : Изд-во СПб. ун-та, 2006. С. 514.
  • [2] Радклифф-Браун А. Методы этнологии и социальной антропологии // Антология исследований культуры. Интерпретации культуры / отв. рсд. Л. А. Мостова. 2-е изд. СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 2006. С. 607.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >