Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Морское право

Пространственные пределы и правовой статус морских пространств и морского дна

В результате изучения данной главы обучающийся будет:

  • знать основные положения морского права, имеющие отношения к делимитации морских пространств и их правовому режиму, правовой режим внутренних вод, территориального моря, ИЭЗ, международных проливов, морского дна и приполярных пространств;
  • уметь оценивать законодательную практику прибрежных государств по делимитации и установлению режима прибрежных вод, плавания проливами, морского дна и пространств Арктики и Антарктики;
  • владеть методикой делимитации морских пространств и навыками нанесения морских границ на морские карты.

Понятия "внутренние воды" и "территориальное море"

В КМП-82 не дается определение понятия "внутренние воды", а лишь указывается на то обстоятельство, что на эти пространства распространяется суверенитет прибрежного государства.

Анализ положений Конвенции позволяет констатировать, что к внутренним водам государства следует относить водные пространства, расположенные в сторону берега от внешнего предела внутренних вод. По смыслу ст. 8 указанной Конвенции, внешняя граница внутренних вод совпадает с исходными линиями, принятыми прибрежным государством для отсчета ширины территориального моря.

К "территориальному морю" (территориальным водам) следует относить морские пространства, примыкающие к территории прибрежного государства,

на которые оно вправе распространить свой суверенитет. В силу требований ст. 3 КМП-82 ширина территориального моря не может быть больше предела, превышающего 12 морских миль, отмеряемых от исходных линий, определенных в соответствии с Конвенцией. Внешней границей территориального моря является линия, каждая точка которой находится от ближайшей точки исходной линии на расстоянии, равном ширине территориального моря (ст. 4).

Границы территориального моря и методы установления исходных линий

В Древнем Риме границей морского побережья считалась линия наибольшего прилива, что, вероятно, объяснялось воззрениями римлян на море как на преграду, воздвигнутую природой между землями и народами. Береговая черта, согласно римскому праву, тем и отличалась от моря, что представляла предел, до которого достигает вода[1].

По-видимому, выбор правомерной исходной базы отсчета внешних пределов морских пространств и есть тот краеугольный камень всех споров и притязаний, о который морские державы начали спотыкаться сразу, как только сама по себе простая идея о праве на примыкающий к побережью морской пояс, родившаяся в Средние века, переросла в первые межгосударственные споры о возможности реализации своих прав в водах этого пояса. Разногласия проявились вначале при заключении англо-французских договоренностей о рыбной ловле 1839 г., а затем в дебатах по англо-американскому спору о рыболовстве у берегов Ньюфаундленда[2].

Изначально самым естественным и распространенным являлся способ так называемой параллельной трассы (англ. – The method of the trace parallel), при котором внешняя граница полосы территориальных вод следует параллельно всем извилинам берега.

Автор не ставил перед собой цель выявить исторические причины определения базы отсчета и предела ширины территориального моря. Вместе с тем уместно заметить, что проведенное исследование национальных актов периода становления норм иностранного морского законодательства, прежде всего европейского, вкупе с предшествующим этому периодом кодификаций морских обычаев в трудах наиболее известных исследователей-маринистов (например, в трудах И. Клюбера[3], X. Оппенгейма[4], документах Верховного трибунала Пруссии от 25 ноября 1866 г.[5], собранных Л. Гесенером, позволяют констатировать, что изначальным местом отсчета морского пояса, известного сегодня как "территориальное море", было место установки береговой или крепостной артиллерии, ибо господствующей была идея о том, что власть над землей оканчивается там, где оканчивается действие оружия (лат. – Terrare potestas finitur ub finitur armorum vis).

Позднее исходными стали считаться линии наименьшего прилива и наибольшего отлива, причем начиная с середины XVIII в. преобладало последнее понятие, которое мы находим в англо-французском договоре от 11 ноября 1867 г., а также в договоре между этими же странами от 2 августа 1939 г. о рыбной ловле в Ла-Манше. Такой же метод был применен в почитаемом многими как один из первых морских законов английском акте "Об юрисдикции в территориальных водах" 1878 г., а также в международных договорах, заключенных в Гааге 6 мая 1882 г.

К началу XIX столетия в законодательствах государств Западной Европы, России и США сложилась практика использования линии наибольшего отлива в качестве базы отсчета внешнего предела территориальных вод. В то же время в некоторых случаях государства стали стремиться к соединению наиболее выступающих в море точек побережья отрезками прямых линий. В 1935 г. этот способ, получивший название "метод проведения прямых базисных линий" (англ. – The straight base-lines method), был довольно широко применен в законодательстве Норвегии, что послужило причиной возникновения спора с Великобританией по поводу рыболовства и, как следствие этого, вопрос в 1951 г. стал предметом рассмотрения Международного суда.

Впоследствии итог работы Международного суда по рассмотрению спора между Норвегией и Великобританией послужил основой для принятия первого "морского" договора универсального характера – Женевской конвенции о территориальном море и прилежащей зоне 1958 г. В дальнейшем методика установления исходных линий получила свое развитие в КМП-82, закрепляющей два метода, которыми может пользоваться прибрежное государство для установления исходных линий, служащих базой отсчета внешнего предела территориального моря:

  • 1) использование линии наибольшего отлива вдоль берега, которая должна быть указана на официально признанных прибрежным государством морских картах крупного масштаба;
  • 2) использование прямых исходных линий, соединяющих соответствующие точки побережья.

В ст. 14 указанной КМП-82 допускается поочередное использование любого из вышеназванных методов, в зависимости от различных условий.

Анализ отечественной и зарубежной законодательной практики современности позволяет утверждать, что с целью установления внешнего предела распространения своего суверенитета и юрисдикции на море государства используют юридические приемы, которые можно разделить на следующие группы:

  • 1) метод отсчета точно не устанавливается;
  • 2) применяется метод нормальных исходных линий;
  • 3) применяется метод прямых исходных линий;
  • 4) используется сочетание методов нормальных и прямых исходных линий.

Первый метод отмечается в государствах, которые сравнительно недавно начали развивать свое морское законодательство (Кения, Танзания, Ливия и т.д.).

Второй характерен для тех стран, побережье которых достаточно полого (Гватемала, Гондурас, Южно-Африканская Республика и т.д.) или пологость сочетается с несколькими заливами, где государства стремятся провести прямые исходные линии, доказывая историчность ограничиваемых такими линиями вод (США, Канада).

Метод прямых исходных линий как преобладающий даже там, где побережье имеет пологий характер или не удовлетворяет требованиям, предъявляемым к "юридическим заливам", продолжает использоваться как вполне легитимно, по решению Международного суда (Норвегия), так и возбуждая протесты со стороны других государств (Италия, Греция, Куба, Португалия).

И наконец, весьма дифференцированно этот метод сочетается с методом нормальных исходных линий в законодательствах Великобритании, ФРГ, Швеции и некоторых других государств.

  • [1] Овчинников И. Территориальное море. Морской сборник. СПб., 1899. Т. 1. С. 51.
  • [2] См.: Решение арбитражного трибунала, 1910 // Советское государство и право. 1952. №8.
  • [3] Kluberl. F. Europaisches V. 1 Ausg. 1919. Р. 130.
  • [4] Oppenheim Η. В. System des Volkerrechis 2. Ausg. Stuttgart; Leipsing, 1866. P. 128.
  • [5] Gessner L. Le droit des nentres sur Mer. 2 ed. Berlin, 1876. P. 22–23.
 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы