Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Социальная антропология

Особенности построения теорий в социокультурной антропологии

Рассмотренная специфика естественных и социально-гуманитарных наук оказывается важной для понимания специфики теорий социокультурной антропологии.

Во-первых, даже классики этой науки расходятся во мнениях, к какой сфере знаний отнести социально-антропологические теории. На это обращал внимание, в частности, Э. Эванс-Причард, который разделял всех антропологов на "тех, кто считает антропологию естественно-научной дисциплиной, и тех, кто, подобно мне самому, видит в ней одну из гуманитарных наук" [1]. Он четко выявлял недостаток естественно-научного подхода, представляющего общества естественными системами или организмами: "в их концепциях закономерности логического характера предстают как объективные и необходимые взаимосвязи, типологические классификации — как схемы неизбежного исторического развития. Можно без труда проследить, как в антропологии и философии истории из комбинации понятий о ''научном законе” и “прогрессе” выводятся “стадии”, приобретающие характер прокрустова ложа" [2].

Во-вторых, в общей системе социально-гуманитарного знания культурная (социальная) антропология занимает особое место. Так, Э. А. Орлова считает, что могут быть выделены исходные основания, которые обусловливают направления исследования культуры, рациональных научных способов познания и объяснения культурных феноменов. Эти основания объединяются в парадигму (Т. Кун) и определяют базовые параметры культурно-антропологического познания.

Важно!

Американский историк и философ науки Томас Кун (1922—1996) ввел в методологию науки чрезвычайно плодотворное понятие — парадигма (от греч. paradeigma — пример, образец, довод). Этот термин служит для фиксации особого способа организации знания, подразумевающего конкретный для каждой исторической эпохи набор предписаний, задающих характер видения мира; в его содержании находят отражение также общепринятые образцы решения конкретных проблем. По сути дела, парадигма определяет дух и стиль научных исследований. Т. Кун подчеркивает, что парадигму составляют "признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решений" [3].

Такого рода парадигма включает следующие компоненты:

  • — исходные знания (допущения) о человеке, обществе, культуре, составляющие базу теоретических построений и объяснений;
  • — области особого исследовательского интереса, которые определяются как социокультурными, так и внутринаучными факторами;

общие теоретические суждения и закономерности, прошедшие проверку на познавательную адекватность (эмпирическая подтвержденности, неопровержимость логическим или эмпирическим путем, логическая последовательность и непротиворечивость и т.п.), которые принимаются в качестве организующих или объяснительных принципов по отношению к информации, получаемой в исследованиях;

— способы получения и обоснования надежности данных о культуре.

Внутри такой парадигмы может быть выделена трехмерная познавательная модель.

Одно измерение отражает культурную активность па индивидуальном уровне, где порядок означает последовательность преобразования внутренних или внешних побуждений в выбор физического действия или символа.

В другом измерении располагается область коммуникации, которую можно считать первостепенной для понимания того, как существует и транслируется культурная информация, упорядочиваются дискретные, отдельные сходные и различные элементы. Это позволяет зафиксировать устойчивые структуры, образуемые этими элементами, и проследить отношения между ними.

Третье измерение акцентирует процессы, динамические порядки во времени и обоснование их соответствия реальности [4].

Такой подход к теориям социальной антропологии близок идеям

Э. Эванса-Причарда, который указывал на "три фазы" работы социального антрополога, или на три уровня абстракции: на первом уровне антрополог стремится осмыслить наиболее важные аспекты изучаемой культуры и "перевести их на язык концептуальных категорий своей собственной культуры"; на втором этапе он стремится посредством анализа "вычленить скрытую структуру общества"; на третьем этапе он "сравнивает различные типы социальных структур, выявленных в ходе анализа разнообразных обществ" [5].

Плюс к этому — обязательный учет историзма, поскольку "социальные системы изменяются повсеместно, и именно с точки зрения таких изменений мы должны подходить к определению терминов “общество", “структура” или “функция”" [6]. Нормальной последовательностью работ он считал такую: после длительных и тщательных полевых исследований — камеральная обработка собранных материалов, написание чернового текста, а затем повторная работа в поле, на прежнем месте, для проверки полученных выводов [7].

Аналогично рассуждал Ф. Боас, который был резким противником скороспелых обобщений в антропологии и акцентировал внимание на значимости эмпирических исследований. Он считал, что человек, не имеющий опыта собственных полевых исследований, вообще не имеет права на серьезный научный статус в культурной антропологии. Вместе с тем, с его точки зрения, эффективное наблюдение не может не опираться на определенную теоретическую концепцию предмета наблюдения. В противном случае можно "утонуть" в неисчерпаемом материале для наблюдения.

Социокультурная антропология остается тесно связанной с этнографическими исследованиями. А. А. Белик показывает основные отличия теории социокультурной антропологии от этнографии:

  • — значительно большее внимание к теоретическим обобщениям, интерпретации эмпирических фактов; этому соответствует двух-, трехуровневая структура социокультурной антропологии: эмпирические исследования, отдельные направления исследований и проблемы и общетеоретические проблемы;
  • — этнография преимущественно строится по региональному признаку, в то время как культурная антропология по проблемному;
  • - основное понятие в этнографии "народ", а в культурной (социальной) антропологии — "культура" (общество) и "индивид" (личность). В этнографии отдельный человек очень часто находится вне рассмотрения.

Мнение специалиста

"За период, едва превышающий столетие, антропология проделала впечатляющую для историка науки гиперболическую траекторию от естественной науки (“занятия ученых мужей”, как выражался Джон Уэсли Пауэлл, основатель Бюро американской этнологии) к науке поведенческой, или бихевиористской, затем к науке социальной, в ипостаси которой она пребывала большую часть века, и наконец, к такому дискурсивному повороту, когда, по словам известного американского антрополога и лингвиста Стивена Тайлера, идея антропологии оказалась “каннибализована гуманитарными науками”.

Каждый из перескоков антропологии — с орбиты одних наук на орбиту других — был опосредован как внутренней логикой развития дисциплины, так и позициональной сменой отношения к ее объекту; как переосмыслением дисциплинарного исследовательского инструментария, так и трансформацией предметной области. Например, перескок с орбиты естественных на орбиту поведенческих и далее социальных наук был опосредован как сменой эволюционизма на другие исследовательские парадигмы, так и дискредитацией понятия о том, что народы и культуры можно изучать так же, как геолог изучает культурные слои. Дискредитированной, выражаясь иначе, оказалась привычка относиться к объекту исследования так, как натуралист относится к своему препарату. Понятие об антропологе как scientist (“естественнонаучнике”), таким образом, начало распадаться еще на заре XX в. (хотя оказалось на редкость цепким и по инерции еще долго продолжало привлекать отдельных тружеников научного ремесла). В результате антропология, наряду с социологией, психологией и экономикой, прочно вписалась в группу наук социальных — не естественных наук, имеющих дело с объектом иного плана, и не гуманитарных дисциплин" [8].

"Задача российской этиологии состоит в том, чтобы соединить этнографический материал с деятельностью человека, “оживить” этнографические исследования" [9].

  • [1] Эванс-Причард Э. История антропологической мысли. М.: Воет, лит., 2003. С. 257.
  • [2] Эванс-Причард Э. История антропологической мысли. С. 261.
  • [3] Кун Т. Структура научных революций. М.: Прогресс, 1975. С. 11.
  • [4] См.: Орлова Э. Л. Культурная (социальная) антропология. С. 44—45.
  • [5] Эванс-Причард Э. История антропологической мысли. С. 267—269.
  • [6] Там же. С. 281-282.
  • [7] См.: Токарев С. Л. История зарубежной этнографии. С. 239.
  • [8] Елфимов А. Антропология в разных измерениях. Предисловие составителя // Антропологические традиции; стили, стереотипы, парадигмы : сб. М.: Новое лит. обозрение. 2012. С. 7-8.
  • [9] Белик А. А. Культурная (социальная) антропология. М.; РГГУ. 2009. С. 44.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы