Военно-морские операции невоенного характера

Практика применения вооруженных сил на море, особенно в последние годы, убедительно свидетельствует о том, что военные конфликты, происшедшие после 1945 г., оказали значительное влияние на развитие военного искусства, в частности дополнив его содержание новой формой применения военных флотов – операциями невоенного характера.

По-видимому, одним из первых случаев в послевоенных операциях ООН было участие американского транспорта "Ренвилл" (Renville) в качестве штабного корабля миротворческих сил во время датско-индонезийского спора по поводу территориального титула на земли так называемой "Нидерландской Восточной Индии" (Netherlands East Indies) в 1947 г. В июне 1948 г. три эсминца ВМС США и французский тральщик осуществляли патрулирование у побережья Палестины, а в июле того же года эскортный авианосец "Палау" (Palau) и транспортное судно осуществили операцию по эвакуации из Хайфы.

Однако вряд ли вышеприведенные примеры могут быть с полным основанием названы "операциями", поэтому для нас более поучительным представляется опыт войны в Корее, когда ООН не только санкционировала действия на море, но и было организовано специальное соединение (Task Force 95 – "United Nations Blockading and Escort Force"), операции которого в основном носили невоенный характер. Кроме того, в данном историческом примере важным представляются следующие факты:

  • – все корабли соединения, хотя и принадлежали разным государствам (США, Великобритания и другие – всего представители 10 флотов), несли флаг ООН; что, пожалуй, если не считать демонстрационных действий кораблей ВМС Аргентины 1989–1991 гг. в заливе Фонсека (Gulf of Fonseca), является единственным подобным примером;
  • – соединение осуществляло блокадные функции путем патрулирования и проведением мероприятий по контролю за судоходством;
  • – указанные действия имели целью не применение вооруженной силы, а ее демонстрацию;
  • – операции проводились по единому замыслу, а командиры кораблей подчинялись единому командованию[1].

Другой пример – война во Вьетнаме (1964–1973) и морская блокада, начатая командованием США в 1965 г. Правовой аспект организации блокадных действий заключался в официальном объявлении правительством США о зоне военных действий у вьетнамского побережья и недопущении захода в эти пространства иностранных военных и гражданских судов. Здесь военная сила применялась в форме патрулирования, дозора и контроля за судоходством. Это были достаточно масштабные действия. К началу 1970 г. блокадными силами было обнаружено более 700 тыс. плавединиц, из которых до 100 тыс. были задержаны и досмотрены.

Основными формами невоенных действий в ходе операции во время англоаргентинского вооруженного конфликта по поводу территориального титула на Фолклендские (Мальвинские) острова также явились действия по контролю за иностранным военным и гражданским судоходством способами патрулирования и дозора. Дальнейшее развитие практика проведения невоенных операций нашла во время так называемой "танкерной войны" в Персидском заливе между Ираном и Ираком 1980–1988 гг. Характерными международными чертами этого конфликта явились следующие. С одной стороны, его интернационализация, ведь в той или иной степени в операции принимали участие корабли ВМС Великобритании (Персидский, Оманский заливы и Средиземное море), Франции (южная часть Красного моря, Аденский залив и Баб-Эль-Мандебский пролив), Дании, Норвегии, Канады (Ормузский пролив и Оманский залив), Нидерландов (Персидский и Оманский заливы), Бельгии (южная часть Красного моря, Баб-Эль-Мандебский пролив), Испании (северная и центральная части Красного моря), Аргентины, Австралии, Греции, Италии. С другой – операции, которые проводили многонациональные силы, хотя изначально и не предполагавшие участия в вооруженной борьбе, были направлены на вполне конкретный результат – демонстрацию силы и решимости обеспечения безопасности нейтрального судоходства в Заливе и прилегающих акваториях, предотвращение минной опасности и проведение мероприятий по срыву морской контрабанды, осуществляемой по морю в порты воюющих государств. Важным является и то обстоятельство, что, хотя корабли стран, не участвовавшие в конфликте, силу не применяли (мы опускаем отдельные инциденты как частности), были вынуждены проводить мероприятия, обеспечивающие любую боевую операцию, в частности осуществлять разведку, освещать надводную обстановку, организовывать конвойную службу.

Если снова обратиться к Персидскому заливу, но уже в другое время, когда в 1991 г. США и некоторые другие страны от имени ООН выдворяли иракские войска с территории Кувейта, то обращает на себя внимание следующий факт: в ходе боевых военных операций осуществлялись как действия с применением оружия (воздушно-наступательная операция "Буря в пустыне", уничтожение кораблей ВМС Ирака, противокатерная оборона основных сил, содействие сухопутным войскам на приморском направлении, защита морских коммуникаций в зоне Залива, противоминные действия), так и без его применения. Среди последних можно выделить следующие формы:

  • – блокада морского побережья Ирака и Кувейта[2];
  • – конвоирование судов с воинскими грузами в районах, потенциально опасных из-за возможной террористической деятельности со стороны (и с территории) стран, занимавших проиракскую позицию;
  • – вскрытие надводной обстановки в интересах корабельных группировок;
  • – противоминное обеспечение.

Кроме морских операций невоенного характера, проводимых во время участия или в районах, прилегающих к театрам военных действий, и вне рамок вооруженного противостояния в Мировом океане, сегодня достаточно опасностей, угрожающих как интересам отдельных стран, так и международному сообществу в целом. Здесь проблемы и военной контрабанды, и морского терроризма, и пиратства, и незаконной промысловой деятельности.

Из анализа практики осуществления операций невоенного характера следует, что их проведение должно предполагать обязательное согласование усилий и действий привлекаемых сил по цели, задачам, месту и времени, т.е. организацию взаимодействия между силами, единство замысла, планов и управления.

Сущность операции невоенного характера заключается в проведении совокупности мероприятий, расчлененных во времени и пространстве, но объединенных единым замыслом и планом и направленных на достижение поставленной цели в определенный командованием период времени.

В этом смысле цели[3] и задачи могут быть либо взаимосвязаны, т.е. решение конкретных задач обеспечивает достижение общей цели (например, цель операции – обеспечить международные экономические санкции; задача – организация патрулирования, освещение надводной обстановки и контроля судоходства в интересах блокады конкретного участка побережья) либо задача может являться лишь обеспечивающим элементом в общей системе усилий, направленных на достижение основной цели (например, цель операции – обеспечение морской безопасности в районах, прилегающих к театру военных действий; задача – организация конвойной службы для обеспечения нейтрального гражданского судоходства).

Таким образом, в зависимости от характера решаемых задач в результате проведения операций невоенного характера могут достигаться как оперативностратегические, так и оперативно-тактические цели.

Взаимодействие в морских операциях многонациональных сил может быть организовано лишь при условии соблюдения определенных требований.

Во-первых, взаимодействие на любом уровне и во всех его звеньях должен организовывать тот командующий или командир, который управляет взаимодействующими силами.

Во-вторых, взаимодействие на всех его уровнях должно устремляться на достижение конечной цели операции и исходя из этого организовываться в интересах кораблей или группировок, решающих главные задачи.

В-третьих, взаимодействие в полном объеме организуется при подготовке операций, уточняется накануне или непосредственно со вступлением в силу международных санкций, а в дальнейшем непрерывно поддерживается в ходе выполнения поставленных силам задач.

Миротворческие операции

Как справедливо писал профессор М. Нордквист в книге "Какого цвета каска миротворчества", различие между обычным миротворчеством и операциями с элементами принуждения важно по той фундаментальной причине, что статус личности согласно международному праву непосредственно зависит от того, используется или не используется вооруженная сила. В зависимости от этого силы по поддержанию мира должны иметь статус нейтральных, в то время как многонациональные силы, занятые в операциях ООН с элементами принуждения, должны рассматриваться как участники боевых действий.

Анализ положений Устава ООН, резолюций Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи ООН позволяет сформулировать следующие основные принципы проведения миротворческой деятельности:

  • – правомерность;
  • – применение сил и средств соразмерно угрозе;
  • – признание власти национального правительства;
  • – международный контроль.

Несмотря на очевидную потребность в ясности по вопросу организации миротворческой деятельности на море, ВМС могут ставиться задачи на участие в операциях, которые общественным мнением воспринимаются как миротворческие, но фактически могут представлять довольно широкий спектр усилий, от гума-

  • [1] Allison G. The United States Navy and Peace-Keeping Operations Naval War College Review. Vol. XLVI. Num. 3. Sequence 343. P. 24.
  • [2] В течение года за период осуществления морской блокады было осмотрено 110006 сухогрузных судов (по состоянию на 22 июля 1991 г.) и 11331 танкеров (по состоянию на 23 августа 1991 г.). На 1820 сухогрузных судах и 2036 танкерах осмотр проводился непосредственно на борту. Соответственно, 104 сухогрузных судна и 115 танкеров были задержаны с запрещенными грузами; 16 судов отказались подчиниться распоряжениям командиров кораблей многонациональных сил. При задержании оружие применялось 11 раз (в том числе американскими кораблями самостоятельно шесть раз, совместно с другими кораблями многонациональных сил – четыре раза).
  • [3] Под целью морских невоенных операций должны пониматься промежуточные или конечные результаты, на достижение которых направлены международные санкции.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >