Законодательная практика государств по вопросам установления пространственных пределов и правового режима территориального моря

Как уже отмечалось выше, в соответствии с КМП-82 каждое государство имеет право устанавливать ширину своего территориального моря в пределах 12 миль. Вместе с тем следует отметить, что этот предел еще не является повсеместно признанной нормой права.

Начиная с 1976 г. прибрежные государства корректировали свои территориальные амбиции. Некоторые из них (в том числе и США, которые не меняли свой трехмильный лимит с 1793 г.) увеличили предел территориального моря до 12 морских миль, в то время как другие уменьшили свои чрезмерные территориальные притязания до установленного Конвенцией предела[1]. За два последних года исчезли пределы территориального моря в 20, 35 и 50 миль.

В обобщенном виде территориальные притязания прибрежных государств на прибрежные морские пространства представлены в табл. 1, из которой следует, что абсолютное большинство прибрежных государств ограничивают свои территориальные амбиции пределом в 12 морских миль. Вместе с тем такие государства, как Бенин, Либерия, Перу, Сомали, Сальвадор и Эквадор, продолжают распространять свою юрисдикцию на 200 морских миль, а Того настаивает на 30-мильном пределе.

Таблица 1 Сведения о ширине территориальных вод[2]

Ширина территориального моря, мили

Количество государств

2005

2011

3

2

1

6

2

2

12

117

118

30

1

1

200

7

7

Если проанализировать внутригосударственную законодательную практику в части определения объема полномочий государств в своих территориальных водах, то можно сделать вывод, что наряду с повсеместным признанием распространения государственного суверенитета некоторые государства претендуют на установление особых правил, противоречащих нормам международного права (например, в том, что касается права мирного прохода иностранных судов или установления морских зон). Вот лишь некоторые примеры.

Австралия ратифицировала КМП-82 в 1994 г. и кроме зон, достаточно типичных для большинства прибрежных государств, установила еще две:

  • зона прибрежных вод распространяется на три мили в сторону моря от исходных линий у северного побережья страны; соглашение об установлении этой зоны было заключено в 1980 г. и ее правовой статус соизмерим со статусом территориального моря;
  • рыболовная зона (3–200 морских миль) на основании закона "По управлению рыболовными ресурсами" 1991 г. (с добавлениями 1994 г.) регламентирует порядок использования живых ресурсов в пределах экономической зоны.

Согласно постановлению правительства Индонезии 1960 г. №4 акватория, расположенная вокруг островов и между островами, принадлежащими Индонезии, является территорией государства, т.е. его внутренними водами. К внутренним водам Индонезия относит моря Яванское, Вали, Флорес, Саву, Молуккское, Хальмахера, Серам и Банда, проливы Каримата, Макасарский и другие морские пространства Индонезийского архипелага. Таким образом, территориальные воды Индонезии представляют собой не полосу шириной 12 морских миль, которая окаймляет Индонезийский архипелаг, а нечто несоизмеримо большее.

Канада установила на основе так называемого "Океанского закона" (англ. – "Oceans Act") четыре морские зоны, распространив над ними свою юрисдикцию в следующем объеме:

  • – суверенитет (территориальное море до 12 морских миль);
  • – предотвращение действий, угрожающих Канаде в отношении нарушения таможенных, санитарных, фискальных и иммиграционных законов (12 морских миль от внешней кромки территориальных вод);
  • – осуществление разведки и разработки природных ресурсов в водах и на дне, прав на проведение морских научных исследований и мер по защите окружающей среды (в исключительной экономической зоне, расположенной на расстоянии до 200 морских миль от исходных линий).

Морским декретом № 137 от 25 сентября 1953 г. ширина территориальных вод Эфиопии установлена в 12 морских миль, однако в районе архипелага Дахлак обращенная в сторону моря граница территориальных вод определена федеральным бюджетным декретом 1952 г. № 126, и в местах добычи жемчуга и лова малоподвижных морских животных внешняя граница территориальных вод определяется границами этих промысловых зон[3], что противоречит вышеназванному закону.

Правительство Эквадора объявило район островов Галапагос закрытым для международного судоходства[4], а ФРГ установила "двойной стандарт" в отношении ширины территориального моря (3 мили; однако для бывшей территории ГДР она была сохранена равной 12 милям; сами "морские воды ГДР" были объявлены "фарватерами в водах ФРГ")[5].

Ряд законодательных актов, принятых прибрежными государствами, содержат нормы, которые можно отнести к оригинальным в смысле неоднозначности их толкования. Так, законом 1976 г. №80, вступившим в силу в январе 1977 г., у берегов Индии установлены 12-мильные территориальные воды, на которые распространяется суверенитет государства; это не противоречит КМП-82 г., если бы не заявление о том, что Индия может предпринимать любые меры, касающиеся безопасности страны и за их пределами. Кроме того, этим же законом правительство Индии указало на то, что "центральное правительство может, если сочтет необходимым.., изменить установленную границу"[6]. Иракские территориальные воды "простираются на расстояние в 12 морских миль по поверхности моря..."[7], а чьи законы действуют в толще воды и на морском дне, законодательство не оговаривает.

В п. 3 ст. 2 КМП-82 определено, что суверенитет над территориальным морем осуществляется с соблюдением не только Конвенции, но и других норм международного права. Текст Конвенции не указывает, какие конкретно "другие нормы международного права" следует учитывать при рассмотрении статуса территориального моря. Вместе с тем анализ иных договорных источников международного права, а также материалов ООН, разработанных в качестве рабочих документов международных конференций, на которых обсуждались те или иных положения указанной Конвенции, позволяют дополнить положения, применяемые к статусу территориального моря.

Анализ международной нормативной базы позволяет сгруппировать международно-правовые акты по основным праворегулирующим признакам, имеющим отношение к статусу территориального моря.

1. Обязанность государств следовать международным правилам плавания и право устанавливать обязательную лоцманскую проводку там, где это необходимо в интересах обеспечения безопасности мореплавания.

Конвенция о МППСС-72 и принимаемые в соответствии с ней национальные и местные правила плавания должны в доступной форме предписывать правила маневрирования и действия, которые должны быть предприняты судами при различных ситуациях с целью предотвращения столкновений; МППСС-72 обязывают судоводителей (капитанов, лоцманов и т.д.) обращать должное внимание на всякого рода опасности плавания и маневрирования. Правило 10 МППСС-72 регламентирует плавание по системе разделения движения, которая считается составной частью общей системы судоходных путей. Система разделения движения – одна из мер по установлению судоходных путей для уменьшения вероятности аварий, а понятием "система установления путей" охватывается целый комплекс мероприятий, принятых в отношении судоходных путей с целью снижения риска для навигации.

Влияние систем разделения на правовой статус территориального моря заключается в том, что прибрежные государства вправе устанавливать эти системы в следующих целях:

  • – разделение встречных потоков движения таким образом, чтобы уменьшить вероятность аварии при сближении встречных судов;
  • – уменьшение опасности столкновения судов, следующих в установленных полосах движения с судами, пересекающими эти полосы;
  • – упрощение схемы разделения потока судов в районах схождения путей;
  • – организация потока безопасного движения в районах интенсивной разведки или разработки морских ресурсов;
  • – регулирование потока движения в районах, где плавание всех судов или некоторых типов судов опасно или нежелательно, либо около таких районов;
  • – уменьшение риска посадки на мель путем разработки специального руководства для судов в районах, где глубины недостаточные или критические;
  • – направления потока движения судов на безопасном расстоянии от районов рыболовства или организации движения через эти районы.

В п. 2 ст. 4 Конвенция по унификации некоторых правил, касающихся коносаментов 1924 г., устанавливаются правила, имеющие прямое отношение к безопасности мореплавания в части обязательств судовладельца по отношению к лоцманским правилам (в том числе и в территориальном море), так как исключает ответственность перевозчика и судна за потери или убытки, возникшие в результате действий, небрежности или упущений определенного круга лиц, включая и лоцмана при коносаментных перевозках[8].

  • 2. Обязанность соблюдать международные правила в международных каналах и проливах в интересах международного судоходства вменяется государствам в силу положений Международной конвенции о режиме Черноморских проливов 1936 г., Правил плавания по Панамскому, Суэцкому, Коринфскому и Сайменскому каналам. В них регламентированы административные, имущественные и уголовные правоотношения, возникающие при осуществлении мореплавания в территориальных и внутренних водах припроливных и приканальных государств.
  • 3. Обязанность по оказанию помощи, спасанию и оповещению о бедствии определена Конвенцией SOLAS, Международной конвенцией по поиску и спасанию на море 1979 г., Международной конвенцией по спасанию 1989 г., Соглашением о спасании космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство, 1968 г., соглашениями правительств России и Дании, Норвегии, Швеции, Финляндии, Японии и других стран о сотрудничестве при спасании человеческих жизней и имущества на море и о взаимодействии аварийно-спасательных служб.
  • 4. Обязанность по соблюдению всеми пользователями правил по охране окружающей среды и право прибрежного государства по установлению более жесткого режима экологической безопасности в своих территориальных водах вытекают из норм международных конвенций по предотвращению загрязнения моря нефтью 1954 г. (с поправками 1962, 1969, 1971 гг.), о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью 1969 г., по предотвращению загрязнения моря сбросами отходов и других материалов 1972 г., об ответственности операторов ядерных судов 1962 г., о гражданской ответственности в области морских перевозок ядерных материалов 1971 г., о помощи в случае ядерной аварии или радиационной аварийной ситуации 1986 г.
  • 5. Запрещение по осуществлению определенных действий в территориальных водах. В частности, Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой 1963 г. содержит в том числе положения, запрещающие любые испытательные взрывы и любые другие взрывы под водой, включая территориальное море (п. 1 ст. 1). Эти предписания являются важнейшими положениями международного морского права. Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения 1971 г. имеет целью ограничить и предотвратить гонку вооружений на дне Мирового океана, и его положения также составляют неотъемлемую часть международного морского права, имеющего отношение к правовому режиму территориального моря.
  • 6. Установление специального режима добычи минеральных и биологических ресурсов на основании двусторонних соглашений соседних государств. Например, договор между Великобританией и Данией, заключенный в 1902 г. и регулирующий рыболовство в той части океана, которая омывает острова Фароэ и Исландию, определяет датские территориальные воды следующим образом: "Подданным его Величества короля Дании должно принадлежать исключительное право рыбной ловли в пределах трех миль от линии отлива вдоль как всей береговой линии указанных островов, так и береговой линии примыкающих к ним островов, скал и банок"[9].

Таким образом, на основании изложенного можно констатировать, что международное право, признавая территориальные воды составной частью государственной территории, наделяет их статусом ограниченного суверенитета или ограниченного государственного верховенства в пользу обеспечения безопасности мореплавания, защиты окружающей среды и прав судовладельцев на осуществление мореплавания.

  • [1] Limits in the sea: 36 National Claims to maritime Jurisdictions 8th Revision / US Department of State. Bureau of Oceans and International Environmental and Scientific Affairs. May 25. 2000.
  • [2] Данные приводятся на 1 апреля 2011 г. и составлены по материалам Maritime Space: Maritime Zones and Maritime Delimitation. URL: un.org/Depts/los/LEGISLATIONANDTREATIES/PDFFILES/table_summary_of_claims. pdf
  • [3] Сборник договоров и законодательных актов зарубежных государств по вопросам мореплавания. Т. 3. Кн. 2. Л.: ГУНиО МО СССР, 1989. С. 173.
  • [4] Сборник договоров и законодательных актов зарубежных государств по вопросам мореплавания. Т. 4. Кн. 3.1993. С. 240.
  • [5] Сборник договоров и законодательных актов зарубежных государств по вопросам мореплавания. Т. 1. Л.: ГУНиО МО СССР, 1992. С. 175, 176.
  • [6] Сборник договоров и законодательных актов зарубежных государств по вопросам мореплавания. Т. 3. Кн. 2. С. 107.
  • [7] Сборник договоров и законодательных актов зарубежных государств по вопросам мореплавания. Т. 3. Кн. 2. С. 134.
  • [8] Конвенции для унификации некоторых правил, относящихся к морским привилегиям и ипотекам 1966 и 1967 гг., определяют также порядок платы за лоцманские услуги. Данные конвенции ставят лоцманские услуги в тот же ряд, что и судебные издержки, административные расходы, тоннажные, портовые и прочие сборы и т.д.
  • [9] Hamlyn Encyclopedic World Dictionary. London, 1976. P. 114.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >