Военно-морское право

нитарной помощи до боевых операций, скорее нацеленных не на поддержание, а на принуждение к миру.

Анализ норм и принципов международного права, национального законодательства некоторых государств и практики работы Совета Безопасности ООН, проведенный в рамках настоящего учебника, позволяет определить содержание миротворческой деятельности и ее этапы следующим образом.

Превентивная дипломатия, в основе которой лежит деятельность различных институтов по обеспечению коллективной безопасности, направленная на выявление районов потенциальных конфликтов и их политико-дипломатическую локализацию.

Предотвращение конфликта. Эта стадия связана с усилиями по предотвращению конфликта всеми доступными мирными средствами и является первой стадией применения сил флота, связанной с развертыванием, демонстрацией, наблюдением и патрулированием.

Поддержание мира или принуждение конфликтующих сторон к выполнению резолюций Совета Безопасности ООН. Этот этап может быть связан с применением силы и участием миротворческих сил в боевых действиях.

Разрешение конфликта. Этап, как правило, связан с политико-дипломатическими усилиями, основанными на результате применения силы или иной формы принуждения (политического или экономического давления).

Постконфликтная деятельность представляет собой мероприятия политического и гуманитарного характера, нацеленные на создание условий, делающих продолжение конфликта невозможным, и внутригосударственных структур, способных предотвратить возобновление конфликта.

Как уже отмечалось, практика применения вооруженных сил на море, особенно в последние годы под патронажем ООН, убедительно свидетельствует о том, что военные конфликты, происшедшие после 1945 г., оказали значительное влияние на развитие военного искусства, дополнив его содержание новой формой применения военных флотов – невоенными операциями, характеризующимися множеством обеспечивающих мероприятий, в основе которых лежат нормы международного права.

Порядок подготовки морских миротворческих операций в международном праве не определен. Ведущая роль в организационно-правовом обеспечении таких операций принадлежит Совету Безопасности ООН и его Военно-штабному комитету.

Вкупе с другими задачами по подготовке и принятию решения на создание морских многонациональных миротворческих сил есть задачи организационноправового и оперативно-тактического плана, среди которых наиболее сложными представляются, как минимум, две:

  • – решение вопроса о международно-правовой регламентации морских операций многонационального соединения и ответственности за принимаемые командованием решения;
  • – отработка взаимодействия в составе соединения многонациональных сил.

Решение первого вопроса, по-видимому, возможно на основе заключения специального многостороннего соглашения. Что касается второго вопроса, то он представляется более сложным, так как связан с организацией принятия целого ряда технических документов, направленных на унификацию оперативнотактических правил, начиная от порядка принятия командирского решения до использования сигналов боевого управления.

В современной практике некоторых государств невоенные операции как форма применения ВМС становятся одним из элементов повседневной деятельности. В частности, такие страны, как Индонезия, Малайзия и Сингапур, уже приняли решение об объединении своих усилий по контролю за судоходством в Малаккском и Сингапурском проливах и на подходах к ним с целью предотвращения актов пиратства. В периодически проводимых совместных учениях уточняются формы и организационные основы совместных действий на море. Примечательно, что этот опыт послужил основой создания межгосударственной системы по предотвращению незаконных актов на море, в частности в том, что касается:

  • – создания объединенной сети межгосударственной связи за счет задействования для этих целей каналов международной системы связи ИНМАРСАТ;
  • – создания единой корабельной радиосети совместного использования;
  • – наращивания корабельной группировки, задействованной на патрулировании в припроливных зонах.

Насколько бы ни показалась дискуссионной идея о необходимости дополнения форм применения ВМС операциями невоенного характера, ее воплощение в теорию и практику военной науки – дело ближайшего будущего.

Изменения последних 10 лет в способах и средствах вооруженной борьбы, а также во взглядах на их применение, привели к новому качеству одной из противоположностей существующих противоречий в теории и практике оперативного искусства и правового обеспечения военно-морской деятельности. Естественно, для разрешения указанных противоречий новое качество одной из противоположностей требует качественного изменения и другой. Поиск качественно нового содержания норм права, регулирующих вооруженную борьбу на море, и есть суть новых актуальных для международно-правовой науки проблем в рассматриваемых областях теории применения норм права и военно- морского искусства.

Необходимость пересмотра основных международно-правовых положений, регулирующих вооруженную борьбу в целом и на море в частности, вызванная террористическими актами 11 сентября 2001 г. и несанкционированным ООН применением силы США в отношении Югославии и Ирака, очевидна. Порядок принятия решения о применении силы на внутригосударственном уровне не должен допускать возможности не учитывать процедуры, сложившиеся в рамках ООН. Альтернативное решение – отказ от этой системы коллективной безопасности и создание новой – представляется весьма сомнительным и вряд ли будет способствовать укреплению международной безопасности.

На основе изучения основополагающих принципов и норм международного права практики современного применения ВМС можно констатировать, что военно-морское право основано на специально-юридической теории, нацеленной на изучение правоотношений, юридических фактов, правотворчества и юридической ответственности в области организации подготовки и проведения операций на море. Исходя из вышеизложенного, военно-морское право, обладая перечисленными критериями, вполне обоснованно может быть признано самостоятельной правовой отраслью.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >