Правила, применяемые к торговым судам и государственным судам, эксплуатируемым в коммерческих целях

С учетом приведенных выше положений статус торговых и государственных судов, эксплуатируемых в коммерческих целях, дополняют полномочия иностранного прибрежного государства, которыми последнее наделено в пространствах своей юрисдикции, в частности в том, что касается уголовной и гражданско-правовой юрисдикции на борту, а также в отношении экологических правонарушений.

Уголовная юрисдикция может осуществляться на борту судна, проходящего через территориальное море, для ареста какого-либо лица или производства расследования в связи с любым преступлением, совершенным на борту судна во время его прохода, если:

  • а) последствия преступления распространяются на прибрежное государство;
  • б) преступление имеет такой характер, что им нарушается спокойствие в стране или добрый порядок в территориальном море;
  • в) капитан судна, дипломатический агент или консульское должностное лицо государства флага обратится к местным властям с просьбой об оказании помощи;
  • г) такие меры необходимы для пресечения незаконной торговли наркотическими или психотропными веществами.

Если судно, следуя из иностранного порта, ограничивается проходом через территориальное море, не заходя во внутренние воды, а характер совершенных им нарушений не связан с вопросами защиты и сохранения морской среды (в объеме норм ч. XII КМП-82) или соблюдением законов и правил, принятых в отношении ИЭЗ (предусмотренных в ч. V КМП-82), прибрежное государство не может принимать на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море, никаких мер для ареста какого-либо лица или производства расследования по поводу преступления, совершенного до входа судна в территориальное море.

В отношении судов, направляющихся во внутренние воды или использующих портовые сооружения за пределами внутренних вод, прибрежное государство имеет право принимать необходимые меры для предупреждения любого нарушения условий, на которых эти суда допускаются во внутренние воды и используют портовые сооружения (п. 2 ст. 25 КМП-82).

Что касается гражданско-правовой юрисдикции в отношении иностранных судов, то она сводится по сути к двум положениям:

  • 1) недопустимость (со стороны прибрежного государства) действий по остановке (изменению курса) проходящего через территориальное море иностранного судна с целью осуществления гражданской юрисдикции в отношении лица, находящегося на борту судна;
  • 2) право прибрежного государства на применение в отношении судна, совершающего мирный проход (находящегося на стоянке в территориальном море или после выхода из внутренних вод) мер взыскания или ареста по любому гражданскому делу только по обязательствам или в силу ответственности, принятой или навлеченной на себя этим судном во время или для прохода его через воды прибрежного государства.

В силу положений ст. 33 КМП-82 в зоне, прилежащей к территориальному морю (прилежащей зоной), прибрежное государство может осуществлять контроль, необходимый:

  • а) для предотвращения нарушений таможенных, фискальных, иммиграционных или санитарных законов и правил в пределах его территории или территориального моря;
  • б) наказания за нарушение вышеупомянутых законов и правил, совершенное в пределах его территории или территориального моря.

По-видимому, уголовно-правовая или гражданско-правовая юрисдикция прибрежного государства будет распространяться на суда-нарушители в зависимости от характера совершенного правонарушения.

Что касается юрисдикции государства флага судна по делам об экологических правонарушениях, то впервые в КМП-82 (ч. XII) регламентируются права прибрежного государства по задержанию и наказанию иностранных судов, виновных в причинении ущерба морской среде (кроме государственных судов на некоммерческой службе и военных кораблей), в числе которых права:

  • – на расследование;
  • – арест;
  • – возбуждение гражданского судопроизводства;
  • – наложение денежных штрафов и т.п.

Приведенные выше положения вытекают из требований ст. 27 КМП-82 и действуют с несколькими оговорками. Во-первых, изложенные положения не затрагивают права прибрежного государства принимать любые меры, разрешаемые его законами, для ареста или расследования на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море после выхода из внутренних вод. Во- вторых, в случае обращения капитана судна власти прибрежного государства должны уведомить о событии преступления дипломатического или консульского представителя государства флага. В-третьих, решая вопрос о том, следует ли вообще и каким образом произвести арест, местные власти должны учитывать интересы судоходства.

Кроме уголовно-правовой и гражданско-правовой юрисдикции на суда, как правило находящиеся в зоне контроля портовой администрации, распространяются и меры административно-правового характера, например такие, как задержание судна в порту в том случае, если оно не соответствует нормам и стандартам в области обеспечения безопасности мореплавания.

Административная юрисдикция, как правило, проявляется при осуществлении портового контроля, в основе которого не только внутригосударственный закон, но и нормы международного права. В этой связи можно, в частности, упомянуть Международную конвенцию о грузовой марке 1966 г., Конвенцию о МППСС-72 и Конвенцию SOLAS. Последняя, например, содержит универсальные требования к стандартам в области радиотелеграфной и радиотелефонной связи, безопасности мореплавания (передача информации о морских опасностях, метеорологических сводок, учет ледовой обстановки, подчинение установленным маршрутам и схемам разделения движения судов, использование сигналов бедствия, оснащение судовым навигационным и лоцманским оборудованием и т.д.). Если по результатам проведения проверки судно признано не соответствующим указанным требованиям, то государство порта вправе потребовать устранения выявленного дефекта, а если последний представляет очевидный риск для безопасности, здоровья людей и окружающей среды – задержать судно в порту.

В связи с изложенным следует констатировать, что юрисдикции государства флага некоммерческого судна подчинены все отношения гражданского и уголовного характера, возникающие в связи с деятельностью самого судна и лиц на его борту, а также и те права, которые связаны с осуществлением административной юрисдикции.

Таким образом, можно констатировать, что в тех пространствах, где прибрежное государство осуществляет в силу международного права свою юрисдикцию, на судно и членов его экипажа, в случаях, указанных выше, оно может распространить компетенцию своих государственных органов как уголовно-правового, так и гражданского и административно-правового характера.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >