Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Морское право

Период от Конференции мира в Гааге 1899 г. до Крымской (Ялтинской) конференции 1944 г.

Вторая половина XVIII столетия ознаменовалась достаточно активной деятельностью европейских держав по принятию норм международного права, в первую очередь нацеленных на гуманизацию вооруженного противоборства: 29 ноября (11 декабря) 1868 г. принимается Санкт-Петербургская декларация о запрещении употребления разрывных пуль, в 1888 г. – Декларация об отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль; 29 июля 1899 г. проводится Международная конференция мира в Гааге и принимается Гаагская конвенция о запрещении применения пуль типа "дум-дум" и в 1907 г. заключается Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны. Уже перед Второй мировой войной подписывается Женевский протокол о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых и других подобных газов и бактериологических средств 1925 г.

В 1930 г. состоялась Гаагская конференция по кодификации международного права, которая, среди прочих, рассматривала вопрос о территориальном море. Однако непримиримость позиций участников и отказ идти на компромиссы сделали невозможным полный успех конференции.

Отсутствие общего признания по вопросам применимости норм права в военных действиях на море неизбежно сказалось во время мировых войн. "Беззакония, умышленно совершенные Германией во время Первой мировой войны, – отмечал Д. Коломбос, – с еще большей силой повторились во Второй мировой войне"[1].

Этот драматический период развития международных отношений и международного права был завершен состоявшейся 4–11 февраля 1945 г. Крымской (Ялтинской) конференцией руководителей СССР, США и Великобритании, поскольку кроме вопроса участия СССР в войне с Японией, на ней, по сути, рассматривались вопросы послевоенного устройства мира. Принятые на Конференции решения имели непосредственное отношение к "юридической" географии морского побережья Балтийского и Черного морей, а также Тихого океана. Советскому Союзу передавались Курильские острова, возвращались территории южной части острова Сахалин и всех прилегающих к ней островов; устанавливались преимущества в использовании торгового порта Дарена и восстановления прав аренды на Порт-Артур.

Период от создания ООН до применения сил НАТО в отношении Югославии.

Идея создания глобальной межправительственной организации для предотвращения войн и поддержания мира занимала умы человечества с давних пор. Один из таких проектов лег в основу Лиги Наций (1919 г.), так и не ставшей эффективным инструментом политического и международного сотрудничества.

В целом за время от Первой до Второй мировой войны разработка проблем организации международного мира и безопасности двигалась весьма медленно.

Вторая мировая война, в силу ее масштабов, методов террора, применяемых фашистскими армиями, дала мощный толчок правительственной и общественной инициативе по организации мира и безопасности. На правительственном уровне вопрос создания организации международной безопасности возник, по сути дела, с первых дней войны. В научной литературе существуют разногласия о том, кто из союзников и в каком документе первым предложил создание ООН. Западные ученые таким документом назвали Атлантическую хартию Рузвельта и Черчилля от 14 августа 1941 г. Советские исследователи ссылались на советско-польскую декларацию от 4 декабря 1941 г.

Созданию ООН предшествовало несколько событий. В Лондоне 12 июня 1941 г. была подписана так называемая Союзническая декларация, в которой союзники обязались работать вместе с другими свободными народами как в войне, так и в мире и которая стала первым шагом к созданию ООН. Последовавшие за этим Атлантическая хартия (14 августа 1941 г.)[2], Декларация Объединенных

Наций (1 января 1942 г.)[3], Московская[4] и Тегеранская 1943 г. конференции, а затем Конференция в Думбартон-Оксе (Вашингтон, США) 1944 г. завершили подготовительный этап создания ООН, определив цели, структуру и функции этой всемирной организации. После встреч в Ялте президент США Ф. Рузвельт, премьер- министр Великобритании У. Черчилль и председатель СНК СССР И. Сталин заявили о своей решимости учредить Всеобщую международную организацию для поддержания мира и безопасности.

Делегаты от 50 стран собрались 25 июня 1945 г. в Сан-Франциско на Конференцию Объединенных Наций по вопросу о создании международной организации и приняли ее Устав, подписанный 26 июня 1945 г. в здании Мемориала ветеранов войны. Устав ООН 24 октября 1945 г. был ратифицирован пятью постоянными членами Совета Безопасности, а также большинством других подписавших его государств, и вступил в силу. Наступил новый этап международных отношений и развития международного права.

До Второй мировой войны вопросы, связанные со свободой кораблевождения и ресурсами Мирового океана, разрабатывались в целом ряде не связанных между собой международных конвенций, посвященных другим проблемам, а также в двусторонних соглашениях между государствами. Международные конвенции заключались, как правило, несколькими заинтересованными морскими державами (например, всего девятью государствами были подписаны Конвенция об уважении свободы судоходства в Суэцком канале 1888 г. и Международная конвенция о режиме судоходных проливов международного значения 1936 г., более известная как Конвенция Монтрё).

В 1945 г. США в одностороннем порядке распространили свою юрисдикцию на континентальный шельф и прилежащие воды; этому примеру вскоре последовали и некоторые другие государства. Причем во многих случаях территориальными водами объявлялись пространства, традиционно считавшиеся частью открытого моря, что непосредственно сказалось на возможности морских государств осуществлять свободный доступ к морям как средству международных транспортных сообщений.

В начале 1950-х гг. стали предприниматься попытки кодификации морского права. Подготовительную работу в этой области в значительной мере осуществляла Комиссия международного права, специально созданная для этой цели в 1947 г. в соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 174 (II). В период с 1949 по 1956 г. с учетом сложившихся и общепризнанных международных обычаев и новых факторов в области как мирового политического развития, так и освоения Мирового океана, Комиссия подготовила проект статей, относящихся к морскому праву, и рекомендовала Генеральной Ассамблее ООН созвать международную конференцию полномочных представителей для его рассмотрения. Эта рекомендация была принята в соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи 1105 (XI) от 21 февраля 1957 г.

В I Конференции ООН по морскому праву, проходившей в Женеве с 24 февраля по 29 апреля 1958 г., приняли участие делегации от 86 стран. Конференция должна была рассмотреть все основные вопросы международного морского права, принять во внимание не только юридическую, но и техническую, биологическую, экономическую и политическую стороны проблемы и изложить результаты своей работы в одной или нескольких международных конвенциях или в каких-либо других актах, которые она признала бы подходящими.

Попытки ООН закрепить сложившиеся обычные нормы международного морского права материализовались подписанием четырех соглашений и факультативного протокола, а именно: Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне, Конвенции о континентальном шельфе, Конвенции об открытом море, Конвенции о рыболовстве и сохранении живых ресурсов открытого моря, а также Факультативного протокола, касавшегося порядка принудительного урегулирования споров. Указанные конвенции подтвердили общепринятый, традиционный подход к свободе морей, оставив, к сожалению, без ответов важные вопросы, касающиеся, в частности, максимальной ширины территориального моря и протяженности зоны прибрежного рыболовства, на которую должна распространяться юрисдикция государства.

Для решения оставшихся в морском публичном праве неразрешенных вопросов в 1960 г. была специально созвана II Конференция ООН по морскому праву, но и она из-за негативной позиции некоторых стран, вновь выступивших против 12-мильного предела ширины территориального моря, окончилась неудачей. Отсутствие договорной международно-правовой нормы о ширине территориального моря продолжало осложнять отношения между государствами.

Новым этапом в прогрессивном развитии и кодификации международного морского права стала III Конференция ООН по морскому праву, которая длилась с 1973 по 1982 г. В ней участвовало около 160 государств. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 3067 (XXVHI) от 26 ноября 1973 г. определила в качестве задачи этой конференции "принятие конвенции по всем вопросам, касающимся морского права". Конференция разработала и представила государствам на рассмотрение КМП-82, которую подписали 159 государств, Совет ООН по Намибии и Европейское экономическое сообщество. Некоторые политики и ученые склонны относить этот документ к "Конституции мирового океана". Действительно, до того времени еще не удавалось подписать международный договор по столь широкому кругу вопросов морепользования. Однако достичь соглашений по всему спектру проблем эксплуатации морских ресурсов и на этот раз не удалось. По-видимому, основная причина этого обстоятельства заключается в том, что морское судоходство, рыбопромысловая и иная деятельность государств на просторах Мирового океана всегда была связана с реализацией их жизненно важных национальных интересов, а последние противоречивы.

С окончанием холодной войны отошла на задний план опасность широкомасштабного вооруженного конфликта. На рубеже столетий помимо противодействия распространению оружия массового поражения, предотвращения и урегулирования региональных конфликтов новыми вызовами международной безопасности становятся международный терроризм, наркобизнес, незаконный оборот оружия, решение острых экономических и экологических проблем глобального и регионального характера, в том числе проблем ядерной и радиационной безопасности (примерно такие же измерения международной безопасности заложены в российской Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденной Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г. №537). К сожалению, с начала 1990-х гг. политико-правовой климат не улучшался за счет сближения Востока и Запада, а строился на основе постепенного расширения западных организаций, прежде всего ЕС и НАТО[5], и поэтому многие из вышеперечисленных проблем не исчезли, а даже в какой-то мере обострились.

В течение 1990-х гг. Россию отличал собственный подход к проблемам европейской безопасности: российская дипломатия достаточно активно пыталась сформулировать и реализовать такую концепцию европейской безопасности, которая не приводила бы к существенному изменению баланса сил в Европе и продолжала отвечать национальным интересам России. Ставка на СБСЕ, которую делала российская дипломатия при оценке нового миропорядка в первой половине 1990-х гг., заключалась в том, чтобы сделать эту организацию главной структурой европейской безопасности, возможно включающей в себя такую военнополитическую структуру, как НАТО[6].

Представляется, что эта позиция была весьма далекой от реальностей, складывавшихся в Европе. Во второй половине 1990-х гг. в рамках ОБСЕ в соответствии с Лиссабонской декларацией 1996 г. началась разработка модели безопасности Европы. Уже на начальном этапе для XXI в. выявились существенные расхождения среди государств-участников как по самой концепции европейской безопасности, так и по роли ОБСЕ. Российская сторона, внесшая в ходе работы 11 проектов различных разделов новой Хартии европейской безопасности, исходила из того, что Хартия должна стать политически обязывающим весомым документом, закладывающим принципиальные основы отношений государств и организаций в Европе. По мнению России, в документе должна была быть закреплена центральная роль ОБСЕ в формирующейся в Европе системе равной и неделимой безопасности. При этом российская дипломатия опиралась на соответствующие положения Лиссабонской декларации 1996 г., решений в Копенгагене (1997) и Осло (1998), а также встреч Совета министров иностранных дел ОБСЕ.

Российская правовая доктрина европейской безопасности предусматривала максимальную кодификацию европейских международно-правовых норм по таким вопросам, как разоружение, регулирование конфликтов и обеспечение прав человека.

Совет НАТО 22 марта 1999 г. проголосовал за расширенное проведение силовой акции против Югославии. Генеральному секретарю Североатлантического альянса Хавьеру Солане на заседании Совета было предоставлено право единолично решить вопрос о бомбардировках территории Сербии, которые начались в последующие дни. Применение сил НАТО в Югославии внесло существенные изменения в систему международных отношений, трансформировало стратегию НАТО в сторону глобализации применения военной силы и верховенства США в вопросах принятия решений по международной безопасности. Правовая сущность применения сил НАТО против Югославии – это нарушение двух из основных (вне зависимости от важности предлога) принципов международного права: недопустимости решения споров с помощью силы и нерушимости границ и территориальной целостности государств.

Применительно к морским пространствам данная тенденция проявляется в легализации развертывания в различных районах Мирового океана крупных военно-морских соединений – авианосных групп, с которых совершаются боевые авианалеты на территории суверенных государств (Югославия, Ливия), а также в контроле за иностранным коммерческим судоходством за пределами рамок КМП-82 (например, задержание российских танкеров по подозрению в нарушении санкций ООН в отношении Ирака).

Современный период. В интересах "защиты гражданского населения" Ливии 19 марта 2011 г. началась военная операция под названием "Одиссея Рассвет" (англ. – Odyssey Dawn), в которой участвовали США, Великобритания, Франция, Италия и Канада, Бельгия, Испания и Дания. Вся операция свелась к обстрелу ливийской территории с кораблей и самолетов ВМС НАТО. "Борцы за безопасность" ливийского мирного населения ссылались на резолюцию Совета Безопасности ООН № 1973, позволившую им применить силу, а по сути развязать военные действия против суверенного государства. Вместе с тем принятая 17 марта 2011 г. указанная резолюция Совета Безопасности ООН устанавливала запрет на все полеты в воздушном пространстве Ливии (п. 6–12), определяла обеспечительные меры по соблюдению эмбарго на поставки оружия (п. 13–16) и замораживала активы отдельных ливийских граждан (замораживание активов можно отнести к новеллам в деятельности Совета Безопасности ООН, призванного принимать решения по обеспечению международного мира и безопасности). Поскольку резолюция не содержала указаний на применение силы в отношении Ливии, а она (сила) крупномасштабно была применена силами коалиции, можно констатировать, что не только английский, но и французский[7] тексты указанной резолюции содержали иной смысл, нежели переводы на остальные официальные языки ООН.

Определить дальнейшие тенденции развития международного права достаточно сложно. Возможно, ООН вновь обретет свой прежний статус, инкорпорировав новых постоянных членов Совета Безопасности. Возможны и иные сценарии, например страны НАТО отказываются от ранее взятых международных обязательств как не отвечающих их новым военно-политическим возможностям и расширяют полномочия организации за счет внесения изменений в договор о ее создании, подменяя тем самым функции ООН.

С учетом возрастания усилий по освоению ресурсов Мирового океана и его значимости для большинства государств, широко используемые США и НАТО доктрины "гуманитарного вмешательства" в традиционных зонах повышенного риска (Ближний Восток, Средиземное море, Персидский залив, Южная Азия и Азиатско-Тихоокеанский регион) также вряд ли будут способствовать международной безопасности.

На наш взгляд, будущее развитие международного права, и международного морского права в частности, скорее всего, должно быть связано с совершенствованием нормативной базы за счет приспособления ее к интересам большинства землян, поскольку прогресс в будущем будет делить людей не столько по языку и флагу, сколько по качеству жизни.

  • [1] Коломбос Д. Международное морское право. С. 782.
  • [2] Документ, подписанный президентом США Франклином Делано Рузвельтом и премьер-министром Великобритании Уинстоном Черчиллем, предложил свод принципов международного сотрудничества в поддержании мира и безопасности. Документ, подписанный во время встречи "где-то на море", известен как Атлантическая хартия.
  • [3] Представители 26 союзных государств, воевавших против стран "оси", заявили о поддержке создания международной организации, назвав ее впервые по предложению американского президента Д. Рузвельта Объединенные Нации.
  • [4] В Декларации от 30 октября 1943 г., подписанной представителями СССР, США, Великобритании и Китая, эти державы провозгласили, что "они признают необходимость учреждения в возможно короткий срок всеобщей международной организации для поддержания международного мира и безопасности, основанной на принципе суверенного равенства всех миролюбивых государств, членами которой могут быть все такие государства – большие и малые".
  • [5] Современные международные отношения / под ред. А. В. Торкунова. М., 1999.
  • [6] Чижов В. А. Стамбульский саммит // Международная жизнь. 1999. № 12. С. 39.
  • [7] Президент Франции наиболее активно выступал за военную операцию в Ливии.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы