Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow История политических и правовых учений

"Охранительная идеология" Η. М. Карамзина

Николай Михайлович Карамзин (1766–1826) – идеолог русского консерватизма, придворный историограф, автор многотомного труда "История государства Российского" (т. 1–12, 1816-1826).

Карамзин родился в селе Михайловка Симбирской губернии (Оренбургская область) в дворянской семье. Получил хорошее домашнее образование. В 14 лет был отдан в частный пансион профессора Московского университета И. М. Шадена. Одновременно посещал лекции в университете. В 1783 г. Карамзин был определен в лейб-гвардии Преображенский полк в Петербурге, куда записан был еще малолетним, но в начале 1784 г. вышел в отставку и уехал в Симбирск, где вступил в масонскую ложу "Золотого венца". В конце 1784 г. Карамзин переехал в Москву, где вступил в масонское "Дружеское ученое общество". Однако довольно скоро поняв преступную сущность подобного рода организаций, он уже в 1788 г. порвал с масонами.

В 1789 г. Карамзин отправился в заграничное путешествие, посетил Германию, Швейцарию, Францию и Англию, встречался с И. Кантом, И. Гете, в Париже был свидетелем событий Французской революции. Впечатления от поездки по западноевропейским странам и отрицательное отношение к революции во Франции Карамзин изложил в "Письмах русского путешественника" (1791 – 1792).

В 1803 г. Александр I подписал указ о назначении Карамзина историографом. С этого времени и до самой смерти Карамзин занимался "по высочайшему повелению" "Историей государства Российского". Несмотря на то что в московском пожаре 1812 г. погибли библиотека Карамзина и многие используемые им архивные источники других книгохранилищ, многолетние труды его увенчались успехом: в 1816 г. вышли в свет первые 8 томов "Истории государства Российского", охватывающие период с древнейших времен до 1560 г. А. С. Пушкин писал: "Все, даже светские женщины, бросились читать историю своего отечества, дотоле им неизвестную. Она была для них новым открытием. Древняя Россия, казалось, найдена Карамзиным, как Америка Колом- бом. Несколько времени ни о чем ином не говорили"[1]. В 1821 г. вышел 9-й том о царствовании Ивана IV Грозного, в 1824 – 10-й и 11-й тома о Федоре Ивановиче и Борисе Годунове. 12-й том, дойдя до событий 1611 г., Карамзин завершить не успел. Не боясь неудовольствия царя, Карамзин написал свою "Историю" так, как думал, не заботясь ни о моде, ни о молве. "Подвиг честного человека"[2] – так оценил этот труд Пушкин.

Свои политические взгляды Η. М. Карамзин изложил в "Записке о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях" (1811), написанной по просьбе великой княгини Екатерины Павловны, младшей сестры Александра I, вокруг которой объединились дворяне, не довольные либеральной политикой императора и еще более реформами Сперанского. "Записка" была представлена Александру I в марте 1811 г. во время его поездки в Тверь, где проживала великая княгиня.

В "Записке" были сформулированы многие важнейшие положения отечественной консервативной идеологии, а также содержалась критика реформ, проведенных по инициативе Μ. М. Сперанского.

Η. М. Карамзин отрицал "насильственные потрясения", поскольку считал, что "всякая новость в государственном порядке есть зло, к коему надобно прибегать только в необходимости: ибо одно время дает надлежащую твердость уставам; ибо более уважаем то, что давно уважаем и все делаем лучше от привычки"[3].

Автор "Записки" высказал необходимость и благодетельность для России самодержавия и резко осудил любые попытки учреждения конституции, хоть в чем-то ограничивающей власть царя. Поскольку, утверждал историк, Россия – страна огромная, то единство действия власти в ней может обеспечить только самодержавие. Попытки поставить закон выше государя неизбежно противопоставят монарху какие-то учреждения, призванные этот самый закон охранять, а это опасно: "Две власти государственные в одной державе суть два грозные льва в одной клетке, готовые терзать друг друга, а право без власти есть ничто, – пишет Карамзин. – Самодержавие основало и воскресило Россию... В монархе российском соединяются все власти: наше правление есть отеческое, патриархальное"[4].

Примерами из истории Η. М. Карамзин стремился доказать, что "Россия гибла от разновластия, а спаслась мудрым самодержавием"[5]. И все же, пишет Карамзин, власть самодержца имеет границы: царь может все, но не может законно ограничить свою власть, т.е. самодержец не имеет права упразднить самодержавие. Так же пределом самодержавной власти являются привилегии дворянства. "Самодержавие есть палладиум России; целость его необходима для ее счастья; из сего не следует, чтобы государь, единственный источник власти, имел причины унижать дворянство, столь же древнее, как и Россия... Права благородных суть не отдел монаршей власти, но ее главное, необходимое орудие, двигающее состав государственный"[6].

Η. М. Карамзин выступает в защиту привилегий дворянства как замкнутого сословия. Он порицает петровскую "Табель о рангах", в соответствии с которой лица, достигшие определенных чинов, наделялись личным или потомственным дворянством: "Надлежало бы не дворянству быть по чинам, но чинам по дворянству"[7]. Как представитель так называемого дворянского консерватизма Карамзин обладал завышенными представлениями о роли "шляхетского" сословия. Вместе с тем он не отстаивал классово-эгоистичные интересы русского дворянства, а признавал за ними центральную роль в жизни нации и государства, что предполагает не только защиту дворянских прав, но и требование дворянских обязанностей.

Право, государство, сословный строй России Η. М. Карамзин связывает с идеей самобытного народного духа. Идя по пути просвещения, власть не должна навязывать народу чуждые ему законы и учреждения – "законы народа должны быть извлечены из его собственных понятий, нравов, обыкновений, местных обстоятельств". Мыслитель утверждал, что к России вообще неприменимо понятие прав гражданских: "У нас дворяне, купцы, мещане, земледельцы и проч. – все они имеют свои особенные права – общего нет, кроме названия русских"[8].

Η. М. Карамзин был противником отмены крепостного права, считал это губительно как для самих крестьян, так и для государства в целом. Освободить крестьян для Карамзина значило сделать их свободными от власти дворян, но оставить их без земли, поскольку земля – есть собственность дворянская. Поэтому крестьяне все равно будут вынуждены обрабатывать господские поля, для того чтобы как-то выжить. Дворяне не станут щадить крестьян, переставших быть их собственностью, а будут выжимать из них максимум прибыли, заключая с ними заведомо невыгодные и неисполнимые контракты. Крестьяне начнут искать более умеренных в требованиях работодателей, переходя от одного к другому, а поля тем временем будут оставаться не обработанными, житницы будут пустыми.

В то же время крестьяне, освобожденные от надзора господ, "станут пьянствовать, злодействовать, – какая богатая жатва для кабаков и мздоимных исправников, но как худо для нравов и государственной безопасности!" Карамзин уверен, "что крестьяне благоразумного помещика, который довольствуется умеренным оброком или десятиною пашни на тягло, счастливее казенных, имея в нем бдительного попечителя и заступника". В угоду стабильности государства мыслитель считает "безопаснее поработить людей, нежели дать им не вовремя свободу, для которой надобно готовить человека исправлением нравственным"[9]. По мнению мыслителя, отмене "рабского состояния" в России должна предшествовать долгая и кропотливая работа по воспитанию свободной личности. Немедленное освобождение крестьян от крепостной зависимости предполагает только внешнюю свободу, Карамзин же противопоставлял ей свободу внутреннюю: нравственное совершенствование человека. Политическая эмансипация человека без внутреннего его исправления, по мнению мыслителя, лишь высвободила бы его пороки.

Главной ошибкой законодателей своего времени Η. М. Карамзин называет создание новых государственных учреждений – разных министерств, Государственного Совета и пр. Надо не перестраивать учреждения, писал мыслитель, а найти для управления Россией 50 умных и добросовестных губернаторов, которые "обуздают хищное корыстолюбие нижних чиновников и господ жестоких, восстановят правосудие, успокоят земледельцев, ободрят купечество и промышленность, сохранят пользу казны и народа".

Η. М. Карамзин советует также возвысить духовенство, приниженное, по его мнению, во времена Петра. По своему значению Синод должен быть поставлен рядом с Сенатом. "Нс довольно дать России хороших губернаторов – надобно дать и хороших священников, – замечал Карамзин, – без прочего обойдемся и не будем никому завидовать в Европе. Дворянство и духовенство, Сенат и Синод как хранилище законов, над всеми – Государь, единственный законодатель, единственный источник властей. Вот основание Российской монархии..."[10]

"Записка", выражавшая настроение основной массы дворянства, сыграла решающую роль в прекращении проектов либеральных реформ, а также в отставке и последующей опале Μ. М. Сперанского.

Консервативная концепция Η. М. Карамзина стала идеологическим базисом самодержавной власти в России. Заметное влияние она оказала на государственную идеологию и практику ее воплощения при Николае I.

  • [1] Пушкин А. С. Поли. собр. соч.: Т. 12. С. 57.
  • [2] Там же.
  • [3] Карамзин Н. М. Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях. М.: Наука, 1991. С 56.
  • [4] Там же. С. 48.
  • [5] Там же. С. 22.
  • [6] Там же. С. 105.
  • [7] Карамзин Η. М. Записка о древней и новой России... С. 106.
  • [8] Там же. С. 91.
  • [9] Карамзин И. М. Записка о древней и новой России... С. 74.
  • [10] Там же. С. 108-109.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
     

    Популярные страницы