Международно-правовое содержание понятия "морское судно"

Нет необходимости лишний раз подчеркивать значение терминологии в международном праве, ибо иногда сам факт применения или конвенционного закрепления некоторого термина имеет серьезные правовые последствия, так как может относить то или иное техническое сооружение к объектам, имеющим различный правовой статус. По мнению некоторых ученых, терминология, применяемая в международных актах, не может быть отнесена только к области юридической техники[1].

Юридическое толкование того или иного понятия предполагает установление из всех возможных слов и словосочетаний наиболее точного не только с точки зрения физических и иных свойств предмета термина, но и его наиболее точного словесного обозначения. Если признать вышеприведенное суждение справедливым, то уместно обратиться к анализу употребляемых в правовых источниках словесных сочетаний, используемых для обозначения объектов искусственного происхождения, которые принято объединять понятием "морское судно".

До недавнего времени большинство международных многосторонних конвенций для обозначения указанного явления использовали практически одни и те же термины ("судно" и "корабль") и однообразием их толкования не отличаются. В КМП-82 этот перечень дополняется терминами "подводные лодки и другие подводные транспортные средства" (ст. 20), которые по существу ни одна из известных конвенций не детерминирует.

Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 г. определяет судно как морское транспортное средство любого типа, не закрепленное постоянно на морском дне, включая катера с динамическими принципами поддержания, подводные аппараты и любые другие плавучие средства. В ст. 2 указанной Конвенции исключаются из рассматриваемого понятия:

  • а) военные корабли;
  • б) суда, принадлежащие государству или эксплуатируемому им, когда они используются в качестве военно-вспомогательного либо для таможенных или полицейских целей;
  • в) суда, выведенные из эксплуатации или поставленные на прикол.

В MARPOL понятием "судно" охватывается "эксплуатируемое в морской среде судно любого типа, включая суда на подводных крыльях, суда на воздушной подушке, подводные суда, плавучие средства, а также стационарные и плавучие платформы". Это же определение в точности повторяет и Договор об Антарктике 1959 г. (п. "g" ст. 1 приложения IV к Протоколу об охране окружающей среды к Договору об Антарктике).

Иначе этот термин трактуется в МППСС-72, где говорится: "Слово “судно” означает все виды плавучих средств, включая водоизмещающие суда и гидросамолеты, используемые или могущие быть использованными в качестве средств передвижения на воде" (правило 3). Иными словами, Конвенция исключает из рассматриваемого понятия "подводные транспортные средства", на которые ссылается КМП-82.

В Конвенции по унификации некоторых правил, касающихся коносаментов, 1924 г. сказано: "“Судно” означает любое судно, используемое для морской перевозки грузов" (ст. 1).

Статья 1 Конвенции о минимальных нормах на торговых судах 1981 г. применяется к любому морскому судну, находящемуся в государственном или частном владении и занятому перевозкой грузов или пассажиров в коммерческих целях или используемому для любых других коммерческих целей.

Применительно к INMARSAT "судно" означает эксплуатируемое в морской среде судно любого типа, которое включает, в частности, суда на подводных крыльях, суда на воздушной подушке, подводные суда, плавучие средства и непостоянно закрепленные платформы (ст. 1).

Международная конвенция о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью 1969 г. исходит из функциональной предназначенности исследуемого нами объекта, понимая под последним "любое морское судно и плавучее средство любого типа, фактически перевозящее нефть наливом в качестве груза" (ст. 1).

Международная конвенция о подготовке и дипломировании моряков и несении вахты 1978 г. исходит из совсем иного критерия и дает понятие "судна" исходя из района его использования. Так, в ст. II названной Конвенции сказано: "“Морское судно” означает судно, иное, чем те, которые плавают исключительно во внутренних водах, в пределах защищенных вод или в непосредственной к ним близости либо в районах действия портовых правил". Афинская конвенция о перевозке морем пассажиров и их багажа 1974 г. также исходит из среды применения судна, относя к последнему "только морское судно, за исключением судна на воздушной подушке" (п. 3 ст. 1).

В Конвенции по предотвращению загрязнения моря сбросами отходов и других материалов 1972 г. для объяснения рассматриваемого понятия вводится еще один термин – "водный транспорт", который сам по себе нуждается в объяснении. В частности, ст. 3 названной Конвенции гласит: "“Суда и самолеты” означают водный и воздушный транспорт любого вида. Сюда относятся суда на воздушной подушке и плавающие суда независимо от того, являются ли они самоходными или нет".

Некоторые конвенции, избегая более или менее ясных формулировок, применяют метод исключения, т.е., не давая определения "судна", исключают из оборота применение тех из них, на которые положения конвенции или договора не распространяются. Так, Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 г., не применяется к военному кораблю; судну, принадлежащему государству или эксплуатируемому им, когда оно используется в качестве военно-вспомогательного либо для таможенных или полицейских целей; а также к судну, выведенному из эксплуатации или поставленному на прикол (ст. 2).

Упоминавшаяся выше Конвенция о минимальных нормах на торговых судах 1981 г. не должна применяться: к судам, для которых парус является основным движителем, независимо от того, оборудованы они или нет вспомогательными двигателями; к судам, занятым в рыболовстве, китобойным промыслом или аналогичными операциями; к малотоннажным судам и таким судам, как нефтяные установки и буровые платформы, когда они не используются в судоходстве, причем определение того, какие суда охватываются данным пунктом, должно даваться в каждой стране компетентным органом власти после консультации с наиболее представительными организациями судовладельцев и моряков.

Международная конвенция относительно вмешательства в открытом море в случаях аварий, приводящих к загрязнению нефтью, 1969 г., включая в понятие "судно" любое плавучее средство, исключает из оборота "установки или устройства, используемые для исследования и эксплуатации ресурсов дна морей, океанов и его недр"[2].

Абсолютное большинство международно-правовых норм, проанализированных в рамках настоящей работы, не имеют ссылок на отнесение к понятию "судно" устройств или искусственных сооружений, исходя из технических особенностей или способов передвижения. Однако и здесь есть исключения. Так, советско-шведское соглашение о морском судоходстве относило к понятию "судно" и суда на воздушной подушке, включенные в реестр на территории одной из сторон соглашения в соответствии с ее законодательством.

В какой-то мере уникальными являлось советско-американское Соглашение по некоторым вопросам морского судоходства 1975 г., которое относило к "судам" не только зарегистрированные, но и незарегистрированные суда (по-видимому, основой для определения послужил параграф 2101 американского Морского свода, который также допускает использование незарегистрированных судов). С принятием Соглашения по морскому транспорту от 20 июня 2001 г. это положение было заменено на вполне традиционное: "судно" означает любое судно, зарегистрированное на территории государства-стороны и плавающее под его флагом в соответствии с его законодательством и используемое для:

  • а) коммерческого морского судоходства; и (или)
  • б) учебных целей торгового флота (п. 1 ст. 1 Соглашения 2001 г.).

Пожалуй, наиболее полную классификацию интересующих нас морских объектов, правда военного предназначения, дают так называемые двусторонние соглашения по предотвращению инцидентов на море. В частности, российско- американское Соглашение 1972 г.[3] дает следующую характеристику морских объектов, являющихся предметом его регулирования:

"Корабль" означает:

  • а) боевой корабль, принадлежащий Вооруженным Силам РФ или Вооруженным Силам США, имеющий внешние знаки, отличающие боевые корабли его национальности, находящийся под командованием офицера, состоящего на государственной службе соответствующей стороны, фамилия которого включена в соответствующий список военнослужащих или эквивалентный ему документ, укомплектованный экипажем, подчиняющимся регулярной военной дисциплине;
  • б) вспомогательное судно, принадлежащее Вооруженным Силам РФ или Вооруженным Силам США и имеющее право нести военно-морской флаг вспомогательных судов в тех случаях, когда такой флаг предусмотрен соответствующей стороной.

Невоенное морское судно означает все суда, не включенные в вышеприведенные пункты.

Из норм известных соглашений по предотвращению инцидентов, заключенных Россией с 14 странами, несколько отличаются положения ст. 1 российско- японского Договора от 13 октября 1993 г., где каждая из сторон по-своему описала объекты, подпадающие под объект регулирования.

Практически во всех двусторонних соглашениях о сотрудничестве в области торгового судоходства рассматриваемый термин не включает военные корабли и другие государственные суда, эксплуатируемые в некоммерческих целях, суда для гидрографических, океанографических и научных исследований, рыболовные суда, спортивные суда и прогулочные яхты. Однако и здесь перечень исключаемых объектов не является универсальным. Например, в Соглашении России с Албанией 1996 г.[4] в списке исключений упоминаются лишь военные корабли, научно-исследовательские и спортивные суда и прогулочные яхты, а в ст. 1

Соглашения с Грузией 1996 г. используется формулировка "военные корабли и другие суда, эксплуатируемые в некоммерческих целях, а также спортивные суда и прогулочные яхты". В Соглашении России с Индией о торговом судоходстве из списка объектов регулирования исключены "военные корабли, рыболовные и спортивные суда, а также прогулочные яхты", а в российско-вьетнамском Соглашении исключению подвергнуты только военные корабли[5]. В российско-кубинском соглашении 1992 г. исключены из указанных объектов "суда с ядерными энергетическими установками"[6].

Анализ норм зарубежного и российского внутреннего законодательства, проведенный в рамках настоящего параграфа, дает основания утверждать, что в указанных документах термин "судно" хотя и употребляется сравнительно часто, но практически не раскрывается, а если и дается определение, то исходя, как правило, из целей конкретного нормативного акта.

Например, в английском Акте о судоходстве 1894 г. говорится, что "корабль обнимает суда всех описаний, приводимые в движение не веслами". Согласно § 22 Польского морского кодекса морским судном является всякое сооружение, предназначенное либо используемое для плавания на море и в соединенных с ним водах, посещаемых морскими судами. Греческий закон от 24 апреля 1934 г. № 6114 считает "судном" всякое плавсредство любого водоизмещения и назначения[7]. Таможенный кодекс Италии 1940 г. под термином "судно" подразумевает суда любого типа, шлюпки, землечерпалки и любые другие плавсредства, предназначенные для передвижения по воде и для перевозки пассажиров и грузов[8].

Анализ зарубежных норм показывает, что большинство прибрежных государств в актах, регламентирующих правила плавания или пребывания иностранных судов в своих водах и портах, наиболее часто используют термин "невоенное судно" (см., например, законодательство Норвегии, Дании, Китая, США, Австралии и некоторых других стран). В нормах, регулирующих судоходство как транспортную операцию, более употребим термин "торговое судно" (например, указ правительства Италии от 16 сентября 1939 г. №1489; закон Финляндии от 18 апреля 1981 г. №185/63, постановление правительства Швеции от 17 июня 1982 г.) и крайне редко – "частное судно" (например, ст. 27 декрета президента Перу от 25 июня 1946 г. № 19).

Большей детализацией в иностранном законодательстве отличаются определения, сделанные в отношении рыболовных судов, упоминание о которых мы находим в законодательстве Колумбии (декрет от 4 сентября 1978 г. № 1681 "О научном лове рыбы"), Эквадора (закон о рыболовстве и морской охоте от 30 августа 1961 г.), Гамбии (закон о рыболовстве 1977 г.), Австралии (закон об управлении рыболовством 1991 г.), Новой Зеландии (закон 1977 г. "О территориальном море и экономической зоне"), Бельгии (закон "Об установлении рыболовной зоны" 1978 г.) – всего более 70 прибрежных государств[9].

Правовые нормы некоторых государств не только упоминают термин "рыболовное судно", но и дают достаточно подробное объяснение этому понятию. Так, Бразилия понимает под "рыболовными судами" суда, которые "надлежащим образом зарегистрированы... и имеют соответствующее разрешение на промысел" (ст. 2 декрета-закона №68459 "О рыболовных зонах" 1971 г.); законодательство Республики Суринам под рыболовным судном подразумевает судно, используемое в коммерческом отношении или предназначенное для использования в коммерческом отношении для морского рыбного промысла.

Некоторые страны идут на еще большую детализацию исходя из специфики конкретной рыбопромысловой деятельности. Так, законодательство Уругвая устанавливает не только понятие "рыболовное судно" (любое судно, которое по характеристикам, оборудованию или назначению может быть использовано для рыболовства и зарегистрировано как таковое, которое имеет холодильные камеры или не имеет их и на которых выловленная рыба может сохраняться в целом виде, обезглавленной или выпотрошенной), но и добавляет к нему "плавучий рыбозавод", понимая под ним "любое судно, зарегистрированное или не зарегистрированное в качестве рыболовного судна, которое имеет дополнительное оборудование для обработки продуктов рыбного лова путем других способов переработки или сохранения по сравнению с теми, которыми располагают рыболовные суда" (ст. 5 декрета №540/971 от 6 августа 1971 г.).

Что касается России, то в п. 15 ст. 1 Федерального закона от 20 декабря 2004 г. № 166-0ФЗ "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" использовался термин "рыбопромысловые суда", к которым относились суда, используемые для осуществления рыболовства, в том числе суда для приемки, переработки, перегрузки, транспортировки, хранения уловов водных биоресурсов и продуктов их переработки, а также для снабжения топливом, водой, продовольствием, тарой и другими материалами. Парадоксально, но по смыслу данного определения к "рыбопромысловому судну" следовало отнести танкер или водолей, подошедшие к борту рыболовного сейнера только с целью пополнения его запасов. Не менее парадоксальным является и то, что указанный пункт ст. 1 с определением "рыболовного судна" в новой редакции Федерального закона попросту исключили вместо внесения в него изменений.

Перечень других определений, связанных с понятием "судно" в другой функциональной предназначенности, весьма ограничен. В основном речь идет о судах особого рода или обладающих специальными характеристиками. Среди них выделяются следующие.

  • 1. Атомные суда. Законодательство Франции к таковым относит "всякое судно, оборудованное энергетической установкой, в которой в качестве источника энергии используется или предполагается использование ядерного реактора, независимо от того, предназначен ли он для движения судна или для любой другой цели"[10]. По смыслу ст. 2 перуанских правил входа и пребывания атомных судов в водах страны, принятых декретом от 16 ноября 1977 г. №027–77-EM/SG, под "атомным судном" следует понимать любое судно с атомным двигателем или имеющее оборудование или другие механизмы, использующие эту энергию, или перевозящее ядерные радиоактивные вещества[11]. В ст. 3 турецкой инструкции о проходе иностранных военных кораблей через турецкие территориальные воды под атомными кораблями понимаются те, которые работают на ядерной энергии или имеют в своем устройстве ядерные вещества, а в соответствии с положениями вьетнамских правил к "ядерным судам" относятся оснащенные ядерными двигателями, перевозящие ядерные вещества или несущие аппаратуру, в которой используются ядерные вещества (ст. 16 постановления вьетнамского правительства от 29 января 1980 г. №30 "О порядке плавания иностранных судов в прибрежных водах социалистической республики Вьетнам"). Примерно такие же положения содержатся в йеменском законе №45 от 1977 г., где в ст. 8 говорится об "иностранных судах, использующих атомную энергию или несущих ядерные материалы или другие радиоактивные вещества"[12].
  • 2. Спасательное судно. Термин употребляется в достаточно широком диапазоне: от обычного судна до "буксира", хотя и без точного определения. Так, например, под "спасательным" греческий закон от 24 апреля 1934 г. 6114 понимает всякое плавсредство, снабженное соответствующим оборудованием для оказания помощи на море[13].
  • 3. Научно-исследовательское судно. Законодательство Франции детерминирует "исследовательские" как суда, занятые любой научно-исследовательской деятельностью (закон от 16 июля 1976 г. (с поправками 1986 г. №86–826) "О морских научных исследованиях")[14]. Законодательство Швеции подчеркивает, что научно-исследовательским является то судно, которое используется только для некоммерческих целей[15], а перуанские правила от 23 сентября 1976 г. и чилийский верховный декрет от 22 августа 1975 г. употребляют термин "научное судно" применительно к любым иностранным судам, ведущим научные или технические исследования[16].
  • 4. Суда, плавающие под флагом ООН, ее специализированных учреждений и IAEA. Этот "вид" упомянут в ст. 93 КМП-82, по смыслу которой в такие суда может быть "превращено" любое судно, в отношении которого ООН или иная из упомянутых выше организаций примет решение о поднятии своего флага и принятии на официальную службу организации.

Отношение российского законодательства к рассматриваемому понятию строится исходя из статуса собственника и функциональной предназначенности судна. По КТМ РФ, морские суда попадают в сферу применения кодекса во время их плавания как по морским, так и по внутренним водным путям; суда внутреннего, а также смешанного (река – море) плавания – во время их плавания по морским путям, а также по внутренним водным путям при осуществлении перевозки грузов, пассажиров и багажа с заходом в иностранный морской порт, спасательной операции и при столкновении с морским судном. В КТМ РФ используется несколько терминов: "морские суда", "суда внутреннего плавания", "суда смешанного (река – море) плавания", "военные корабли", "военно-вспомогательные суда" и другие "суда, находящиеся в собственности государства".

Анализ энциклопедических источников, толковых словарей и текстов международно-правовых документов показывает, что в абсолютном большинстве случаев для обозначения понятия "морское судно" используются, по сути, три термина: "военный корабль", "судно" и "подводное транспортное средство".

Кроме терминологической неопределенности, как универсальные, так и двусторонние и национальные правовые нормы имеют один существенный пробел, связанный с отнесением к понятию "морское судно" подводного транспортного средства (подводной лодки), так как последнее вообще не нашло своего раскрытия ни в международных, ни национальных нормативных источниках.

Обширной практики использования подводных лодок в коммерческих или научных (невоенных) целях пока не существует, однако употребление в КМП-82 термина "подводные транспортные средства" не случайно и связано, в первую очередь, с тем, что в последнее время все большее развитие получает проектирование и строительство подводных танкеров и других транспортных средств для перевозки грузов в подводном положении, различных видов подводных научно- исследовательских аппаратов (обитаемых и необитаемых), используемых для изучения морской среды, туристических подводных лодок и др. Так, в России одна из военных подводных лодок была переоборудована для выполнения научных исследований, в носовом отсеке были установлены приборы для определения температуры и солености воды, фотокамеры, кинокамеры, монитор подводного телевизора, рыбопоисковые эхолоты, которые в экспедиции 1965 г. использовались для опытов по подводному лову рыбы с помощью сетевой ловушки. В США в 1965 г. впервые атомная подводная лодка "Halibut" (SSN 587) прошла переоборудование для выполнения поисковых, спасательных и аварийных работ на больших глубинах. В настоящее время рядом фирм разработаны проекты подводных танкеров для транспортировки нефти и сжиженного газа.

Исследование всех указанных выше источников, предпринятое в рамках настоящего параграфа, позволяет сформулировать следующее определение морского судна, использование которого нами будет подразумеваться для всех прочих рассуждений в рамках настоящей работы.

Под "морским судном" следует понимать искусственное сооружение, приспособленное для передвижения в водной среде в водоизмещающем состоянии, с использованием силы ветра или энергии, вырабатываемой судовой энергетической установкой.

Вне зависимости от внутригосударственной классификации по правовым признакам должны различаться как минимум две категории морских судов: военные корабли и невоенные (гражданские) суда. В каждой из названных категорий, в зависимости от назначения и права собственности, можно выделить следующие категории:

  • 1) среди военных кораблей: боевые корабли, вспомогательные суда (суда обеспечения), гидрографические (океанографические) суда и др.;
  • 2) среди невоенных (гражданских) судов:
    • а) по праву собственности – частновладельческие и государственные суда;
    • б) по назначению – эксплуатируемые в некоммерческих целях ледоколы, катера таможенной санитарной службы, ледоколы, буксиры, научно-исследовательские суда и др.; эксплуатируемые в коммерческих целях (торговые суда).

Правовой статус каждой категории судов должен рассматриваться исходя из:

  • – правового режима водных пространств, в которых находится судно (открытое море, территориальные воды, акватории проливов или каналов, внутренние воды);
  • – назначения судна;
  • – статуса судовладельца (т.е. является ли рассматриваемое судно частным, государственным или принадлежит общественной организации);
  • – периода оценки статуса (мирное или военное время).

  • [1] См., например: Мовчан А. П. Кодификация и прогрессивное развитие международного права. М.: Юридическая литература, 1972. С. 61; Лазарева М. И. Международно-правовая терминология и влияние на нее Октябрьской революции // Советский ежегодник международного права. М.: Наука, 1968. С. 132–158; Перетерский И. С. Вопросы воздушного права. М.; Л.: Госиздат, 1990. С. 152). Другой автор указывает, что "правовое значение термина договора состоит в том, что он становится тем первичным элементом текста, в котором отражается борьба сторон за наполнение его жизненным содержанием" (см. Евтинов В. И. Проблемы многоязычия в праве международных договоров // Советский ежегодник международного права. М.: Наука, 1977. С. 125.
  • [2] Сборник международных договоров СССР по вопросам мореплавания / ГУНиО МО СССР. Л., 1988. С. 394.
  • [3] Соглашение между Правительством СССР и Правительством США о предотвращении инцидентов в открытом море и в воздушном пространстве над ним (заключено в г. Москве 25 мая 1972 г.) (с изм. и доп. от 1979 и 1986 гг.) включает неотъемлемой частью Протокол от 22 мая 1973 г. Соглашение вступило в силу в день его подписания.
  • [4] Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Албании о морском транспорте заключено в г. Тиране 19 сентября 1996 г. и вступило в силу 24 октября 1998 г.
  • [5] См.: постановление Правительства РФ от 21 мая 1993 г. №479.
  • [6] См.: постановление Правительства РФ от 11 ноября 1992 г. №861.
  • [7] Сборник договоров и законодательных актов зарубежных государств по вопросам мореплавания. Т. 2 / ГУНиО МО СССР. Л., 1992. С. 94.
  • [8] Там же. С. 126.
  • [9] The Law of the Sea: National Legislation on the Exclusive Economic Zone, the Economic Zone and the Exclusive Fishery Zone / United Nations. N. Y., 2001.
  • [10] Сборник договоров и законодательных актов зарубежных государств по вопросам мореплавания. Т. 1. 1992. С. 410.
  • [11] Law of the Sea: Bulletin No 1.1983. Sept. P. 41–60.
  • [12] Сборник договоров и законодательных актов зарубежных государств по вопросам мореплавания. Т. 3. Кн. 2. 1989. С. 226.
  • [13] Сборник договоров и законодательных актов зарубежных государств по вопросам мореплавания. Т. 2.1992. С. 94.
  • [14] Сборник региональных соглашений и законодательных актов зарубежных государств по вопросам мореплавания. Т. 1. С. 106.
  • [15] Там же. С. 242.
  • [16] Сборник договоров и законодательных актов зарубежных государств по вопросам мореплавания. Т. 4. Кн. 3. 1993. С. 192, 228.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >