Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow История политических и правовых учений

Развитие политико-правовой мысли в Западной Европе в XIX в.

В результате изучения главы 11 студент должен:

  • знать основные тенденции, конкретно-исторические закономерности возникновения и развития, содержание и специфику представлений о государстве и праве в Западной Европе в XIX в.;
  • уметь определить место и роль политико-правовых представлений в Западной Европе XIX в. в контексте мировой государственно-правовой истории, ориентироваться в современных подходах к трактовке воззрений на государство и право Г. Гуго, Ф. К. Савиньи, Г. Ф. Пухты, Б. Констана, И. Бентама, О. Конта, К. Маркса и Ф. Энгельса, других политических мыслителей этого периода; выявлять систему связей политико-правовой теории с исторической обстановкой в стране и интересами различных социальных групп общества;
  • владеть методикой анализа и оценки роли представлений о государстве и праве Г. Гуго, Ф. К. Савиньи, Г. Ф. Пухты, Б. Констана, И. Бентама, О. Конта, К. Маркса и Ф. Энгельса, других политических мыслителей этого периода в последующей эволюции мировой политико-правовой мысли.

Историческая школа права. Г. Гуго, Ф. К. Савиньи, Г. Ф. Пухта

В конце XVIII в. в Германии зародилось особое направление научно-юридической мысли, которое к первой половине XIX в. стало одним из наиболее значительных и влиятельных в государственно-правовой мысли и в юридической науке.

В центр своих теоретико-познавательных изысканий основатели нового направления юридической мысли поставили вопрос о том, как право возникает и, соответственно, какова история его зарождения и развития. Поэтому данное направление получило название исторической школы права.

Ее идейное и организационно-научное оформление связано с деятельностью выдающихся немецких ученых-юристов Г. Гуго, Ф. К. Савиньи, Г. Ф. Пухты.

Главным объектом для критического анализа историческая школа нрава избрала предшествовавшую ей естественно-правовую доктрину, доказывавшую необходимость коренного изменения средневекового политико-юридического строя и принятия государством законов, которые отвечали бы "требованиям разума", "природе человека", а фактически – назревшим социальным потребностям. Представители исторической школы права подвергли критике, прежде всего, тезис естественно-правовой школы о позитивном праве как об искусственной конструкции, создаваемой властью. С точки зрения исторической школы, право возникает спонтанно, и своим происхождением оно обязано отнюдь не усмотрению законодателя.

Представители исторической школы нрава сформулировали четкие положения об органической связи и преемственности в развитии народа и государства, разработали идею нации как "коллективной индивидуальности", высказали предположение о том, что главной творческой силой в истории выступает "народный дух"[1]. Именно в рамках исторической школы впервые в классическом правоведении были сформулировали представления о нраве как о непрерывно развивающемся исторически обусловленном явлении.

Многие западные ученые подчеркивают заслуги этой школы в ее борьбе с абстрактными рационалистическими тенденциями "естественного права", указывают на то значение, которое имели новые, внесенные ею методы изучения исторического развития права и его древнейших источников.

В российской юридической литературе значение исторической школы права недооценено; даже программное произведение Фридриха Карла фон Савиньи "О призвании нашего времени к законодательству и правоведению" (1814) до сих пор не переведено на русский язык[2]. Основные исследования относятся к XIX в. – это, прежде всего, докторская диссертация П. И. Новгородпева[3], а также работы С. А. Муромцева[4] и E. Н. Трубецкого[5].

Основателем исторической школы права был профессор Гёттингенского университета Густав фон Гуго (1764– 1844). Окончив классическую гимназию в г. Карлсруэ, он в 1782 г. поступил на юридический факультет Гёттингенского университета. После окончания университетского курса Гуго был назначен наставником князя Анхальт-Дессау; в 1788 г. он получил степень доктора права в университете Галле.

В этом же году Гуго был пригашен обратно в Гёттинген на должность экстраординарного профессора права; в 1792 г. он становится ординарным профессором этого университета, и более 40 лет преподаст там гражданское и римское право.

Основные положения своей концепции Гуго изложил в работах: "Учебник по истории римского права" (1790); "Учебник и хрестоматия классического пандектного права" (1790); "Учебник естественного права как философии позитивного права, в особенности частного права" (1798).

В этих работах ученый обосновал и показал, что юриспруденция состоит из:

  • а) юридической догматики, которая занимается действующим (позитивным) правом и представляет собой "юридическое ремесло", оперирующее эмпирическим знанием;
  • б) философии позитивного права – "разумной основы научного познания права", т.е. "ученой юриспруденции";
  • в) истории права, которая как раз и доказывает, что право складывается исторически, а не создается законодателем.

В "Учебнике естественного права..." Гуго подвергает критике основные положения естественно-правовой теории.

Концепцию общественного договора ученый категорически отвергает, полагая, что такой договор практически невозможен, поскольку миллионы незнакомых людей никак не могут вступить в соглашение и договориться о "вечном подчинении" учреждениям, о которых они судить еще не могут, а также о повиновении еще не известным им людям.

По мнению Гуго, государственная власть и право возникали по-разному.

Он считал, что право – не искусственное изобретение, а естественный результат длительного исторического развития. Мыслитель первым провозгласил идею самобытного развития права и первый сопоставил его с развитием языка и народных нравов. Ученый доказывал, что подобно тому, как язык не устанавливается договором, не вводится по чьему- либо указанию и не дан от Бога, так и право создается не только (и не столько) благодаря законодателю, сколько путем самостоятельного стихийного развития. Право, подчеркивал он, – это не только установление государства, ведь независимо от законодательной власти с древних времен существует и развивается обычное право. Право развивается так, как правила игры в шахматы, бильярд или карты, где на практике часто встречаются ситуации, еще не предусмотренные поначалу установленными правилами. Исторически сложившийся обычай и есть подлинный источник права.

Гуго выступал против отождествления права и закона. Право он понимал как правила, принимаемые и используемые народом – закон же, исходящий от государственной власти, нередко может быть неприменяемым, т.е. "мертвым". В связи с этим мыслитель приводил пример с переименованием улиц в Гёттингене, когда каждая новая власть меняла названия улиц, а жители упорно пользовались старыми, привычными названиями. Указывая на эту аналогию, ученый отмечал, что законодатель, который не захочет считаться с естественноисторическими реалиями развития права, обречен на бессилие, ибо: 1) он просто не сможет сломить силу вековых традиций; 2) он и не должен к этому стремиться, поскольку в них он может найти прочную опору для своей собственной власти.

По мнению Гуго, акты законодательной власти только дополняют позитивное право; само же позитивное право производно от права обычного, а это последнее произрастает из недр "национального духа", глубин "народного сознания" и т.п.

Основываясь на этих исходных посылках, ученый категорически протестовал против любых правовых реформ, считая главной ценностью права его незыблемость. Ключевым аргументом в пользу сохранения старого порядка он считал привычку людей к уже сложившимся нормам, полагая, что только стабильное, незыблемое право способно выполнить свою главную задачу – утвердить прочный общественный порядок.

Вторым крупнейшим представителем исторической школы права был видный немецкий правовед и историк, профессор Берлинского университета Фридрих Карл фон Савиньи (1779–1861).

Он происходил из старинного дворянского рода. В 1795 г. поступил в университет г. Марбурга, затем некоторое время учился в Гёттингене. Защитив диссертацию на тему "О совокупности преступлений", Савиньи получил должность доцента кафедры уголовного права в Марбургском университете. После 1800 г. главную сферу его интересов составили цивилистика и римское право. В 1810 г. по приглашению В. Гумбольда Савиньи возглавил юридический факультет вновь созданного Берлинского университета. С 1842 по 1848 г. он занимал пост министра юстиции Пруссии, принимая участие в создании проектов Единого германского вексельного устава и прусского Уголовного кодекса, в значительной мере повлиявших на последующее развитие германского законодательства.

Основные работы: "Право владения" (1803); "О призвании нашего времени к законодательству и правоведению" (1814) и шеститомник "Система современного римского права".

Поводом к активному позиционированию Савиньи как сторонника исторической школы права стал выход в 1814 г. в свет книги профессора Гейдельбергского университета Антона-Фридриха Юстуса Тибо "О необходимости "всеобщего гражданского права в Германии", в которой отстаивалась идея кодификации права и создания в этих целях в самые короткие сроки общегерманского гражданского уложения; Тибо полагал, что это уложение должно базироваться на тех же рациональных началах, что и французский Гражданский кодекс 1804 г. (Кодекс Наполеона)[6]. Эта работа вызвала бурную дискуссию в юридических научных кругах Германии. Не остался в стороне и Савиньи, написавший в качестве антитезы работу "О призвании нашего времени к законодательству и правоведению". В ней идея быстрой кодификации германского гражданского права на базе французского права критиковалась как необоснованная и антинациональная. Савиньи в целом не отрицал необходимости кодификации германского права, страдавшего партикуляризмом, однако видел возможность ее осуществления лишь после создания в Германии единой "органично развивающейся правовой науки".

Исходной точкой концепции Савиньи было отрицание всякого участия свободной воли человека в развитии истории вообще и права в частности. Развитие права, полагал ученый, – процесс столь же необходимый и неуправляемый, как и развитие мира природы. Динамика права сродни развитию организма из своего зародыша, и потому вся история права есть медленное, плавное раскрытие той субстанции, которая, как зерно, изначально покоится в почве народного духа.

Мыслитель рассматривает развитие права как исключительно национальный процесс и категорически исключает внешние влияния и иноземные заимствования. Он считал, что право всех народов складывалось исторически, – так же, как и язык народа, его нравы и политическое устройство.

Савиньи выделяет три этапа органического развития права:

  • 1) на первом этапе право существует в сознании народа как "природное право" и выступает в форме обычаев; оно находит формальное выражение в символических действиях, которыми сопровождаются установление или прекращение юридических отношений.
  • 2) на втором этапе, развиваясь вместе с народом и его культурой, право становится предметом обработки со стороны ученых-правоведов, не теряя, однако, при этом связи со своим корнем – общим убеждением и традицией народа. Поэтому юристы, по мысли ученого, – не творцы права, а только выразители национального правосознания; они вырабатывают юридические понятия, обобщая то, что уже возникло на практике. Так появляется "научное право";
  • 3) на третьем этапе право получает санкцию законодателя. Законодатель не должен изобретать каких-либо новых, не существовавших ранее норм; его задача – собирать, приводить в систему и давать точную формулировку нормам права, которые уже сложились в сознании народа и выразились в форме обычаев.

Такой путь развития права Савиньи считает идеальным. Однако жизненные реалии вынуждали мыслителя признавать, что свободная деятельность человека может вмешаться в этот закономерный естественный процесс – в частности, он признавал возможность образования государства путем завоевания. Утверждая естественность развития права из "глубин национального духа", ученый признает возможность отклонения законодателя от этого нормального пути; таким образом, волей-неволей Савиньи признает известную искусственность государственноправовых явлений. При этом учеными отмечается, что благодаря Савиньи идея закономерного развития права, высказанная еще Монтескье, утвердилась в юриспруденции нового времени[7].

Последователем Савиньи был его ученик Георг Фридрих Пухта (1798–1846), который также являлся профессором Берлинского университета и внес значительный вклад в развитие исторической школы права.

Он родился в семье судьи Вольфанга Генриха Пухты, и под влиянием отца занялся юриспруденцией. По окончании учебы преподавал право в ряде немецких университетов, пока окончательно не связал свою судьбу с Берлинским университетом, в котором работал до конца жизни. Был государственным советником и членом комиссии по реформе прусского законодательства.

Основные труды: "Обычное право" (1833); "Учебник пандектов" (1838).

Пухта, вслед за другими представителями исторической школы права, писал о естественном саморазвитии права, которое вытекает из народного духа так же, как язык и нравы.

Первоначальной формой права ученый называя обычай, вытекающий из народного сознания. Затем для выражения обычаев в твердой форме (т.е. для того чтобы зафиксировать, чего именно требует общая воля народа) создается законодательство. Следом возникает юриспруденция, т.е. научное право. Юриспруденция раскрывает юридические положения, лежащие в глубине народного духа, не выраженные ясно ни обычаем, ни законом.

Отличие научного права от других его форм мыслитель видел в том, что это право не обеспечено каким-либо внешним авторитетом. Необходимость обращения к научному праву, например у судей, возникает тогда, когда они не могут найти обоснование своего судебного решения в других формах права: "Часто судье приходится обсуждать отношения, о которых не содержат точного постановления ни обычное право, ни законодательство".

По мнению Пухты, законодатель и юристы не создают нормы права, а лишь содействуют раскрытию различных сторон народного духа. Право и государство проистекают, в конечном счете, из божественной воли через народную волю – как выражение народного духа. Поэтому, полагал ученый, бесполезно искусственно конструировать и предлагать людям ту или иную придуманную правовую систему, поскольку созданная отдельно от самой истории жизни народного духа, не напитанная им, она не может привиться обществу. Праву, как живому организму, свойственна органичность, которая выражается в том, что стадии и ритмы развития права совпадают с ходом эволюции народной жизни. "Выразить это можно одной фразой: право имеет историю".

В своем труде "Обычное право" Пухта доказывает, что юридический обычай – вполне самостоятельная, независимая от признания законодателем форма права. Источник его обязательной силы проистекает не из санкции верховной власти или длительности применения, а из "народных воззрений", т.е. народного правосознания. Сам по себе обычай не создает новой правовой нормы, он лишь закрепляет то, что уже сложилось в сознании народа как обязательное для исполнения правило. Но такое значение Пухта признавал только за обычаями всего народа. Между тем, как верно указывали критики исторической школы права, обычаи практически всегда формируются либо в отдельной местности, либо в пределах отдельного социального слоя[8].

Историческая школа права складывалась иод влиянием процессов, происходящих в праве позднесредневековой Европы, когда рецепция римского права требовала исторического анализа правового материала. В связи с этим данное теоретическое направление способствовало становлению исторического метода в юридической науке; а историзм как метод вызвал к жизни новую науку – историю права.

Историческая школа предложила рассматривать право как непрерывно развивающееся явление, не знающее точки покоя, как социальную материю, опосредуемую коллективным правовым сознанием народа. Представители исторической школы рассматривали право как социо-психический феномен, существующий в контексте национальной культуры, как часть национальной культуры, в которой единство источника (народный дух) сообщает единство и всем другим элементам.

Законодателю историческая школа права отводила роль наблюдателя, полагая, что именно органическое развитие права в соответствии с духом народа и позволяет сохранять непрерывную правовую традицию.

Благодаря усилиям исторической школы, XIX в. в развитии политико-правовой мысли и юридической науки часто называют историческим веком.

  • [1] Дьячек Т. И. Теория духа народа Георга Фридриха Пухты как синтез учения исторической школы права и философии права Гегеля // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. 2008. № 7. С. 57.
  • [2] Дьячек Т. И. Правовое учение Георга Фридриха Пухты: догматический аспект: автореф, дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2009. С. 3.
  • [3] Новгородцев П. И. Историческая школа юристов, ее происхождение и судьба. М., 1896.
  • [4] Муромцев С. А. Образование права по учениям немецкой юриспруденции. М., 1886.
  • [5] Трубецкой E. Н. История философии нрава (новейшей). Киев, 1896; Его же. История философии права (древней и новой). Киев, 1898; Его же. История философии права. М., 1907.
  • [6] Историческая школа права // История политических и правовых учений: учебник / под ред. Μ. И. Марченко. URL: rudocs.exdat.com/docs/index-446570.html?page=ll. (дата обращения: 15.02.2013).
  • [7] Крестовская Н. Н„ Цвиркун А. Ф. История политических и правовых учений: курс лекций. Харьков: ООО "Одиссей", 2002. URL: adhdportal.com/book_3211_chapter_59_ISTORICHESKAJA_SHKOLA_PRAVA.html (дата обращения: 15.02.2013).
  • [8] Дьячек Т. И. Георг Фридрих Пухта как основатель юриспруденции понятий: образы, сложившиеся в научной литературе // Юрид, вестник Ростов, гос. экон, ун-та. 2005. № 1 (33). С. 101–103.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы