Военно-морское право

В результате изучения данной главы обучающийся будет:

  • знать содержание основных норм международного права, формирующих военно- морское право;
  • уметь оценивать практику военного мореплавания в соотношении с правилами вооруженной борьбы на море;
  • владеть способностью квалифицировать действия по применению силы в международных отношениях.

За долгие годы существования человеческая цивилизация смогла истребить в войнах больше половины населения планеты. Учеными подсчитано, что за последние 6 тыс. лет (за исключением жертв военных операций нового тысячелетия) люди пережили 14513 войн, в которых погибло 3640 млн человек. Дошедшие до нас памятники истории свидетельствуют о том, что вооруженная борьба была одной из первых областей международных отношений, которые регулировались нормами международного права. Поначалу объектом этих отношений были территориальные изменения как следствие побед одних и поражений других государств, право на военные призы, статус захваченных пленных и мирного населения на новообретенных землях. В обычаях войны, начиная с середины XV в., стали проявляться некоторые тенденции к гуманизации ее приемов, а с окончанием Наполеоновских войн, примерно с 1850 г., варварская жестокость становится практически вне закона[1].

Море испокон веков было средой единоборства и, по-видимому, поэтому одно из первых международных соглашений, нацеленных на правовое регулирование действий ВМС, была Парижская декларация о морской войне от 16 апреля 1856 г., первоначально подписанная семью государствами, к которым позднее присоединились почти все морские державы[2]. Последовавшее за Декларацией принятие Женевских конвенций 1864 и 1906 гг., Санкт-Петербургской декларации 1868 г., Гаагских конвенций 1907 г. во многом повлияло на гуманизацию методов и способов войн, принципы которой нашли свое закрепление в Женевской конвенции 1929 г., принятой после Первой мировой войны.

Жертвы и разрушения Второй мировой войны и совершенно бессмысленная с военной точки зрения атомная бомбардировка Японии, приведшая к огромному количеству человеческих жертв, подвинули человечество к созданию международной системы коллективной безопасности, основанной на принципах и нормах Устава ООН.

Окончание длительного противостояния США и СССР, получившее название "холодная война", давало миру шанс укрепить международные институты безопасности и достичь качественно нового уровня сосуществования.

Уничтожение террористами небоскребов Всемирного торгового центра в Нью- Йорке и удар по зданию Пентагона 11 сентября 2001 г. положили начало созданию международной антитеррористической коалиции, которая могла бы в будущем сплотить самые разные страны и послужить прочной основой для нового международного правопорядка. Однако экология человеческого сознания пока не в состоянии воспринимать множество в ущерб амбициям единиц.

Сначала начавшиеся в марте 1999 г. бомбардировки США и НАТО в Югославии, затем применение вооруженных сил в качестве "несокрушимой свободы" в ноябре 2001 г. в Афганистане и, наконец, военная операция "Шок и трепет", начатая на территории Ирака в марте 2003 г. США, Великобританией, Австралией и некоторыми другими странами, назвавшими себя "антииракской коалицией", полностью и окончательно дискредитировали ООН как основную интернациональную организацию, призванную обеспечивать международную безопасность. Аналогичный сценарий применения вооруженных сил большинства стран НАТО в 2011 г. в Ливии "для защиты мирного населения" и с целью привития демократических принципов государственного устройства для той части населения, которая осталась в живых, после "точечных" ракетно-бомбовых ударов, вполне может повториться в Сирии, КНДР, Палестине, в отношении хотя и помогавших США в войне с Ираком, но не совсем проникшихся этими принципами курдов. А как "привить" демократию в восточном Тиморе (Индонезия), Колумбии, Сомали и некоторых других странах?

Силовая демократизация Ирака и Ливии поставила вопрос о том, на каких принципах будет строиться международная безопасность в XXI в. По-видимому, вариантов не так уж много. Первый основан на внедрении в международные отношения силового постулата: "если наша позиция противоречит международному праву, тем хуже для права"; второй – на признании многовариантности государственного устройства общества при условии разрешения конфликтных ситуаций с учетом интересов большинства государств.

  • [1] Оппенгейм Л. Международное право. М.: Иностранная литература, 1949. Т. 2, полутом 1. С. 246.
  • [2] Оппенгейм Л. Международное право. С. 247.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >