Виды проходов судов (кораблей) через территориальное море иностранного государства

Анализ текста КМП-82 позволяет определить четыре вида судоходства (мореплавания), которые применимы к мирному проходу:

  • 1) мирный проход во внутреннем море;
  • 2) мирный проход в территориальном море;
  • 3) мирный проход в архипелажных водах;
  • 4) мирный проход в проливах, используемых для международного судоходства.

Мирный проход во внутреннем море предусматривается в ст. 8 указанной Конвенции, которая наряду с тем, что дает понятие "внутренние воды", выделяет ситуацию, когда "установление прямой исходной линии... приводит к включению во внутренние воды районов, которые до того не рассматривались как таковые, в таких водах применяется право мирного прохода". Следовательно, под мирным проходом во внутренних водах мы вправе понимать плавание через районы внутренних вод иностранного государства с целью пройти через этот район непрерывно и быстро без захода в порт (без постановки на рейде или у портового сооружения) или войти (выйти) в другой участок внутренних вод с целью постановки на рейде (у портового сооружения) или входа в порт.

Мирному проходу в территориальном море посвящен раздел 3 КМП-82. Такой проход может быть осуществлен через территориальное море и внутренние воды с заходом или без захода на рейд или в порт.

Мирный проход в проливах, используемых для международного судоходства, согласно ст. 45 КМП-82 не может приостанавливаться.

Мирный проход в архипелажных водах предусматривается на основании ст. 52 КМП-82, действие которой, однако, ограничено двумя оговорками – недопустимость "ущерба" для ст. 50 и необходимость соблюдения при проходе положений ст. 53.

В территориальных водах допускается мирный проход иностранных судов и военных кораблей на основаниях, предусмотренных разделом 3 КМП-82.

Под проходом понимается плавание через территориальное море с целью:

  • а) пересечь это море, не заходя во внутренние воды или не становясь на рейде или у портового сооружения за пределами внутренних вод;
  • б) пройти во внутренние воды или выйти из них, или стать на таком рейде или у такого портового сооружения.

Прибрежное государство не должно чинить препятствий осуществлению права мирного прохода и при условии должного опубликования может принимать законы и правила в отношении следующих вопросов:

  • а) безопасность судоходства и регулирование движения судов;
  • б) защита навигационных средств и оборудования, а также других сооружений или установок;
  • в) защита кабелей и трубопроводов;
  • г) сохранение живых ресурсов моря;
  • д) предотвращение нарушения рыболовных законов и правил прибрежного государства;
  • е) окружающей среды;
  • ж) морские научные исследования и гидрографические съемки;
  • з) предотвращение нарушения таможенных, фискальных, иммиграционных или санитарных законов и правил прибрежного государства.

Как указано в приведенных выше положениях, осуществление прохода через территориальные воды допускается только в том случае, если он является мирным, что признается только в случае, если им не нарушается мир, добрый порядок или безопасность прибрежного государства и если он совершается в соответствии с нормами международного права.

Конвенция не дает определения понятий "безопасность прибрежного государства" и "добрый порядок", однако выделяет действия, могущие быть квалифицированными как нарушающие таковые. В частности, проход иностранного судна не является мирным в территориальном море, если оно осуществляет любой из следующих видов деятельности:

  • а) угроза силой или ее применение против суверенитета, территориальной целостности или политической независимости прибрежного государства или каким-либо другим образом в нарушение принципов международного права, воплощенных в Уставе ООН;
  • б) любые маневры или учения с оружием любого вида;
  • в) любой акт, направленный на сбор информации в ущерб обороне или безопасности прибрежного государства;
  • г) любой акт пропаганды, имеющий целью посягательство на оборону или безопасность прибрежного государства;
  • д) подъем в воздух, посадка или принятие на борт любого летательного аппарата, включая военные устройства;
  • е) погрузка или выгрузка любого товара или валюты, посадка или высадка любого лица вопреки таможенным, фискальным, иммиграционным или санитарным законам и правилам прибрежного государства;
  • ж) любой акт преднамеренного и серьезного загрязнения вопреки КМГГ-82;
  • з) любая рыболовная деятельность;
  • и) проведение исследовательской или гидрографической деятельности;
  • к) любой акт, направленный на создание помех функционированию любых систем связи или любых других сооружений или установок прибрежного государства;
  • л) любую другую деятельность, не имеющую прямого отношения к проходу.

Прибрежные государства в своих морских законах наряду с простым повторением положений КМП-82 (или ссылкой на необходимость при осуществлении плавания через свои территориальные воды руководствоваться ее нормами) закрепляют также положения, выходящие за рамки текста Конвенции. Так, например, декрет-закон от 25 марта 1970 г. № 1098 "О территориальных водах Бразилии", признавая за всеми иностранными судами право мирного прохода через бразильские территориальные воды, понимает под последним "обычный переход через территориальные воды без осуществления какой-либо деятельности, не имеющей отношения к навигации, и без других остановок, которые не вызваны условиями плавания.., все суда должны соблюдать бразильское законодательство, призванное гарантировать мир, должный порядок и безопасность, а также избегать загрязнения воды и нанесения ущерба ресурсам моря"[1].

Если внимательно присмотреться к конвенционным положениям, регламентирующим мирный проход, то, с одной стороны, среди них мы найдем положения, достаточно ясные и подробно исследованные в предшествующих работах, а с другой – увидим, что часть из них нуждается в дополнительном осмыслении.

В первом случае прежде всего следует отметить "угрозу силой или ее применение против суверенитета, территориальной целостности или политической независимости прибрежного государства... или каким-либо другим образом в нарушение принципов международного права" (Устав ООН, на который ссылается пункт рассматриваемой статьи, посвящает этому главы 1, 6, 7). На вопросах безопасности сосредоточивало свои усилия достаточно большое количество отечественных и зарубежных авторов. Подтверждение тому мы находим в работах В. А. Василенко[2], С. А. Малинина[3], Л. А. Моджорян[4], Л. И. Лазарева[5], Э. И. Скакунова[6] и др.

"Маневры или учения с оружием любого вида; любой акт, направленный на сбор информации в ущерб обороне или безопасности прибрежного государства" достаточно подробно описаны в соглашениях по предотвращению инцидентов и опасной военной деятельности, а также в работах И. Н. Арцибасова[7], А. С. Скаридова[8], И. Е. Тарханова[9], Роача и Смита[10] и др.).

"Акты преднамеренного и серьезного загрязнения морской среды" также рассмотрены в многочисленных конвенциях и научных изданиях.

Ко второй группе следует отнести такие понятия, как "рыболовная деятельность", "проведение исследовательской или гидрографической деятельности" и "любая другая деятельность, не имеющая прямого отношения к проходу".

В КМП-82 не дается прямого толкования понятия "рыболовная деятельность", хотя и упоминаются различные аспекты рыболовства во многих статьях (ст. 63–73, 77, 87, 115, 116). Национальное законодательство во многих странах, напротив, достаточно подробно описывает этот процесс, особенно в тех государствах, экономика которых в значительной степени зависима от разработки морских биологических ресурсов. Например, в п. 4 австралийского закона 1952 г. "О рыболовстве" термин "рыболовство" понимается как "лов рыбы и работы по разделке, чистке, сортировке, упаковке, сохранению и транспортировке пойманной рыбы".

В законе Эквадора от 30 августа 1961 г. "О рыболовстве и морской охоте" под рыболовством подразумевается деятельность, направленная на извлечение, присвоение, консервацию и использование существ, живущих обычно в воде, а также все другие действия, связанные с добычей и использованием морской фауны (ст. 5). В зависимости от места, где оно осуществляется, рыболовство может быть морским, речным или озерным (ст. 6).

В КМП-82 также не определено, что следует понимать под "проведением исследований или другой гидрографической деятельности". Более того, подп. "g" п. 1 ст. 21, определяющей права прибрежного государства, относящиеся к мирному проходу, наряду с "морскими научными исследованиями" использует уже другой термин – "гидрографическая съемка" – и также оставляет его без объяснения.

Внутригосударственные нормы практически не используют ни термин "гидрографическая деятельность", ни "гидрографическая съемка". В абсолютном большинстве случаев применяется понятие "научные исследования". Этот термин, например, используют сейшельские правила 1987 г.[11], правила 1987 г. Сенегала[12], нормы австралийского законодательства[13], декрет Аргентины от 23 мая 1973 г.[14], правила Бельгии от 1 ноября 1988 г.[15], правила Германии от 25 июля 1988 г.[16], Швеции от 10 октября 1988 г.[17] и некоторых других государств.

В КМП-82 также не содержится объяснений, что понимать под "иностранным судном", в связи с чем особое значение приобретают нормы внутреннего права. Так, австралийские нормы трактуют термин "иностранное судно" как любое судно, кроме судна, принадлежащего постоянному жителю или компании Австралии или территории, управляемой Австралией[18]. В ст. 1 постановления вьетнамского правительства от 29 января 1980 г. №30 к "иностранным" относятся "военные корабли, невоенные суда и любые пригодные для передвижения по воде средства, которые не составляют объекта государственной собственности Социалистической Республики Вьетнам либо коллективной собственности или не принадлежат гражданам Социалистической Республики Вьетнам"[19].

Пункт 1 ст. 19 КМП-82, относящий "любую другую деятельность, не имеющую прямого отношения к проходу" к противоречащей праву мирного прохода, во время предварительного обсуждения текста будущей конвенции вызвал у экспертов крайне негативную реакцию и был отнесен к так называемой "open ended" юридической технологии[20], абсолютно, на наш взгляд, неприемлемой к важной части текста, детерминирующей конкретные действия, которые следует исключить, чтобы не потерять само право на совершение прохода через иностранные территориальные воды.

В качестве промежуточного вывода следует отметить, что близость толкования понятия "мирного прохода" законодательными актами большинства прибрежных государств – одно из важнейших достижений развития морского права начиная с первой попытки его кодификации.

Кроме рассмотренного выше "мирного прохода через территориальное море", в ст. 52 КМП-82 предусматривается мирный проход в архипелажных водах, однако действие указанной статьи ограничено двумя оговорками:

  • – недопустимость "ущерба" положениям ст. 50;
  • – необходимость соблюдения при проходе положений ст. 53.

Статья 50 озаглавлена "Делимитация внутренних вод" и предполагает право государства-архипелага проводить замыкающие линии для делимитации внутренних вод в соответствии со ст. 9, 10 и 11 КМП-82.

"Ущерб", о котором говорилось выше, по-видимому, предполагает пренебрежение или неучет границ территориального моря архипелажного государства ввиду отказа судна, осуществляющего проход, признавать правила по установлению исходных линий в устье рек (ст. 9), заливов (ст. 10) или у портовых сооружений (ст. 11). Поскольку указанные вопросы подробно рассматривались выше, применительно к настоящему параграфу мы ограничиваем наши суждения приведенной выше констатацией.

Мирный проход через территорию государства-архипелага должен учитывать наличие у последнего определенных прав, в частности:

  • 1) право требовать от судов осуществлять проход по путям, обычно используемым для международного судоходства;
  • 2) временно приостанавливать в определенных районах своих архипелажных вод мирный проход иностранных судов, если такое приостановление существенно важно для охраны его безопасности (однако такое приостановление вступает в силу только после должного его опубликования и не может быть дискриминационным в отношении иностранных судов ни по форме, ни по существу);
  • 3) устанавливать морские коридоры, приемлемые для непрерывного и быстрого прохода иностранных судов через его архипелажные воды и прилегающее территориальное море. При этом архипелажный проход по морским коридорам представляет собой осуществление "нормального судоходства и пролета единственно с целью непрерывного, быстрого и беспрепятственного транзита из одной части открытого моря или исключительной экономической зоны в другую часть открытого моря или исключительной экономической зоны" (КМП-82).

Что касается морских коридоров, КМП-82 достаточно подробно останавливается на их географических деталях. В частности, в п. 4 ст. 53 указывается, что такие морские и воздушные коридоры пересекают архипелажные воды и прилегающее территориальное море и включают все обычные пути прохода, используемые в качестве путей для международного судоходства в архипелажных водах или пролета над ними, а на таких путях в том, что касается судов, – все обычные судоходные фарватеры при условии, что нет необходимости дублировать одинаково удобные пути между одними и теми же пунктами входа и выхода.

В соответствии со ст. 22 (3 а) КМП-82 прибрежные государства должны при установлении морских коридоров и предписании схем разделения движения принимать во внимание рекомендации IMO[21], которые содержатся в предписании v/8 SOLAS 1995 г., в Общих положениях по схемам движения судов IMO, принятых резолюцией А. 572 (14) Ассамблеи IMO.

Если по какому бы то ни было основанию правительство прибрежного государства решило не передавать на рассмотрение IMO системы схем движения, то они должны самостоятельно довести до сведения пользователей морских пространств установленные системы движения и обозначить их на официально изданных картах (параграфы 3.14–3.16 Правил IMO).

Объем обязанностей всех иностранных судов, осуществляющих мирный проход через иностранные территориальные воды, заключается:

  • – в соблюдении международных правил, касающихся предотвращения столкновения судов в море (п. 4 ст. 21 КМП-82);
  • – необходимости следования по коридорам или схемам разделения движения там, где они предписаны (ст. 22 КМП-82);
  • – необходимости наличия на борту предусмотренных международным правом документов и соблюдения особых мер предосторожности, установленных международными соглашениями для судов с ядерными двигателями и перевозящими ядерные и другие опасные или ядовитые по своей природе вещества (ст. 23 КМП-82).

Несмотря на согласие большинства прибрежных государств с вышеприведенными положениями международного права, выразившееся в подписании и ратификации КМП-82, законодательная практика некоторых из них свидетельствует об отсутствии единообразия, особенно в том, что касается признания самого права на осуществление мирного прохода иностранными судами без соблюдения условий помимо тех, которые установлены КМП-82. Практика свидетельствует, что, во-первых, абсолютное большинство прибрежных государств предоставляет право мирного прохода иностранным негосударственным судам без каких-либо ограничений и не предусмотренных КМП-82 дополнительных условий, во-вторых, применительно к военным кораблям и государственным некоммерческим судам либо безоговорочно признается право мирного прохода, либо действуют два режима: разрешительный (т.е. для мирного прохода через территориальное море иностранного государства требуется предварительное разрешение компетентных органов этого государства) и уведомительный (о предполагаемом проходе следует сообщить заблаговременно), и в-третьих, некоторые прибрежные государства устанавливают "экзотические" с точки зрения КМП-82 правила.

Процитируем ряд характерных выдержек из нормативных актов зарубежных государств применительно к мирному проходу. Наиболее близкие к конвенционным нормы мы находим в законодательных актах Филиппин ("...правительство предоставляет торговым судам и военным кораблям право мирного прохода через внутреннее море и территориальные воды, для чего установит морские коридоры или системы разделения движения"[22]). Декрет Уругвая от 3 декабря 1969 г. №604/969 указывает, что "суда любого государства пользуются правом мирного прохода через территориальное море Уругвая"[23]. Закон-декрет Анголы 1975 г. № 159/75 "О территориальных водах и прилежащей морской зоне" "признает право мирного прохода в своих территориальных водах судов всех государств с ограничениями, предусмотренными международным правом"[24]. При наличии предварительного разрешения допускает в свои воды для мирного прохода иностранные государственные суда и военные корабли Пакистан, который установил законом о территориальных водах и морских зонах 1976 г., что "иностранные суда пользуются правом мирного прохода через пакистанские территориальные воды лишь с предварительного разрешения правительства. При этом подводные лодки и другие подводные суда должны находиться в надводном положении и под своим флагом. Иностранные супертанкеры, суда с ядерными двигателями и суда, перевозящие ядерные и другие потенциально опасные или вредные вещества или материалы, могут заходить или проходить через территориальные воды после предварительного извещения пакистанского правительства"[25]. Согласно ст. 7 йеменских правил требуется, чтобы иностранные военные корабли, подводные лодки и другие подводные аппараты для прохода через территориальные воды предварительно запрашивали согласие компетентных органов Республики[26]. Без разрешения правительства КНР никакие иностранные суда военного назначения и никакие иностранные самолеты не допускаются в территориальные воды Китая и в воздушное пространство над ним.

Процедура уведомления, хотя и более демократична по сравнению с разрешением и не требует обратной связи от прибрежного государства, все же не может восприниматься как соответствующая нормам международного права. Вместе с тем необходимость предварительного уведомления содержится в законодательных актах многих стран.

Согласно закону Индии 1976 г. № 80, вступившему в силу в январе 1977 г., иностранные суда имеют право мирного прохода через индийские территориальные воды, а иностранные военные корабли могут входить в территориальные воды или проходить через них только после предварительного уведомления об этом центрального правительства Индии[27].

Плавание во внутренних водах Индонезии допускается только по традиционным маршрутам международного судоходства. Для прохода иностранных военных кораблей и некоторых других категорий судов (научно-исследовательских, рыболовных и др.) требуется предварительное уведомление индонезийских властей по дипломатическим каналам[28].

В соответствии с законом Южной Кореи № 3037, вступившим в силу 30 апреля 1978 г., иностранные торговые суда пользуются правом мирного прохода через территориальные воды Южной Кореи, однако иностранные военные корабли и правительственные суда, действующие в некоммерческих целях и намеревающиеся пройти через территориальные воды, должны заранее уведомить об этом соответствующие южнокорейские власти[29].

Вышеперечисленные примеры свидетельствуют о завышении некоторыми странами государственных полномочий по регулированию судоходства в своих прибрежных водах. Существуют, однако, и более изощренные примеры. Так, заход иностранных военных кораблей в аргентинские воды, согласно положению 1978 г., на правах мирного прохода возможен в пределах от 12 до 200 морских миль от исходной линии, от которой отсчитывается ширина территориальных вод. Плавание в пределах 12 миль от исходной линии рассматривается как оперативный визит, который должен быть согласован с главным командованием ВМФ Аргентины. Индонезия разрешает иностранным судам мирный проход через свои не только территориальные, но и внутренние воды[28], а в территориальные воды Маврикия иностранные военные корабли могут войти или пересечь их лишь после оповещения об этом постоянного секретаря премьер-министра[31].

Еще совсем недавно законодательные акты большинства стран социалистического содружества и некоторых африканских государств практически единодушно не признавали право мирного прохода территориального моря за иностранными военными кораблями, а североамериканские государства, хотя формально и признавали его, однако "отягощали" значительным количеством требований по соблюдению национальных законов[32].

Длительное время СССР занимал позицию, которая была основана на отрицании мирного прохода без разрешения соответствующих властей для иностранных военных кораблей.

  • [1] Сборник договоров и законодательных актов зарубежных государств по вопросам мореплавания. Т. 4. Кн. 3. С. 82.
  • [2] Василенко В. А. Ответственность государства за международные правонарушения. Киев, 1976.
  • [3] Малинин С. А. Правовые и экономические проблемы регулирования международного судоходства. М., 1984.
  • [4] Моджорян Л. А. Терроризм на море. М.: Международные отношения, 1991.
  • [5] Лазарев М. И. Правовое положение морских научно-исследовательских судов // Современное международное морское право. М., 1978.
  • [6] Скакунов Э. И. Самооборона в международном праве. М.: Международные отношения, 1973.
  • [7] Арцибасов И. Н. Международное право. М., 1980.
  • [8] Скаридов А. С. Международно-правовые проблемы морской безопасности. СПб.: ВМА им. Н. Г. Кузнецова, 1997.
  • [9] Тарханов И. Е., Михалев В. Н. Международное морское право. Л.: ВМА им. Н. Г. Кузнецова, 1978.
  • [10] Roach J. A., Smith R. W. International Law Studies / Excessive Maritime Claims Naval War College. Newport RI, 1994. Vol. 66.
  • [11] Сборник договоров и законодательных актов зарубежных государств по вопросам мореплавания. T.3. Кн. 2. С. 117.
  • [12] Там же. С. 134.
  • [13] Там же. С. 333.
  • [14] Сборник договоров и законодательных актов зарубежных государств по вопросам мореплавания. Т. 4. Кн. 3. С. 75.
  • [15] Сборник договоров и законодательных актов зарубежных государств по вопросам мореплавания. Т. 1. 1992. С. 150.
  • [16] Там же. С. 178.
  • [17] Там же. С. 440.
  • [18] Сборник договоров и законодательных актов зарубежных государств по вопросам мореплавания. Т. IV. Кн. 2. С. 336.
  • [19] Там же. С. 94.
  • [20] Nordquist М. UN Convention on the Law of the sea 1982. A Commentary. Martinus The Netherlands: N. Publishers, 1993. P. 176, 177.
  • [21] Общие предписания IMO по схемам движения судов, содержащих условия для принятия мер движения судов, применяются не только в территориальном море, но также и в исключительной экономической зоне, проливах и архипелажных водах.
  • [22] Сборник договоров и законодательных актов зарубежных государств по вопросам мореплавания. Т. 3. Кн. 2. С. 273.
  • [23] Сборник договоров и законодательных актов зарубежных государств по вопросам мореплавания. Т. IV. Кн. 3. С. 211.
  • [24] Сборник договоров и законодательных актов зарубежных государств по вопросам мореплавания. Т. 3. Кн. 2. С. 19.
  • [25] Сборник договоров и законодательных актов зарубежных государств по вопросам мореплавания. Т. 3. Кн. 2. С. 241.
  • [26] Там же. С. 226.
  • [27] Там же. С. 107.
  • [28] Там же. С. 120.
  • [29] Там же. С. 182.
  • [30] Там же. С. 120.
  • [31] Сборник договоров и законодательных актов зарубежных государств по вопросам мореплавания. Т. 3. Кн. 2. С. 124.
  • [32] Nordquist М. UN Convention on the Law of the sea 1982. A Commentary. P. 17, 178.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >