Право и другие социальные нормы: соотношение, взаимосвязи и различия

Известно, что до права появились социальные нормы догосударственного общества. Причем они были привнесены в жизнь общества самими людьми, вместо или взамен норм права – нормы права в тот период, как мы отметили, еще не появились. Они превратились в признанные или достаточно распространенные эталоны, образцы, правила поведения людей, средства регуляции их взаимодействия. Они "страховали", предохраняли общественную жизнь от хаоса и самотека, направляли ее течение в нужное русло. Одни из них со временем отпадали, другие – возникали, видоизменялись, третьи – навязывались определенными группами людей или властью. Иначе говоря, процесс становления, этих социальных норм носил субъективный характер. В то же время нужда в них диктовалась объективной необходимостью. Ф. Энгельс на этот счет писал: "На известной, весьма ранней ступени развития общества возникает потребность охватить общим правилом повторяющиеся изо дня в день акты производства, распределения и обмена продуктов, позаботиться о том, чтобы отдельный индивид подчинился общим условиям производства и обмена. Это правило, вначале выражающееся в обычае, становится затем Законом"[1].

Социальные нормы догосударственного общества – это не просто абстрактные правила желаемого поведения. Они означают также и сами реальные действия, которые фактически утвердились в жизни, на практике. В этом случае действительные поступки и становились правилами. Иными словами, социальные нормы тогда выражали не только "должное", но и "сущее" поведение людей. Указанные социальные нормы регулировали не всякие, а наиболее типичные массовые отношения. Случайные связи, поступки, действия не отражались в норме. Норма – это всегда стереотип, основанный как па внутренних побуждениях, так и на внешних детерминантах.

По нашему мнению, социальные нормы догосударственного общества достаточно обстоятельно классифицировала и проанализировала Т. В. Кашанина. И мы ниже будем придерживаться ее подхода к рассматриваемой проблеме, ибо он, па наш взгляд, имеет большое значение и в настоящее время[2].

Первыми из всех социальных норм можно выделить ритуалы как специфические правила поведения, в которых обращается внимание па внешнюю форму их исполнения, причем эта форма является строго очерченной. Ритуалы – это еще и церемонии, демонстративные действия, причем эти действия часто красочные, даже театрализованные и они отличаются массовостью. Цель ритуала внушение людям определенных чувств, или иначе с его помощью осуществляется их определенный психологический настрой. Одним словом, ритуалы, без сомнения выполняли регулятивную функцию. Так, церемония вступления парня и девушки в брак преследует цель внушить окружающим мысль о нерушимости брачного союза, его вечности и принадлежности теперь уже к другому родству.

Следующий вид социальных норм – обряды. Это тоже правила поведения, которые заключаются в строгих формах, но в отличие от ритуалов, они глубже проникают в душу и сердце человека и решают воспитательные задачи.

Обряды – несколько более топкие социальные нормы, чем ритуалы. Они давали возможность человеку выразить такие человеческие чувства, как радость, жалость, заботливость, память об умершем человеке. В процессе выполнения обряда обеспечивается сопереживание между людьми. Это их отличает от ритуалов. Так, у всех народов имелись обряды захоронения умерших или погибших. Довольно развитыми были и поминовения. Так, на Руси, еще в древности существовал обряд приносить на могилу к покойному что-либо из еды и питье, что символизировало заботу живых об умершем.

В качестве социальных норм можно рассматривать и мифы. Это разные народные правила (в форме сказки, былины), которые учат людей тому, как нужно себя вести и как не надо.

Мифы объясняли многие стороны нашей жизни, тайну появления человека, его быта, растений и животных, характер отношений в семье. Но, все же, главное в мифах – это их нормативно-регулятивная особенность. Например, сербская сказка "Кто не работает, тот не ест" учит всех, и прежде всего молодых, что надо трудиться, чтобы жить. И тем самым эта сказка помогает регулировать в этой тонкой сфере отношения. Или в известной русской народной сказке "Репка" есть правила поведения, согласно которым надо многим людям строить свою жизнь. В сказке можно выделить следующие "регулятивные" мысли: даже самое трудное дело можно выполнить сообща; нельзя пренебрегать даже самыми малыми усилиями, поскольку они могут оказаться решающими в достижении цели.

Общепризнанными социальными нормами считались также обычаи, т.е. правила поведения, сложившиеся исторически, и которые регулируют устойчивые общественные отношения на протяжении длительного периода времени, в течение жизни нескольких десятков поколений. Одним словом, за каждым обычаем тянется большой исторический период. Обычаи выражают какую-то жизненную закономерность, нарушение которой грозит неприятностями для человека, например, решение дела на основе обычая, передача имущества умершего близким родственникам, воспитание детей матерью, почитание старших, употребление весной постной пищи. В отличие, допустим, от ритуалов, обычай затрагивает суть общественных отношений и поэтому включается в систему практического регулирования поведения людей.

Религиозные нормы – это тоже вид социальных норм, причем очень важных. Они выступают как особые правила поведения, регулирующие отношения между людьми через призму требований Всевышнего творца, бога. В этих нормах проповедуется тесный духовный союз человека с богами (богом). Этот союз состоит в том, что бог открывает человеку свое сердце и свою волю, а человек, пребывая в общении с божеством, делает его волю своей нормой и отдает свои силы на ее реализацию. Верующий человек воспринимает волю божью в качестве нормы своего поведения и видит в божестве установителя заповедей. Религиозные нормы указывали людям путь к спасению, избавлению от страданий, достижению бессмертия. Позднее они начали играть чисто регулятивную функцию: предписывали правила поведения через призму божественного начала, адресовались людям и упорядочивали их поведение. Тем самым в обществе устанавливался нужный порядок взамен возможной анархии и вседозволенности.

Нормы морали тоже рассматривались важнейшими регуляторами жизни людей, ибо в них отражались правила поведения, определяющие, что есть добро и что есть зло. Они, в отличие от норм религии, не навязываются со стороны, а основываются на свободном и самостоятельном убеждении. В установлении этих правил человек является предоставленным себе и своей воле. Понятно, что такого убеждения никто ни у кого заимствовать не может; даже внешним авторитетом нормы морали не могут быть установлены, потому, что единственным авторитетом здесь является голос совести, живущий в глубине души. "Это, конечно, не значит, что формулируя в себе нормы морали и поступая морально, человек должен отбросить свои личные интересы и потребности. Нет, конечно. Но наряду с ними, он должен поставить перед своей совестью вопрос: что есть самое лучшее в личном поведении и в отношении к другим людям. В первобытном обществе таковой считались, например, норма, согласно которой нельзя было покидать поле боя и оставлять соплеменников, даже если явно было проиграно сражение"[3].

Одной из разновидностей социальных норм являются правила этикета. Считается аксиомой, что люди без них никогда не обходились и обходиться не могут, так как в этом случае речь о правилах поведения, касающихся внешнего проявления отношения к людям, причем отношения благоприятного, располагающего к общению, к разговору, заключению соглашений. Так, например, в догосударственном обществе, существовали особые правила обхождения с вышестоящими лицами, которые в обществе занимали высокие посты. Им клялись, их приветствовали какими-то жестами, для них устраивали праздники, им старались отдать драгоценности, боготворить.

В догосударствен ном обществе социальные отношения регулировались с помощью самых различных норм, правил поведения, требований. При этом ряд из этих норм нашли, на наш взгляд, свое проявление и в так называемых мононормах (нормах-запретах, нормах ожиданиях, обрядах). Почему для нас не совсем понятна позиция той же Т. В. Кашаниной, которая обстоятельно проанализировала указанные выше социальные нормы (и многие мононормы) и пришла к выводу, что "никаких мононорм в первобытном обществе не существовало"[4]. Думается, что это спорная позиция, и ее еще надо серьезно обосновывать. Одновременно спорной считаем идею В. П. Алексеева и А. И. Першица, по мнению которых, правила поведения в догосударственном обществе не могут быть отнесены ни к категории правовых, ни к категории моральных норм; они имеют характер мононорм, т.е. норм единых, специфических, еще не дифференцированных и не расщепленных на различные нормы социальной регуляции первобытного общества[5]. К сожалению, эту идею поддержали и отдельные ученые-юристы, вероятно посчитав, что она – истина последней инстанции[6].

В догосударственном обществе, конечно же, существовали разные дифференцированные и расщепленные (но жизни) социальные нормы, кроме, конечно, правовых норм. С их помощью люди регулировали многие возникающие свои отношения, дела, споры, конфликты. С появлением права указанные социальные нормы продолжили жить и действовать (хотя они и видоизменились, обретали новые черты, качества). Они продолжали, каждый вид по-своему, регулировать поведение людей. Правда, на определенных стадиях исторического развития данные нормы по-разному были взаимосвязаны и по-разному соотносились с уже появившимися нормами права, что убедительно показала в своем исследовании социальных норм Т. В. Кашанина[7].

На стадии архаичного права, когда последнее вырабатывалось "снизу", самим народом (т.е. когда возникает народное право) социальные нормы мирно сосуществуют с новыми правовыми предписаниями, и даже первые спокойно преобразуются во вторые. Например, в этот период нормы права иногда принимают характер обычаев, простые обычаи превращаются в правовые нормы, некоторые нормы морали и религии становятся обязательными для всех.

На второй стадии (IX – XV вв.) происходит в обществе разделение труда, появляются частная собственность, неравенство и деление людей на группы (корпорации): богатых, бедных, чиновников. Появляется государство, а соответственно и классово-сословное или корпоративное право и его нормы уже пытаются брать свое, жестко регулировать то, что ранее было сферой внимания многих социальных норм (семейные обряды, обычаи в торговле, в ремеслах, правила пользования вещами). Появляются противоречия между нормами права и морали, нормами права и народными обычаями, традициями и нормами религии. Нормы права стремятся возглавить всю систему социальных норм.

На третьей стадии (XV – XVIII вв.) – стадии развитого, общегосударственного права – тенденции, касающиеся соотношения и взаимосвязи права и иных видов социальных норм, усиливаются. Происходит активное развитие правотворческой деятельности государств. Право как регулятор общественных отношений становится во главе всего механизма социальной регуляции общественной жизни.

И сегодня право нисколько не уступило своего первенства другим видам социальных норм, а скорее, наоборот. Хотя, с другой стороны, сегодня налицо признание, тесная взаимосвязь и бесконфликтное действие (наряду с нормами права) и иных обозначенных выше видов всех социальных норм. Так, например, несмотря на известную "древность", в современном демократическом обществе мирно живут, взаимодействуют и применяются многие "старые" (но не на новый лад!) социальные нормы: ритуалы (церемонии регистрации брака, венчания, ритуал вступления в должность президента, ритуал вручения наград, ритуал смены почетного караула); обряды (обряды захоронения лидеров государства, героев страны, обряды похищения невесты на Кавказе, обряды приношения па могилу умершего съестного); мифы (сказка о добром герое Илье Муромце, о милой Красной шапочке и злом волке); обычаи (делового оборота, передачи после умершего имущества младшему ребенку, почитание стариков); нормы морали (нормы нравственности рабочего, жителя села, бизнесмена, их представления о добре, зле); религиозные нормы (правила поведения человека в храме вообще, во время пасхального богослужения, крестного хода, причащения); нормы этикета (во время дипломатических приемов, заседаний депутатских комиссий, комитетов, ученых советов) и другие.

Встает закономерный вопрос: чем же современное право, будучи взаимосвязанным и взаимодействуя с этими социальными нормами, отличается от всех них? Из проведенного анализа видно, что нынешнее право возникает одновременно с государством, оно тесно связано с этим государством и реализуется его органами; в то время как иные виды социальных норм появляются по инициативе людей в результате их признания и длительного применения как регуляторов общественных отношений; право имеет всеобщий характер, распространяется на всех граждан, тогда как другие социальные нормы действуют в определенной сфере и их реализация ограничена; в ходе применения права используются, когда это необходимо, меры государственного принуждения и наказания, тогда как иные социальные нормы воспринимаются и реализуются людьми по доброй воле, без властного воздействия; нормы права закрепляются официально, в форме законов и иных нормативных актов, в то время как указанные социальные нормы во всем этом не нуждаются.

В этом контексте важно акцентировать внимание на специфических взаимосвязях и различиях права с религиозными, политическими, корпоративными и техническими нормами. Кратко остановимся на этих вопросах.

В начале нормы права определялись религиозными писаниями, канонами, детально регламентировавшими общественную жизнь и предписывающими "правильное" поведение людей. Нынешние связи норм права и норм религии в современных государствах неоднозначны и зависят от сложившихся между ними отношений, определяемых во многом характером государственного режима, формой правления и традициями. Сегодня известны факты образования, формирования новых государств и их правовых систем на религиозной основе. Примером тому может быть, в частности, разделение Индии в 1947 г. на исламское государство Пакистан и собственно Индию, где основной религией населения уже свыше 2000 лет остается индуизм. В начале 1990-х гг. мир стал свидетелем распада Югославии на государства по религиозному признаку, в которых преобладало католическое, мусульманское или православное население.

Право способно как полностью подчинить себя господствующей в обществе религии, так и носить, например, отпечаток критического отношения к каким-либо акциям определенной конфессии либо религиозной деятельности в целом. Такое отношение к свободе выбора религии, принудительное отнесение населения к какой-либо конфессии вопреки воле людей и закону могут стать и становились предметом социальных и политических конфликтов. Межконфессиональные войны нередко длятся десятилетиями (к примеру, в Ливане или Северной Ирландии).

В настоящее время в теории государства и права обычно выделяется на основе отношения государства к религии несколько типов взаимосвязей между правовыми и религиозными нормами, сложившихся в практике современных государств: светского, клерикального, теистического и атеистического.

В первых двух случаях, т.е. в условиях демократического государства, в обществе устанавливается закрепленная в законодательстве автономия права от религии, которая предусматривает отказ от выполнения церковью каких-либо государственно-правовых задач, но, в то же время, допускает придание определенным религиозным правилам юридических качеств. В условиях недемократических государств нормы права базируются на требованиях, установившихся в религиозном или антирелигиозном государстве. Теократические государства, к которым относятся, прежде всего, так называемые коранические страны, т.е. страны официального ислама, строят собственные системы права на определенных догматах веры, правилах религиозного культа, и вследствие чего божественный авторитет религиозных канонов придается юридическим нормам, а их неисполнение является не только преступлением, но и грехом. Государства воинственного атеизма, характерным примером которых в прошедшем веке были некоторые государства социалистического лагеря. В СССР, КНР настаивали на полном отделении права от какого-либо влияния религиозных норм, запрещая или затрудняя с помощью правовых средств работу церкви.

Что касается роли политики в функционировании правовой системы общества, то надо отметить, что она обусловлена такими ее свойствами, как универсальность, т.е. способность воздействовать на любые аспекты общественной жизни, события и отношения, – от масштабов государства и до способности сочетаться с правовыми и иными отношениями в обществе.

Право, в отличие от политики, не весьма пространственно широко включено в жизнь общества. Право может не всесторонне охватывать сферы культуры, идеологии или нравственности. Оно, с одной стороны, становится формой реализации политики государства, и, с другой стороны, право оказывает на политику заметное влияние, будучи проводником основных ценностей общества, которые им закрепляются, обеспечиваются и защищаются. Среди таких ценностей – принципы законности, правопорядка, соразмерности ответственности, требующие от всех граждан и политиков тоже, соблюдения норм права. В силу этого нормы права вбирают в себя юридически важные цели политики, оформления и осуществления ее задач, выбора средств и приемов политического влияния на граждан. Нормы прав а способны устанавливать рамки политической деятельности, в частности, регулируя использование в проведении политики государства мер принуждения.

Отношения между нормами права и политическими нормами в истории иногда переходили рамки разумного сотрудничества. Они иногда становились конфликтными. Примером могут служить ситуации, когда носители политической власти стремились превратить правовую систему в подсобное орудие узаконенного произвола. Противоречия между нормами права и политическими нормами расширяются в связи с проявлением наряду с государством других организационных субъектов политических отношений. В условиях демократических государств формируется и действует система цивилизованного согласования различных политических интересов, что ведет к постепенному сглаживанию коллизий между политическими и правовыми нормами. В таких государствах является закономерным первенство права перед политикой[8].

Корпоративные нормы – это специфические правила поведения, которые издаются с согласия или с санкции государства организациями и объединениями с целью регулирования отношений между членами этих организаций и объединений. Возникновение корпоративных норм происходит на достаточно поздних этапах развития общества, когда появляются различные организации и объединения граждан (компании, профсоюзы, партии, фонды). При этом государство, наблюдая за этим процессом, одобрительно относится к нему, санкционирует деятельность данных организаций и объединений, молчаливо соглашается с тем, что последние принимают свои нормы и правила поведения (корпоративные), закрепляют их в определенных документах (уставах, положениях, регламентах).

В отличие от норм права и иных социальных норм, корпоративные нормы разрабатываются самими организациями и объединениями с молчаливого согласия или санкции государства; они отражаются в уставных актах данных организаций и объединений; в них определяется порядок образования, структура и компетенция общественных организаций, объединений, права и обязанности их членов; корпоративные акты должны соответствовать законодательству и опираться на него; многие корпоративные акты регистрируются государством.

В современных демократических странах роль корпоративного регулирования возрастает. Это вызвано тем, что демократические общества тяготеют к все большей самоуправляемости и правовому разнообразию. Кроме того, эти современные государства все больше опираются сегодня на практику построения так называемой "гибкой" демократии. Власть в обществе, согласно данной идее, не должна концентрироваться только в руках государства, она должна передаваться и различными организациями и объединениями граждан, действующим на основе "разумных" корпоративных норм[9].

И, наконец, о технических нормах, которые исследуются в связи с анализом соотношения и взаимосвязи права и других видов социальных норм[10].

Известно, что технические нормы – это нормы, регулирующие отношения между людьми и внешним миром, природой, техникой. Это отношения типа "человек машина", "человек и орудие труда", "человек и производство". Особенность указанных отношений в том, что на другой их стороне – неодушевленные предметы, поэтому они носят не социальный, а "полусоциальный" характер. Технические нормы определяют научно обоснованные методы и способы обращения с естественными и искусственными объектами, технологическими операциями и процессами. Разумеется, технические нормы нельзя отождествлять с законами природы, как объективно существующими, устойчивыми, повторяющимися связями между явлениями. Первые создаются людьми, вторые не зависят от воли человека.

Среди технических норм есть такие, которые получают закрепление в нормах права и таким образом они приобретают юридическую силу. Их можно назвать технико-правовыми.

Это в основном нормы, действующие в материально- производственной и управленческой сферах (правила противопожарной безопасности, эксплуатации всех видов транспорта, атомных станций, строительных работ, энергоснабжения, хранения и перемещения взрывчатых веществ, обращения с оружием). Некоторые из них снабжены санкциями. Не случайно их иногда называют подвидом социальных норм. Подобные нормы, не теряя своего технического характера, приобретают качественные признаки правовой нормы: они исходят от государства, выражают его волю, обеспечиваются возможностью государственного принуждения, закрепляются в специальных нормах, регулируют, хотя и специфические, но весьма важные отношения. Свою регламентирующую функцию они осуществляют в совокупности с другими правовыми нормами и в этом смысле играют дополнительную роль. Наиболее тесно они связаны с бланкетными нормами.

Остальные технические нормы, в частности, действующие в бытовой сфере, не поддерживаются правом и, следовательно, их нарушение не ведет к какой-либо юридической ответственности (например, правила обращения с: телевизорами, холодильниками, магнитофонами, или правила приема лекарств).

  • [1] Маркс, К. Соч. т. 18. / К. Маркс, Ф. Энгельс. – М., 1961 – С. 272.
  • [2] Кашанина, Т. В. Происхождение государства и права / Т. В. Кашанина. – М., 2004. – С. 176-211.
  • [3] Кашанина, Т. В. Происхождение государства и права / Т. В. Кашанина. – М., 2004. – С. 204.
  • [4] Кашанина, Т. В. Происхождение государства и права / Т. В. Кашанина. – М., 2004. – С. 210.
  • [5] Алексеев, В. П. История первобытного общества / В. П. Алексеев, Л. И. Першиц. – М., 2001. – С. 180.
  • [6] Теория государства и права. Ч. 1. Теория государства. – М., 1995. – С. 57.
  • [7] Кашанина, Т. В. Происхождение государства и права / Т. В. Кашанина. – М., 2004. – С. 211-214.
  • [8] Оксамытный, В. В. Теория государства и права / В. В. Оксамытный. – М., 2004. – С. 331-336.
  • [9] Жуков, В. Н. Право в системе регулирования общественных отношений / В. Н. Жуков // Теория государства и права / под ред. О. В. Мартышина. – М.: Норма, 2007. – С. 208, 209.
  • [10] Морозов, Л. А. Теория государства и права / Л. А. Морозов. – М.: Эксмо, 2005. – С. 200.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >