Политико-правовые идеи французского утопического социализма XVIII в. Ж. Мелье, Морелли, Г. Мабли, Г. Бабеф

Французский утопический социализм эпохи Просвещения на основе требований разума и естественного права критиковал буржуазное общество и утверждал необходимость коммунистического общества как единственно рационального и отвечающего равному праву всех людей на свободу и пользование жизненными благами.

В XVII–XVIII вв. утопический социализм развивался под воздействием широких народных движений. По мере вызревания буржуазных революций в Европе в борьбу против феодализма включались крестьянство, городские низы – предшественники пролетариата. Это придавало размах и силу революциям. Народные массы в них нередко выдвигали в качестве самостоятельных требований равное право на собственность, уравнение наделов земли, объявление ее общим достоянием и т.д. Настроения народных масс оказывали влияние на передовые умы того времени и получали отражение в их утопических учениях.

В предреволюционной Франции XVIII в. коммунистические идеи получают свое развитие в трудах Ж. Мелье, Морелли, Г. Мабли, Г. Бабефа.

Жан Мелье (1664–1729) – основоположник леворадикального направления в учении о государстве и праве. По настоянию родителей он стал сельским священником и потому хорошо знал жизнь деревни, был свидетелем безжалостной эксплуатации крестьян, их тяжких бедствий. Мелье дал резкую и страстную критику феодально-капиталистических порядков и религии.

Ж. Мелье оставил после себя единственную рукопись – "Завещание". Она распространялась в рукописных списках, а полностью была опубликована только в 1864 г. В своем сочинении он мечтал о коммунистическом строе, основанном на коллективной собственности, о жизни, где не будет места угнетателям. Он считал, что без революционной борьбы нельзя покончить с угнетением, несправедливостью, и призывал крестьян взяться за оружие.

В своей концепции Мелье исходил из того, что все люди равны от рождения, имеют одинаковые права на свободу, справедливость и на собственную долю в земных богатствах. Мыслитель отстаивал полное социальное равенство граждан, выступал за отмену частной собственности, обобщение всего имущества; предлагал установить повсеместную выборность должностных лиц. Ж. Мелье утверждал, что реализации естественных прав человека препятствуют несправедливость и тирания власти, он отстаивал право народа на восстание против тирании абсолютизма.

Идеал Мелье – порядки коммунистической сельской патриархальной общины. Мыслитель считал, что все люди одной местности должны объединяться в одну семью- общину, в которой существует общее владение всеми благами, все трудятся и любят друг друга, как братья; общины заключают между собой союз с целью поддержания мира и взаимопомощи, устанавливают "справедливую и соразмерную" власть. Для того чтобы прийти к такому состоянию, люди должны осознать всю несправедливость тиранической власти, освободиться от предрассудков, среди которых первое место занимает религия, которую Мелье подверг разносторонней критике. По его мнению, религия и политика схожи по своим принципам и неплохо уживаются друг с другом, когда заключают между собой союз и дружбу; политика и религия – это "два вора-карманника, которые защищают и поддерживают друг друга". Церковнослужителей, которых государи за верную службу себе вознаграждают "обширными бенефициями и богатыми доходами", Мелье считал активными соучастниками в деле преступного обирания народа всевозможными господами. Он полагал, что "в хорошем и мудром государстве" профессия церковнослужителей должна рассматриваться как "нечто вредное и пагубное".

Ж. Мелье призывал народ к революции: "Постарайтесь объединиться, чтобы окончательно стряхнуть с себя иго тиранического господства ваших князей и ваших царей; опрокиньте повсюду все эти троны несправедливости и нечестия, размозжите все эти коронованные головы, сбейте гордость и спесь со всех ваших тиранов и не допускайте, чтоб они когда-либо царствовали над вами... Объединитесь все в единодушной решимости освободиться от... пустых и суеверных обрядов их ложных религий. И да не будет среди вас никакой другой религии, кроме религии мудрости и чистоты нравов; ...да не будет другой религии как религии решимости окончательно уничтожить тиранию и суеверный культ богов и их идолов; ...да не будет никакой другой религии кроме религии добросовестного труда и благоустроенной жизни всех сообща"[1].

Разработанную схему нового общественного устройства, основанного на коллективной собственности, предложил другой французский мыслитель-утопист Морелли. Он является основателем особого направления утопической мысли – "рационалистического коммунизма". Достоверных сведений о его биографии не осталось, известно только, что он был аббатом, родом из Прованса. Взгляды Морелли стали известными из написанного им трактата "Кодекс природы, или Истинный дух ее законов" (1755).

Морелли был противником концепции договорного происхождения государства, считал, что переход от естественного состояния к государству явился следствием ошибки первых законодателей. Эти законодатели закрепили "чудовищный раздел произведений природы", который вызвал появление множества "жестоких и кровавых законов, против которых природа не перестает возмущаться". Люди от природы наделены равными неотъемлемыми правами – на жизнь, благополучие и счастье. Причиной неравенства выступает частная собственность.

В отличие от Т. Мора и Т. Кампанеллы Морелли не стал излагать свои идеи об устройстве общества на примере какого-то фантастического государства, а предложил конкретный проект законодательства коммунистического строя.

Для обеспечения коммунистических порядков Морелли предложил ввести в действие "Кодекс природы" – конституцию, в состав которой включены 118 законов, три из которых явились основными. Согласно этим законам: частная собственность запрещается; право собственности сохраняется только на предметы личного потребления, на орудия ремесла; всем гражданам должно быть обеспечено право на труд и на содержание от общества при утрате способности к труду. Морелли сформулировал принцип необходимости трудиться по способности: каждый гражданин обязан трудиться сообразно своим силам, таланту и возрасту.

Кроме этих "основных и священных" законов в "Кодексе природы" содержатся законы распределительные (хозяйственные), земельные, об общих порядках, о роскоши, о форме правления, о воспитании, о научных занятиях, о наказаниях и др.

Морелли предполагал сохранение в будущем обществе уголовных законов. Наиболее тяжкими преступлениями признаются убийство, а также попытка "посредством интриги либо иным путем уничтожить священные законы с целью ввести проклятую собственность". Виновный заключается "на всю жизнь, как буйный помешанный и враг человечества, в построенную на кладбище пещеру".

Менее тяжкие преступления (неповиновение должностным лицам или родителям, оскорбление словом или действием) должны караться тюремным заключением от одного дня до нескольких лет. В числе наказаний – лишение нрава занимать определенные должности на время или навсегда. Труд как средство исправления не применяется; напротив, легкие упущения могут наказываться лишением всякого занятия на несколько часов или дней, "дабы праздностью же наказать праздность".

Будущее общество, по Морелли, составляет единое целое, руководимое единым хозяйственным планом. Он сторонник централизованной формы организации общества (в противоположность отдельным самодовлеющим семьям-общинам у Мелье).

Морелли считал, что после введения в действие Кодекса природы законодательная функция государства будет исчерпана, и его основной функцией станет хозяйственно- организаторская, состоящая в распределении работ в обществе и надзоре за снабжением и распределением произведенной продукции. Для осуществления этих функций должны быть созданы единоличные и коллегиальные органы управления.

Морелли отрицательно относился к идее выборов должностных лиц, отстаивал принцип очередности занятия должностей отцами семейств. Ему кажется, что выборность нарушает принцип равенства, поскольку в обществе равных все в одинаковой степени достойны быть избранными.

В "Кодексе природы" Морелли предполагал строгую цензуру и государственный надзор за науками и искусствами, тотальную регламентацию всех сфер социальной и личной жизни. Детальному регулированию подлежали планирование поселений, воспитание и обучение детей, браки и разводы, форма одежды, способы питания, помыслы, нравы и поведение граждан. Все это, по мнению мыслителя, оправдывалось тем, что интересы общества стоят выше интересов личности.

В просветительском духе "Кодекс природы" предусматривал приобщение людей к достижениям науки и искусства, участие в их творческом развитии. Будущее общество свободы, равенства и братства было изображено Морелли как экономически развивающееся, причем научно-технический прогресс представал в качестве необходимой предпосылки удовлетворения растущих материальных потребностей людей и улучшения условий их жизни[2].

Во второй половине XVIII в. "Кодекс природы" представлял собой общественно значимый идеал коммунистического общества. Именно это произведение оказало влияние на последующее развитие представлений об обществе, свободном от классовых антагонизмов, порабощения и угнетения.

Накануне и во время французской буржуазной революции большое распространение среди представителей демократического лагеря получили идеи французского просветителя, аббата[3] Габриэля Бонно де Мабли (1709–1785).

Выходец из богатой дворянской семьи. Получил образование в иезуитском колледже в Лионе и в семинарии в Париже. Впоследствии Мабли отказался от духовной карьеры и служил секретарем Министерства иностранных дел в Париже, а остаток своей жизни посвятил научной деятельности. Основными работами, в которых была изложена суть его концепции, были "Публичное право Европы, основывающееся на договорах, начиная с Вестфальского мира и до наших дней" (1757); "О правах и обязанностях гражданина" (1758); "О законодательстве, или принципы законов" (1776); "Замечания о правительстве и законах американских штатов" (1784).

Согласно концепции Г. Мабли государство и политическая власть созданы на основе общественного договора для защиты прав человека. Народ – единственный создатель политического строя, изначальный носитель верховной власти и ее распределитель, доверяющий власть должностным лицам. Под влиянием Платона и исторического опыта античных республик Мабли относился с недоверием к страстям и порокам толпы и отвергал непосредственное предоставление законодательной власти всей народной массе. Когда народ сам пишет для себя законы, утверждал Мабли, он всегда относится к ним с пренебрежением; "в чистой (т.е. непосредственной) демократии на форуме издаются такие же несправедливые и неразумные законы, как и в диване Турции"[4]. Мабли считал необходимым условием политической свободы и прогресса предоставление законодательной власти выборным представителям народа. Естественная обязанность граждан – назначение таких правителей, которые будут способны обеспечить счастье в обществе. Если правители действуют во вред интересам народа, то народ может сопротивляться тирании и сбросить такую власть. Мабли крайне отрицательно относился к монархии, считал, что должна быть ликвидирована наследуемая монархическая власть и установлен демократический режим.

Частная собственность, по мнению Мабли, должна быть уничтожена. Государству следует культивировать простые потребности и нравы. Мыслитель выступал за принятие целого ряда уравнительных законов, которые должны не умножать доходы, а уменьшать потребности. К таким законам относятся законы против роскоши; закон об отказе государства в покровительстве торговле и купечеству; закон, регулирующий порядок наследования, согласно которому имущество завещателя надлежит равномерно распределять между членами его семьи или передать в руки неимущих данной округи; закон об ограничении владений отдельных граждан.

Свой идеальный строй Г. Мабли рисует в виде небольших, исключительно земледельческих общин, проникнутых духом аскетизма и построенных на ограничении потребностей. Такое содержание концепции мыслителя дает все основания отнести ее к утопическому коммунизму. Идеи утопических социалистов во многом стали основой развития политико-правовых учений в период Великой французской революции.

Гракх[5] Бабеф (настоящее имя – Франсуа-Ноэль Бабеф) (1760–1797) – политический деятель эпохи Великой французской революции, теоретик коммунизма, принял активное участие в революции, издавал газету "Народный трибун".

В 1796 г. участвовал в создании тайного общества "Во имя равенства" для подготовки восстания. По доносу был арестован и приговорен к смертной казни.

Совокупность взглядов Бабефа, или так называемый бабувизм, базируется на идеях Морелли и якобинцев и является кульминацией развития социалистической мысли в революционной Франции конца XVIII в.

Основными работами мыслителя являются "Письмо к сыну" (1794); "Манифест плебеев" (1795).

Бабеф осуждал социальное неравенство и угнетение народа. По мнению мыслителя, борьба за естественное право людей на полное равенство пронизывает всю предшествующую историю человечества. С его точки зрения, французская революция XVIII в. должна была стать последним эпизодом этой вечной борьбы и принести победу бедным и угнетенным. Однако поскольку революция не доведена до конца вследствие гибели Робеспьера, то необходимо ее продолжить вплоть до торжества естественного права. Единственным средством для перехода к коммунизму является насильственная революция.

В переходный период Бабеф и его сторонники (бабувисты) планировали создать революционное правительство, которое введет всеобщее равенство, всеобщую обязательность труда, всеобщее вооружение народа, запретит все формы наследования, упразднит частную собственность в течение жизни одного поколения. При общности имущества "искусство регулирования общественных дел настолько упроститься, что скоро станет доступным для всех". В связи с этим сократится число должностных лиц, которые будут заняты полезным сельскохозяйственным или ремесленным трудом. Центром политической жизни будут народные собрания, на которых станут приниматься наиболее важные законы.

В идеальной республике Г. Бабефа идея равенства приобретает черты грубой уравнительности и примитивизма, отражающие низкий уровень общественного сознания зарождавшегося пролетариата. Полное равенство, как и у Морелли, предусмотрено даже в мелочах, вплоть до одинаковых костюмов и одинаковой мебели в квартирах.

  • [1] Мелье Ж. Завещание. М.: Гос. антирелигиоз. изд-во, 1937. URL: trst.narod.ru/jm/xcviii.htm (дата обращения: 12.02.2013).
  • [2] Кузнецов В. Н., Мееровский Б. В., Грязнов А. Ф. Западноевропейская философия XVIII века: учеб, пособие. М.: Высшая школа, 1986. С. 220.
  • [3] В конце XVIII в. этот титул употреблялся французами как обращение ко всякому молодому лицу духовного звания, еще не получившему священнического сана.
  • [4] Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. СПб.: Брокгауз-Ефрон, 1890–1907. URL: bibliotekar.ru/bem/6.htm (дата обращения: 31.03.2013).
  • [5] Бабеф взял псевдоним "Гракх" в честь римских народных трибунов – братьев Тиберия Гракха и Гая Гракха, защищавших простой народ, проводивших реформы в интересах плебса.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >