Теория "просвещенной монархии" В. Н. Татищева

Василий Никитич Татищев (1686–1750) – русский историк и государственный деятель, сторонник теории естественного права, идеолог абсолютизма в России.

В. Н. Татищев родился под Псковом в небогатой, но родовитой дворянской семье – далекие предки Татищева были "природными Рюриковичами". В 1704 г. Василий Никитич начал военную службу в драгунском полку, неоднократно участвовал в различных сражениях Северной войны. В 1712 г. Татищев получил чин капитана и вскоре был отправлен за границу учиться военному делу. По возвращении, в 1716 г., его перевели в артиллерию, где он занимался инспекцией артиллерийских частей русской армии. В 1720–1722 гг. Татищев руководил государственными металлургическими заводами на Урале, основал города Екатеринбург и Пермь. В 1724–1726 гг. изучал экономику и финансовое дело в Швеции, одновременно исполняя деликатное дипломатическое поручение Петра I, связанное с династическими вопросами. Вернувшись в Россию, в 1727–1733 гг. Татищев возглавлял московскую Монетную контору. В эти же годы он принимал активное участие в политической жизни страны, был автором одного из конституционных проектов, пытавшихся ограничить российское самодержавие. В 1734–1737 гг. вновь руководил уральскими горными заводами, и в этот период горная промышленность России переживала пору своего подъема. Но временщик Карл Бирон добился удаления Татищева с Урала, потому что последний всячески препятствовал разграблению казенных заводов. В 1737– 1741 гг. Татищев находился во главе Оренбургской, а затем Калмыцкой экспедиций. В 1741 – 1745 гг. был губернатором Астрахани. С 1737 г. – тайный советник. Но в 1745 г. по надуманному обвинению во взяточничестве его отстранили от должности и сослали в имение Болдино Московской губернии, где Татищев и прожил последние годы жизни[1].

В. Н. Татищев – ученый и мыслитель, проявивший свои таланты во многих областях практической и научной деятельности. Он является основателем русской исторической науки. В течение 30 лет (с 1719 но 1750 г.) работал над созданием первого фундаментального научного многотомного труда "История Российская". Татищев открыл для науки важнейшие документы – "Русскую Правду", "Судебник 1550 года", "Книгу Большого Чертежа" и др., нашел редчайшие летописи, сведения которых сохранились только в его "Истории", поскольку весь его архив сгорел во время пожара. Татищев – один из первых русских географов, создавший географическое описание Сибири, первым дал естественно-историческое обоснование границе между Европой и Азией по Уральскому хребту. Василий Никитич – автор первого в России энциклопедического словаря "Лексикон Российской гисторической, географической, политической и гражданской". Кроме того, Татищев написал работы по экономике, политике, праву, геральдике, палеонтологии, горному делу, педагогике и др. Главное философское сочинение В. Н. Татищева – диалог. "Разговор двух приятелей о пользе наук и училищах" (1733) (был опубликован лишь в 1887 г. и даже через 150 лет звучал слишком смело для официальной идеологии). Это своего рода энциклопедия, в которой собраны все знания автора о мире: философские, исторические, политические, экономические, богословские и т.д.[2]

В своем исследовании Татищев использовал самые современные достижения западноевропейской науки. Он ссылался на труды Гроция, Пуфендорфа, Вольфа, вместе с тем отрицательно отзывался о сочинениях Макиавелли, Гоббса, Локка, которые, считал, приносят больше вреда, чем пользы.

Впервые в истории российской политико-правовой мысли Татищев рассматривал все проблемы с позиций деизма. С одной стороны, Бог есть "начало всех вещей в мире", а с другой – Бог тоже является частью природы. С законом божьим согласовывается то, что соответствует естественным законам; богоугодным является все, что открывает истину. Такой подход встретил сопротивление со стороны Ф. Прокоповича, а за Татищевым много лет тянулся шлейф подозрений в еретичестве и неверии.

Мыслитель облекал свое деистическое мировоззрение в теорию естественного права. Он считал, что мир развивается одновременно по божественному закону, который изначально заложен Господом, и по естественному, который вырабатывается в мире (природе и обществе) сам по себе.

В соответствии с естественным правом человек должен быть свободным. По Татищеву, естественное состояние – это состояние "вольности". И в то же время, он в характерной для теоретиков естественного права манере утверждает, что чувства и воля отдельного человека обязательно должны сдерживаться разумом: "без разума употребляемое своевольство вредительно есть". Татищев не просто выступал поборником свободы, а пытался найти разумное сочетание различных интересов, найти рациональный порядок в хаосе взаимодействия различных устремлений и желаний, чтобы обеспечить достижение "пользы Отечества".

Для разумного сочетания различных интересов Татищев считает необходимым, чтобы "воле человека была положена узда неволи для его же пользы". Мыслитель выделяет "узды неволи" грех видов:

  • 1) по природе (власть родителей);
  • 2) по договору (крепостное право как договор между холопом и господином);
  • 3) по принуждению (рабство или невольничество).

Государство также выступает в виде "узды неволи": с одной стороны, это узда по природе, поскольку власть монарха подобна родительской (природной), с другой стороны, узда по договору, так как основой всякого государства является общественный договор.

При анализе различных форм организации власти Татищев впервые в истории русской политико-правовой мысли использует историко-географический подход. Размышляя над целесообразностью каждой из форм государственной организации общества, мыслитель исходил из конкретноисторических и географических условий жизни народа той или иной страны. К числу основных факторов, определяющих форму государства, он относил географические условия, размер территории и уровень просвещения народа: "Нуждно взирать на состояния и обстоятельства каждого сообсчества, яко на положение земель, пространство области и состояние народа". В данном случае видны черты сходства политических взглядов В. Н. Татищева и французского мыслителя Ш. Монтескье ("О духе законов"). Причем однозначно татищевская концепция является оригинальной – она формировалась совершенно самостоятельно, поскольку Татищев написал свои политические произведения на 15 лет раньше Монтескье.

Следуя традиции, идущей от Аристотеля, Татищев выделял три основные формы политического правления – демократию, аристократию и монархию, – и признавал возможность существования любой из них, включая смешанные формы.

Применяя свои теоретические рассуждения к политической практике, Татищев утверждал, что демократия осуществима только в небольшом государстве-городе или в маленькой области. Аристократия полезна в государствах, состоящих из нескольких городов, защищенных от неприятельских нападений природной средой (например, на островах). Особенно применима аристократия у просвещенного народа, привыкшего к соблюдению законов без принуждения и страха. Примером аристократии мыслитель считал Венецию.

Для России наиболее приемлемой формой правления, согласно Татищеву, является монархия. В подобных великих государствах – с обширной территорией, сложной географией и, главное, непросвещенным народом, по убеждению мыслителя, не может быть ни демократии, ни аристократии, в доказательство чего он приводит многочисленные примеры вреда того и другого – Смуту, "Семибоярщину" и др. Вместе с тем монархия в России должна быть, во-первых, просвещенной, а во-вторых, ограниченной законами Бога и природы (естественным законом). Татищев считал необходимым введение представительных учреждений, участие в которых могло принимать только дворянство. Формально признавая, что законодательство "состоит единственно во власти монархической", фактически Татищев передавал право подготовки законов высшему органу власти – Сенату. По его мысли, это было необходимо для того, чтобы наладить порядочное законодательство, компетентное решение дел центрального управления, пресекать фаворитизм, казнокрадство, взяточничество, а также для обсуждения важнейших проблем ("война, смерть государя или какое другое великое дело").

Много внимания Татищев уделял обоснованию сословной структуры, положению основных классов-сословий феодальной России. Сословное деление общества, по мысли Татищева, обусловлено исторически сложившимся разделением труда: дворянство охраняет государство; другие сословия своими трудами способствуют его процветанию. Главными показателями государственной мощи Татищев считал "многолюдство и богатство", "а богатству корень – купечество и рукоделие". Купечество мыслитель ставил в государстве на почетное место. Крепостное право называл "уздой неволи" но договору между холопом и господином. Вместе с тем он выражал серьезные сомнения в экономической эффективности и целесообразности крепостничества. Более того, он считал, что введение крепостного права в начале XVII в. было ошибкой Бориса Годунова, принесшей большой вред России и вызвавшей Смуту. Осознавая всю пагубность крепостного состояния, мыслитель тем не менее опасается, что освобождение крестьян может принести еще больше вреда и стать причиной "смятения, распрей, коварства и обид". Отношение Татищева к крепостному праву наиболее ярко выражено в его "Кратких экономических до деревни следующих записках" (1742) (были опубликованы лишь в 1852 г.), содержащих рекомендации по рациональному ведению сельского хозяйства в деревнях. В этих записках Татищев не размышляет о достоинствах или недостатках крепостного труда, а исходя из существующего положения, предлагает различные способы подъема благосостояния как помещиков, так и крестьян. В первую очередь он считает необходимым отменить барщину и отпустить крестьян на оброк, тем самым, предоставив больше возможностей для развития крестьянской самодеятельности в рамках крепостного строя. Наряду с этим Татищев предусматривал неустанный и жесткий контроль помещика к распорядку жизни крестьян. Помещики должны следить даже за тем, как крестьяне работают на себя, а то они, пояснял Татищев, "от лености в великую нищету приходят, а после приносят на судьбу жалобу". Автор записок предлагал "иод жестоким наказанием" запрещать драки, пьянство и продажу излишков продуктов вне деревни без разрешения помещика. Необходимым условием повышения доходности помещичьих вотчин, Татищев считал улучшение качества быта крестьян. Он предлагал в каждом селе построить бани, школы, приюты.

Как и другие представители школы естественного права, Татищев различает естественные и гражданские (положительные) законы. Естественные законы – едины и всеобщи, гражданские законы – различны для каждого народа.

Татищев выступал за обновление законодательства, считал целесообразным подготовить новое Уложение. В связи с этим замыслом он анализировал предшествующее русское законодательство и считал необходимым изучение опыта других стран. К законам Татищев предъявлял ряд требований: краткость, четкость и простота изложения ("чтобы никаких иноязычных слов не было"; "всякий закон что короче, то внятнее"); выполнимость, недопустимость чрезмерных угроз наказаниями, согласованность законов, непротиворечивость законодательства, своевременное и широкое объявление закона ("ибо кто, не зная закона, преступит, тот по закону оному осужден быть не может"), сохранение в законе древних обычаев, если они не противоречат общей пользе.

Причиной внутренних распрей и возмущений Татищев считал невежество народа. Он всеми способами старался показать пользу науки и просвещения для государства, активно боролся с теми, кто утверждал, что народное невежество выгодно для власти: "незнание или глупость как самому себе, так и малому и великому обществу вредительно и бедно". Со своей стороны, Татищев "рад и крестьян иметь умных и ученых". Мыслитель считал, что каждое сословие должно учиться наукам, необходимым для выполнения своего долга перед государством. Дети родителей, имеющих доход свыше тысячи рублей в год, должны сами содержать учителей и самостоятельно выделять средства на обучение. Государственные же средства следует "неимущим оставить". Полезно совместное обучение "знатных и неимущих". Рядом со знатными неимущие научатся "обхождению" и приобретут "смелость". А присутствие талантливых, но "неимущих" учеников поднимет на должный уровень все обучение, а сами они смогут впоследствии стать "совершенными учителями". Другого применения специалистам из третьего сословия, получившим дворянское образование, Татищев предложить, очевидно, не мог[3].

Мыслитель выступал за широкую веротерпимость, считал, что межрелигиозные распри можно предупредить "добрыми законами" и просвещением. Между умными людьми такие распри невозможны, "понеже умному до веры другого ничего касается, и ему равно, лютор ли, кальвин ли, или язычник с ним в одном городе живет,... ибо не смотрит на веру, но смотрит на ...его поступки и прав"[4].

Вера в силу просвещения и разумных законов принесла В. Н. Татищеву славу первого в России просветителя.

  • [1] Перевезенцев С. В. Василий Никитич Татищев // Слово. Православный образовательный портал. URL: portal-slovo.ru/history/35578.php (дата обращения: 23.02.2013).
  • [2] Перевезенцев С. В. Василий Никитич Татищев // Слово. Православный образовательный портал.
  • [3] Кузьмин А. Г. Татищев. М.: Молодая гвардия, 1981. С. 209.
  • [4] Кузьмин А. Г. Татищев. М.: Молодая гвардия, 1981. С. 191.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >