Проблемы правового регулирования установки и эксплуатации искусственно сооруженных в море конструкций.

Большинство из ныне существующих в море искусственных сооружений установлены с целью добычи минеральных ресурсов континентального шельфа. В среднем в Мировом океане насчитывается около 6 тыс. таких сооружений (в том числе в Мексиканском заливе около 4 тыс. и больше 1 тыс. – в Северном море) и из-за истощения запасов эксплуатируемых месторождений нефти и газа на суше их число в море имеет устойчивую тенденцию к увеличению[1].

Искусственные сооружения, установленные в прибрежных районах, создают серьезные проблемы для судоходства, при их установке происходит отчуждение рыбопромысловых акваторий под сооружение платформ и прокладку трубопроводов, а утечки нефти становятся серьезной угрозой биологическим ресурсам. По данным многолетних научных исследований, на жизнь обитателей моря влияют все операции, связанные с добычей нефти и газа: сейсмическая разведка, работы по углублению дна для установки буровых платформ и прокладки трубопроводов, сброс буровых отходов в море, не говоря уже о засоленных пластовых водах и аварийных разливах нефти. Для иллюстрации пагубности подобных разливов можно привести экспериментальные данные, которые показали, что молодая рыба, взрослеющая в водоемах с повышенным содержанием нефтепродуктов, уже к восьми месяцам крайне больна и имеет мало шансов дожить до возраста половой зрелости. У таких мальков отмечается значительное отставание в росте, заторможенность дыхания, нарушен сердечный ритм, а главное – у них происходят необратимые изменения в мозге, в результате чего нарушаются и другие функции. Такая рыба не может плыть в определенном направлении, правильно питаться. Появляются данные и о том, что рыба в водоемах, пострадавших от сильных нефтяных разливов, заболевает раком. Больные особи, разумеется, тоже долго не живут и потомства не приносят.

Негативные последствия перечисленных операций становятся особенно заметными, если они выполняются в местах нереста рыб и нагула молоди. И если в этих местах возникают явления, распугивающие обитателей моря или, тем более, гибельно влияющие на них, это скажется и на выведении, и на выживании нового поколения.

Другой аспект проблемы эксплуатации искусственных сооружений в море связан с тем, что по мере истощения старых морских месторождений, которых, например, в Северном море более 150 (от Нидерландов до Шетландских островов), вопрос о выводе из эксплуатации морских установок приобрел характер важной проблемы, имеющей как международные, так и национальные аспекты. Международное сообщество в первую очередь заинтересовано в безопасности судоходства, защите морской среды и обеспечении рыболовства. Правительства же стран, которые занимаются морской добычей нефти, и нефтяные компании, осуществляющие такую добычу, разделяя эту озабоченность, заинтересованы также в изыскании технологии демонтажа, обеспечении безопасности этой технологии во избежание неоправданных расходов[2].

К сожалению, среди стран сегодня нет единогласия в таком важном вопросе, как регламентация удаления неиспользуемых искусственных сооружений. Еще в 1985 г. Комиссией государств-участников принятой в Осло Конвенции по предотвращению загрязнения моря путем сброса веществ с судов и самолетов 1972 г. в Комитет IMO по безопасности на море был представлен доклад, в котором содержалась просьба включить в программу мероприятий разработку критериев относительно порядка удаления покинутых и более не используемых платформ в целях обеспечения безопасности судоходства. Образованная рабочая группа не пришла к единому мнению относительно того, в какой мере другие интересы, помимо безопасности мореплавания, должны быть учтены при разработке руководства и стандартов по удалению морских установок и сооружений[3].

Национальные законы не характеризуются однообразием. Например, законодательства США и ФРГ требуют полного удаления выводимых из эксплуатации морских искусственных установок[4], а законы Великобритании[5] и Норвегии[6] допускают их частичное удаление. Вопрос о возможности принятия на этот счет единых правил обсуждался государствами – членами IMO, однако достигнуть согласия пока не удается. Так, по мнению США, IMO должна принять соответствующий документ, содержащий требование полного удаления покинутых и более неиспользуемых установок и сооружений для обеспечения безопасности мореплавания и других видов правомерного использования открытого моря, и рекомендовать ограниченные исключения из этого правила[7]. Правительство ФРГ, ссылаясь на федеральный акт о разработке недр от 13 августа 1980 г., также настаивает на полном удалении установок и сооружений по окончании эксплуатационной деятельности[8]. По мнению английского правительства полное удаление морских установок требуется там, где необходимо предотвратить неоправданное вторжение в другие виды использования моря, а когда нет риска для судоходства, рыболовства и защиты окружающей среды, вполне допустимым является их частичное удаление[9].

Резолюция IMO А. 672 (16) устанавливает руководящие стандарты для удаления таких объектов, находящихся в пределах ИЭЗ и на континентальном шельфе.

Прибрежное государство, под юрисдикцией которого находится установка или сооружение, должно обеспечить, чтобы последние были удалены полностью, если они более не используются для основной цели, для которой были первоначально спроектированы и установлены.

Суть изменения, вносимого руководством и стандартами в действующую норму морского права, состоит в том, что прибрежное государство по своему усмотрению может определять степень удаления покинутых и более не используемых искусственных установок и сооружений, принимая во внимание, что при этом должна обеспечиваться безопасность мореплавания, учтены интересы рыболовства и охраны морской среды.

Согласно КМП-82 любые покинутые и более не используемые установки и сооружения должны быть убраны в целях обеспечения безопасности судоходства. О глубине, местонахождении и размерах любых установок и сооружений, которые убраны не полностью, следует давать надлежащее оповещение. Следовательно, Конвенция допускает неполное удаление установок и сооружений.

С учетом высказанных выше суждений порядок установки, эксплуатации и удаления искусственно сооруженных в море конструкций, за исключением Района, осуществляется в соответствии с законодательством государства, на континентальном шельфе которого такая установка стационарно закреплена.

В подп. "b" п. 1 ст. 21 КМП-82 установлено, что в территориальном море прибрежное государство может принимать в соответствии с положениями Конвенции и другими нормами международного права законы и правила для защиты навигационных средств и оборудования, а также других сооружений или установок.

В ИЭЗ прибрежное государство обладает юрисдикцией в отношении создания и использования искусственных островов, установок и сооружений (подп. "b" (i) ст. 56 КМП-82).

Условия сооружения искусственных островов, установок и сооружений вблизи от систем морских трасс и схем разделения движения, содержатся в относящейся к основным условиям плавания в указанных районах резолюции IMO А. 572 (14), параграф ЗЛО которой рекомендует правительствам обеспечивать так быстро, как это возможно, чтобы нефтяные вышки, платформы и другие сооружения не размещались без учета системы морских трасс, утвержденных IMO, или возле таких трасс. Если этого нельзя избежать, то схемы разделения движения судов изменяются в соответствии с руководством, данным в ч. 7 данной резолюции. В случае сооружения стационарных установок в районе, где имеются установленные схемы разделения движения, такие схемы изменяются окончательно; если будет признано необходимым, такое изменение может быть произведено через встречи в IMO.

Обязанность владельца оповещать о создании искусственных островов, установок и сооружений, а также убирать подобные объекты, если они больше не используются, вытекает из положений п. 3 ст. 60 КМП-82.

Резолюция IMO А. 672 (16) устанавливает руководящие стандарты для удаления таких объектов, находящихся в пределах ИЭЗ и на континентальном шельфе. Она же включает положения, обязывающие государство давать "надлежащее оповещение" о глубине, местонахождении и размерах любых установок и сооружений, которые убраны не полностью. Вместе с тем IMO может постановить, что решение, принятое с учетом глубины, местонахождения и размеров установок и сооружений не вполне отвечает требованиям п. 3 ст. 60 КМП-82 относительно обязательного удаления установок и сооружений, и потребовать их удаления.

Вокруг искусственных островов, установок и сооружений могут быть установлены "зоны безопасности" (п. 4 ст. 60 КМП-82). Резолюция IMO А. 671 (16) рекомендует правительствам принимать унифицированные правила для установления таких зон безопасности, а также включает приложение со специальными руководствами для прибрежных государств, принимающее во внимание характер и функции искусственных островов, установок или сооружений при определении зон безопасности вокруг таких объектов, как это указано в п. 5 ст. 60 КМП-82. Резолюция предусматривает, что прибрежное государство несет ответственность за распространение информации относительно искусственных островов, установок и сооружений и зон безопасности вокруг таких объектов. Указанная информация должна публиковаться в извещениях мореплавателям и, кроме того, стационарные установки и зоны безопасности вокруг них должны быть отмечены на морских картах.

Резолюция IMO А. 671 (16) предусматривает дополнительные стандарты в отношении судоходства вблизи искусственных островов, установок и сооружений, как это определено в п. 6 ст. 60 КМП-82, и призывает государства принимать меры, направленные против нарушения зон безопасности и стандартов судоходства вблизи искусственных островов и сооружений и уведомлять государство флага о подобных нарушениях, совершенных его судами.

Деятельность по созданию, эксплуатации и использованию искусственных островов, сооружений и установок во внутренних морских водах и в территориальном море России регулируется постановлением Правительства РФ от 19 января 2000 г. №44, в котором определяется, что искусственные острова, сооружения и установки могут создаваться для любых целей, кроме целей, противоречащих законам и другим нормативным правовым актам РФ и международным договорам РФ, но не могут создаваться на признанных морских путях, имеющих существенное значение для судоходства, в границах особо охраняемых природных территорий и рыбохозяйственных заповедных зон внутренних морских вод и территориального моря РФ.

  • [1] Redden J. Platform removal becomes international issue // Ofbhore. 1987. Vol. 48. No 2. P. 27–32.
  • [2] Law of the Sea. Report of Secretary General. UNA/4S/718.20 Oct. 1988. Par. 56.5. Doc. MSC 52/26/15. P. 3, 4.
  • [3] Doc. NAV 33/WP. 4/Rev., par. 5.
  • [4] Doc. NAV 33/WP. 4/Rev. 1.
  • [5] Petroleum Act of 1987, Section 1 (4), (c).
  • [6] The Norvegian Act of March 22 1985. No 2. Relating to Petroleum Activities.
  • [7] Doc. NAV SS/7/1.
  • [8] Там же.
  • [9] Options for the Platform Abandonment. Note by United Kingdom Department of energy to IMO Subcommittee on Safety Navigation, 33rd Section 6. 1987.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >