Прямые исходные линии

По-видимому, впервые концепция использования отрезков прямых для соединения наиболее выдающихся в сторону моря точек (мест) побережья нашла свою разработку в материалах заседания Международного суда по поводу англонорвежского спора о рыболовстве 1951–1952 гг.[1] Разработанная тогда и уточненная впоследствии идея использования метода прямых исходных линий нашла свое воплощение в ст. 4 Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне 1958 г. и, позднее, в ст. 7 КМП-82.

Обзор систем прямых исходных линий, установленных законодательствами прибрежных государств, свидетельствует о широком диапазоне географических ситуаций, в которых применяются прямые исходные линии. Вместе с тем их установление не всегда может быть признано правомерным, что приводит к взаимным межгосударственным претензиям. Чувствительность, с которой большинство стран воспринимает "чужие" исходные линии, объясняется тем, что каждая такая линия "создает" внутренние воды, где территориальный суверенитет действует без изъятий, действующих применительно к территориальному морю. Иными словами, это чуть ли не единственный сегодня способ легитимного увеличения собственной территории, нередко дающий ее весьма значительный "прирост". Например, Бирма провела 222-мильную исходную линию в заливе Мартабан (англ. – Martaban) и образуемые таким образом ее внутренние воды (а значит, ее территория) увеличились на 14300 квадратных миль (территория, равная территории Дании)[2].

Наиболее энергично на подобное национальное правотворчество реагировали США, которые к концу 1980-х гг. опротестовали 25 из объявленных систем прямых исходных линий.

Некоторые американские исследования содержат утверждения о том, что "международное право разрешает государствам – в ограниченных географических ситуациях – отмерять территориальное море и другие национальные морские зоны от прямых исходных линий, проведенных вдоль участков берега"[3]. Изучение положений КМП-82 позволяет утверждать, что указанный документ не разрешает и не отдает предпочтение нормальным исходным линиям и тем более не указывает на исключительность применения прямых исходных линий, а лишь предлагает государствам два равноправных метода отсчета ширины морских пространств в зависимости от географических особенностей побережья. При этом метод нормальных исходных линий, вполне применимый ввиду особенностей побережья одним государством (например, США), не может устроить другие (например, Россию), но отличается, по уже приводимым выше причинам, тем, что не возбуждает подозрения в желании незаконного "приращения" территорий.

Анализ законодательной практики прибрежных государств показывает, что государства по-разному описывают в своих национальных законах их понимание исходной линии. Кроме того, это не единственный способ, предлагаемый международным правом государствам с целью описания базы отсчета своих территориальных вод. Так, ст. 16 КМП-82 в качестве альтернативы допускает замену описанного выше способа изданием перечня географических координат точек для определения точного положения исходных линий с указанием основных исходных геодезических координат. Однако какой бы из установленных международным правом способов ни был выбран, возникают, как минимум, три проблемы, связанные с определением понятия "прямая исходная линия":

  • – порядок проведения исходной линии на морской карте;
  • – определение ее максимальной протяженности;
  • – порядок учета особенностей побережья.

Согласно КМП-82 требуется нанесение исходных линий на официально признанные прибрежным государством морские карты крупного масштаба. Положения Конвенции выделяют, как минимум, три элемента, требующие дополнительного толкования: "морские карты", "крупный масштаб" и "официальное признание прибрежным государством".

Что же такое морская карта и каким требованиям она должна удовлетворять? Группа технических экспертов ООН дает следующее толкование понятию "морская карта": карта, предназначенная для использования мореплавателями в навигационных целях, которая должна отображать такую информацию, как глубины, характер дна моря, конфигурация и характер побережья, опасности и средства навигационного обеспечения в стандартной форме[4]. Таким образом, примененный по тексту КМП-82 термин "морская карта" может означать специальную карту, применимую для удовлетворения целей морской навигации[5].

Подавляющее большинство прибрежных государств показывает исходные линии на издаваемых национальным картографическим органом морских картах масштаба от 1:50000 до 1:750 000.

Группа технических экспертов ООН по исходным линиям, а также некоторые международные организации (например, IHO) для нанесения исходных линий на морские карты рекомендуют масштаб не мельче 1:200 000. Использование именно такого масштаба следует признать наиболее эффективным, поскольку карты более мелкого масштаба могут не содержать необходимой навигационной информации (скалы, камни, осушки и т.п.), имеющей значение при использовании метода прямых исходных линий и отсчете внешнего предела ширины территориального моря.

Большинство государств при опубликовании своих исходных линий на морских картах используют проекцию Меркатора. При этом исходные линии должны представлять собой прямые линии, соединяющие характерные или отдельные точки на линии наибольшего отлива, обычно известные как поворотные точки прямых исходных линий, которые могут быть использованы в местах, где береговая линия глубоко изрезана и извилиста или где имеется вдоль берега или в непосредственной близости от него цепь островов (КМП-82).

Сложность в дальнейшей детерминации заключается в том, что эквивалентом прямой линии на поверхности земли может быть видимая линия между двумя объектами, а в картографической терминологии под ней понимается "геодезическая линия" (т.е. линия кратчайшего расстояния между двумя точками на эллипсоиде или на любой правильной поверхности), которая выглядит практически как прямая линия на определенных проекциях карт, но в мер- каторской проекции (широко используемой в морских картах) геодезическая линия представляет собой кривую, за исключением случая, когда она проходит вдоль экватора или идет в направлениях 0 или 180°. Прямая линия на таких картах может представлять собой локсодромию, ортодромию или геодезическую линию. Расхождение между ортодромической и геодезической линиями невелико, в то время как локсодромическая линия может иметь иной вид, причем чем длиннее отрезок прямой исходной линии и чем его направление ближе к углу, кратному 45°, тем существеннее различие между локсодромической и ортодромической линиями. Например, разница площади морских пространств, ограничиваемых залив Петра Великого исходной линией, проведенной способом ортодромии и локсодромии, составляет 33 квадратные мили.

Национальная практика государств пошла по пути закрепления локсодромии в качестве наиболее приемлемого способа проведения прямых исходных линий на морских картах проекции Меркатора, при этом признается достаточным для определения исходных геодезических данных поворотных точек указывать лишь систему координат, в которой эти точки наносятся.

Таким образом, все вышеизложенное позволяет сделать следующие выводы:

  • 1. Официально признанными являются карты, которые могут быть использованы для навигационных целей (или специальные карты), содержат информацию, позволяющую судить о расположении исходных линий, изданы национальным картографическим органом (или аналогичным органом, уполномоченным государством) и сданы на хранение от имени правительства Генеральному секретарю ООН.
  • 2. Крупным масштабом для такой карты следует признавать масштаб не мельче 1:200 000.

Максимальная протяженность отрезка прямой исходной линии

Основные источники международного морского права такого предела не устанавливают (за исключением архипелажных исходных линий (ст. 47 КМП-82) и применительно к определению континентального шельфа (ст. 76 КМП-82)). Пределы, приведенные в решениях Международного суда по англо-норвежскому спору о рыболовстве, применимы только к побережью Норвегии и должны рассматриваться с учетом того, что решение суда было принято задолго до подписания КМП-82, впервые установившей легитимный предел ширины территориального моря в 12 морских миль. В свете изложенного, наиболее обоснованным представляется предел в 24 морские мили – удвоенный предел ширины территориального моря, применяемый в ст. 10 КМП-82 в контексте определения юридического содержания понятия "залив".

Превышение указанной длины исходной линии может иметь место, если:

  • – она ограничивает исторические воды;
  • – проведение такой прямой исходной линии связано с недопущением отдельно замкнутых участков или участков сложной конфигурации нетерриториального моря;
  • – исходные линии применяются государством-архипелагом.

  • [1] Summaries of Judgments, Advisory opinions and orders of the International Court of Justice 1948– 1991 / United Nations. N. Y., 1992. P. 21–23.
  • [2] Memorandum for Brent Scowsroft the White House / U. S. Department of State. 1992. 23 March. P. 11.
  • [3] Границы в морях. 1987. № 106. 31 авг. С. 1.
  • [4] Provisions of the UN Convention on the Law of the Sea / Office for Ocean Affairs and the Law of the Sea UN. N. Y., 1989. P. 1.
  • [5] Более подробно по указанной терминологии см.: Hydrographic Dictionary. S. P. 32. FHB. Part 1: Glossary; A manual on tecnical aspects of the UN Convention on the 1982; Special publication No. 51. 2nd ed., Preparwed by a working Group of the fnt. Hydrographic Organization, Published by the fnt. Hydrographic Burean, 1989.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >