Изучение когнитивного аспекта детства в традиционном и современном обществах: концепции Ж. Пиаже и М. Мид

В 1920—1930-х гг. было положено начало исследованиям, посвященным анализу формирования мышления у детей и особенностей восприятия в различных культурах Африки, Полинезии, Латинской Америки, Европы.

Изучение типов мышления Ж. Пиаже.

Сравнительное изучение типов мышления было продолжено швейцарским психологом Ж. Пиаже. В качестве критерия выделения типов мышления он рассматривает степень овладения логическими операциями. Развитие мышления, с этой точки зрения, выступает как процесс развития познавательных действий. Что касается содержания самого понятия "мышление", то швейцарский психолог акцентирует внимание на способности человеческого интеллекта самостоятельно добывать знания.

Ж. Пиаже показывает основную, с его точки зрения, причину межкультурных различий в мышлении — неспособность человека традиционного общества к абстрактному мышлению. В частности, он считал, что слабая способность к абстрактному логическому мышлению определяется тем, что большинство понятий народов традиционных обществ носит конкретный, а не абстрактно-обобщающий характер.

Биографическая справка

Жан Пиаже (1896—1980) — один из ведущих психологов XX в. После получения ученой степени преподавал в парижской школе для мальчиков. Помогая обрабатывать результаты IQ-теста, заметил, что маленькие дети постоянно дают неправильные ответы на некоторые вопросы и совершают одинаковые ошибки, не свойственные более старшим людям. Это привело его к теории, что мысли н когнитивные процессы, свойственные детям, существенно отличаются от таковых, свойственных взрослым. Пиаже стал создателем генетической эпистемологии, а также операциональной концепции интеллекта. Основатель Международного центра генетической эпистемологии, профессор ряда швейцарских университетов. С 1929 но 1968 гг. директор Международного бюро просвещения. Основные работы: "Речь и мышление ребенка" (1923), "Психология интеллекта" (1946), "Генезис элементарных логических структур" (1955) и др. Исследования Ж. Пиаже опираются на анализ грандиозного по объему эмпирического материала, собранного им самим.

Ж. Пиаже опирался также на результаты массовых экспериментально-психологических тестов, которые содержали ряд задач, основанных на операциях логического мышления. Такого рода задачи оказались неразрешимыми для представителей архаических культур, которые участвовали в экспериментах.

Основная идея Ж. Пиаже состояла в том, что исторический процесс развития мышления человечества в целом и процесс развития мышления индивида аналогичны по отношению друг к другу. Эта позиция привела его к выводу, что интеллектуальный уровень представителей дописьменных культур аналогичен уровню развития одиннадцати летнего среднеевропейского школьника. Поскольку Пиаже исходил из представлений о мышлении как о способности решать задачи в абстрактно-понятийной форме, то и сама культура представлялась как последовательное развитие способности к овладению логическими операциями. Стадии в освоении логических операций он уподоблял этапам развития ребенка европейской культуры:

  • • стадия сенсомоторного интеллекта (до полутора-двух лет);
  • • стадия дооперационного мышления (два-семь лет);
  • • подстадия конкретных мыслительных операций (восемь-одиннадцать лет);
  • • подстадия формального мышления, или сформировавшегося навыка операций с логическими понятиями (с 12 лет): "Появление того, что мы сейчас назвали “логическим опытом”, следует приурочить к 11—12 годам" [1].

Две последних подстадии выступают составляющими единой стадии операционного мышления.

По мнению Ж. Пиаже, интеллект выступает как "самая совершенная психическая адаптация", как "гибкое и одновременно устойчивое равновесие поведения" [2]. Процесс овладения культурой представлялся ему как последовательное овладение логическими операциями. "Логический опыт предполагает два условия, коими он и определяется: 1) умственный опыт, выполненный в плоскости чистой гипотезы или чистой возможности, а не как до этого возраста — в плоскости действительности, воспроизведенной в мышлении, и 2) упорядочение и осознание операций мышления как таковых, например определений или сделанных допущений, которые решено сохранить неизменными, и т.д." [3].

Однако при таком подходе вне поля зрения исследователя остается значительная часть культурных явлений. Многие современные исследователи отмечают, в частности, определенный биологизм его исследований и считают, что Ж. Пиаже далеко не всегда стремится выявить социальные аспекты наблюдаемых им изменений в развитии интеллекта.

Мнение специалиста

"Эгоцентризм, принуждение и сотрудничество — таковы тс три направления, между которыми беспрестанно колеблется развивающееся мышление ребенка и с которыми в той или иной мере связано мышление взрослого, в зависимости от того, остается ли оно аутистическим или врастает в тот или иной тип организации общества" [4].

Ж. Пиаже отстаивает идею о том, что мышление ребенка должно быть понято и выведено не только из врожденных психобиологических факторов, из влияний физической среды, "но должно быть понято также и преимущественно из тех отношений, которые устанавливаются между ребенком и окружающей его социальной средой. <...> Когда же индивид испытывает систематическое воздействие со стороны определенной социальной среды (как, например, ребенок, испытывающий влияние авторитета взрослых), тогда его мысль складывается по известным внешним правилам, которые порождают у него вербализм или вербальный синкретизм, с точки зрения интеллекта, или ряд специфических особенностей (так называемый "легализм"), с точки зрения морали" [5].

Раскрытая Ж. Пиаже феноменология интеллектуального развития ребенка (и сопоставляемая с ней история развития человеческого мышления) стала классикой, и с этими положениями швейцарского исследователя нс могут нс считаться даже тс, кто спорит с его теорией. Тем нс менее итоги исследований Пиаже в массовой литературе нередко вульгаризировались, в результате происходило сужение содержания понятия "культура" и ее отождествление с понятием "интеллект". Сам же интеллект при таком подходе оценивался лишь по единственному критерию: по умению решать тесты. Однако сама природа используемых тестов автоматически приводила к тому, что у представителей европейской и американской культуры показатели были выше, чем у африканцев.

Тесты были ориентированы фактически лишь на стандартного европейца и не отражали особенностей традиционного мышления и культуры. Особенно это касалось представителей тех африканских племен, которые нe имели письменности, а их дети никогда не ходили в школу. К примеру, никогда не видевший автомагистралей ребенок, как бы он ни был умен, не в состоянии ответить на вопросы, которые связаны с характеристикой этих артефактов культуры, например, о роли светофоров. Но ведь и городской европейский ребенок, как правило, не в состоянии ответить на очевидные для всякого африканца вопросы относительно тотемизма или обрядов инициации.

  • [1] Пиаже Ж. Речь и мышление ребенка. М.: РИМИС, 2008. С. 423.
  • [2] Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М., 1969. С. 65.
  • [3] Пиаже Ж. Речь и мышление ребенка. С. 423.
  • [4] Там же. С. 436.
  • [5] Пиаже Ж. Речь и мышление ребенка. С. 435.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >