Преступления на море

В результате изучения данной главы обучающийся будет:

  • знать содержание международно-правовых норм, направленных на предотвращение преступлений на море;
  • уметь анализировать практику противоправной деятельности на море и квалифицировать ее с точки зрения действующих норм международного права и российского законодательства;
  • владеть способностью формулировать решения на применение силы в контексте действующих норм, направленных на предотвращение противоправной деятельности на море.

Преступная деятельность на море включает пиратство и вооруженный раз- бой против судов, торговлю людьми, незаконный ввоз мигрантов и незаконный оборот наркотических средств и стрелкового оружия. Этот перечень не является исчерпывающим, так как преступление на море, как правило, –лишь следствие более общей проблемы "наземной" преступности, формы и способы деятельности которой постоянно видоизменяются.

Преступная деятельность также может состоять в терроризме и в нарушении международных норм, касающихся охраны окружающей среды, например в незаконном сбросе отходов в море или загрязняющих веществ с судов либо в нарушении правил эксплуатации живых морских ресурсов, в частности в незаконном рыболовстве.

Преступления, совершаемые на море, должны рассматриваться как часть более общей проблемы международной организованной преступности, эффективная борьба с которой возможна на основе глобального и регионального сотрудничества государств, а также за счет совершенствования и унификации национальных законов.

Кроме КМП-82 на предотвращение деятельности транснациональной организованной преступности и борьбу с ней нацелен ряд международно-правовых документов, например Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 г., в англоязычной литературе часто называемая The SUA Convention (Suppression of Unlawful Acts Against Safety of Maritime Navigation Convention); Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности и три дополняющих ее протокола: Протокол против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху 2000 г.; Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее 2000 г.; Протокол против незаконного изготовления и оборота огнестрельного оружия, его составных частей и компонентов, а также боеприпасов к нему 2001 г.

В КМП-82 к противоправным действиям в открытом море относятся:

  • 1) перевозка рабов (ст. 99);
  • 2) пиратство (ст. 100, 101,107);
  • 3) незаконная торговля наркотиками или психотропными веществами (ст. 108);
  • 4) несанкционированное вещание из открытого моря (ст. 109);
  • 5) разрыв или повреждение подводного кабеля или трубопровода (ст. 113– 115).

Каждое государство обязано принимать эффективные меры для предотвращения перевозки рабов на судах, имеющих право плавать под его флагом, наказания за такие перевозки, а также для предупреждения противозаконного пользования его флагом для этой цели.

Пиратство и вооруженный разбой против судов

История пиратства насчитывает более 3 тыс. лет. Древние морские разбойники называли себя "искателями счастья", что терминологически вполне совпадает с первородной основой самого термина "пират": латинское "pirata" происходит, в свою очередь, от греческого "peirates" с корнем "peiran" ("пробовать, испытывать").

Историческая наука не дает точного ответа на вопрос о дате возникновения пиратства. По-видимому, первое определение пиратству дал греческий философ Плутарх, который понимал под ним разбойные нападения на суда и приморские поселения. Первое литературное упоминание о финикийских пиратах мы находим в "Одиссее" (англ. – Odyssey), хотя Гомеру в этом качестве были известны грабители, которых называли "лэйстэс"[1].

Этимология слова "пират" связана с временем его применения. В XV–XI вв. до н. э. ближневосточные пираты, ведшие в течение нескольких столетий морской разбой вдоль палестинского побережья, называли себя "Джакарэи" (лат. – Djakaray), а древнегреческие пираты, господствовавшие в Эгейском море примерно в V в. до н. э., назывались "Долопийцами" (лат. – Dolopians).

Пик "популярности" пиратства как морского промысла приходится на начало XVI в. Карибские, средиземноморские или китайские пираты, промышлявшие в нынешнем столетии, различались не столько по морскому району, который они контролировали, сколько по характеру своей деятельности и степени ее легализации со стороны заинтересованных государств.

Бакунир, флибустьер, капер, корсар, приватир – наиболее известные названия "джентельменов удачи", существовавшие с XV по XVIII столетие.

Бакунирами называли карибских пиратов, грабивших в основном испанские суда в водах испанских колоний Америки в XVI–XVII вв. (позже это название вышло из употребления и было заменено словом "флибустьер").

Лиц, которых государство наделяло правом (лицензией) захватывать и грабить иностранные неприятельские и нейтральные суда в обмен на право делить с ним (государством) награбленное, в средние века называли "каперами" (хотя сам термин известен еще примерно с 800 г. до н. э.). Термин "корсар" появился значительно позже, начиная с XIV в. н. э., от итальянского "корса" и французского "ла корса". В средневековье употреблялись оба термина. Слово "приватир" появилось еще позже (первое употребление датируется 1664 г.) и пошло от английского "privateer". Часто термином "приватир" хотели подчеркнуть английскую национальность капера, на Средиземноморье он не прижился, всякого капера там по-прежнему именовали корсар (фр.), корсаро (ит.), корсарио (исп.), корсари (португ.)[2].

Пират, заплативший в казну специальный налог и получивший каперское свидетельство (англ. – Letter of Marque), считался капером и не нес ответственности перед законом государства до тех пор, пока не нападал на соотечественника либо союзника.

Следует заметить, что при всей привлекательности усиления своего флота в борьбе с неприятелем за счет пиратов европейские монархи понимали пагубность легализации пиратства и делали попытки покончить с выдачей каперских свидетельств. Например, во Франции после 1485 г. подобные бумаги выписывались крайне редко, а с начала XVI в. были установлены серьезные ограничения при нападении на вражеские суда, запрещающие каперам грабить судно прежде, чем оно будет приведено в порт для освидетельствования адмиралтейским судом. Английский король Яков I (1603–1625) выдачу таких патентов вообще запретил, хотя позднее другой английский монарх Карл I (1625–1649) возобновил продажу лицензий на каперство, однако перепоручил это право государственной корпорации "Providence", организованной для развития английской торговли на островах Провиденс и Тортуга. В документах, выдаваемых пиратам в качестве каперского свидетельства, стали использовать "право на грабеж" (англ. – right of purchase)[3], которое уже в Средиземноморском регионе с 1650-х гг. вплоть до середины XVIII в. трансформировалось в более мягкую форму – "право на осмотр" (англ. – right of search)[4].

Наши стереотипы о пиратах большей частью основаны на образах художественной литературы. Герои произведений Даниэля Дефо, выпустившего три романа о похождениях пирата Джона Эйвери, Вальтера Скотта, опубликовавшего в 1821 г. роман "Пират", Фенимора Купера, который создал, говоря современным языком, целый морской сериал ("Лоцман", "Красный корсар", "Морская волшебница", "Два адмирала" и др.), Р.-Л. Стивенсона, Ф. Мариэта, К. Фаррера, Т. Майн Рида, Дж. Конрада, А. Конан Дойля и Дж. Лондона скорее вызывают чувство благосклонности, чем ужаса, а рыцарское поведение и великодушие капитана Блада, образ которого создан в произведениях Р. Сабатини, не может не вызывать восторга. Историческая правда о злодеяниях морского разбойника Сюркуфа, персонажа одноименной оперы, написанной композитором Р. Планкеттом, меркнет в фантазиях о красивой любви бескорыстного моряка Робера и его возлюбленной Ивонны, а современный зритель после просмотра всех серий американского блокбастера "Пираты Карибского моря" (англ. – Pirates of the Caribbean), будет совершенно убежден в том, что пираты не просто грабят и убивают, а мстят за несправедливость со стороны властей, коварно обманывающих всякого честного искателя приключений.

Не стоит питать иллюзий, что пираты, как бы их ни описывали классики приключенческого жанра, не остаются злодеями, однако совершенно очевидно и то, что нельзя однозначно судить о древних или средневековых пиратах как только о безжалостных убийцах, целью жизни которых было только грабить и убивать. Начиная с викингов, побывавших в Северной Америке почти за пятьсот лет до открытия ее Колумбом, многие известные пираты проявили себя как искусные мореплаватели – первооткрыватели новых земель. Упомянем в этой связи таких выдающихся личностей, как сэр Френсис Дрейк, не только получивший прозвище "королевского корсара", но и звание адмирала, совершившего второе после Магеллана кругосветное плавание; знаменитого этнографа и океанолога, члена Английского королевского общества В. Дампира, трижды обошедшего вокруг Земли, первооткрывателя Фолклендских островов Дж. Дэвиса; историка и писателя сэра Вальтера Рели и некоторых других.

De jure с каперством было покончено на Парижском конгрессе 1856 г., оформившем завершение Крымской войны. Его участники (Великобритания, Франция, Россия, Австрия, Пруссия, Сардиния и Турция) приняли декларацию[5], в которой провозглашались четыре принципа защиты нейтралитета и частной собственности при ведении военных действий на море. Первый из этих принципов запрещал каперство, и хотя оно процветало на протяжении всей Гражданской войны в США, можно считать, с ним практически было полностью покончено к концу XVIII столетия[6].

Конвенционное определение пиратства было дано в ст. 15 Конвенции об открытом море 1958 г. и практически полностью повторено в ст. 101 КМП-82, которая определяет "пиратство" как:

  • а) любой неправомерный акт насилия, задержания или любой грабеж, совершаемый с личными целями экипажем или пассажирами какого-либо частновладельческого судна или частновладельческого летательного аппарата и направленный:
    • – в открытом море против другого судна или летательного аппарата, или против лиц или имущества, находящихся на их борту;
    • – против какого-либо судна или летательного аппарата, лиц или имущества в месте вне юрисдикции какого бы то ни было государства;
  • б) любой акт добровольного участия в использовании какого-либо судна или летательного аппарата, совершенный со знанием обстоятельств, в силу которых судно или летательный аппарат является пиратским судном или летательным аппаратом;
  • в) любое деяние, являющееся подстрекательством или сознательным содействием совершению действия, предусматриваемого в подпункте "а" или "б".

Из данного определения следует: чтобы стать пиратскими, перечисленные выше действия (содействие или подстрекательство к ним) должны совершаться в пространствах вне юрисдикции какого-либо государства, и объектом преступления могут быть физические и юридические лица, если действия осуществляются в отношении принадлежащего им имущества, находящегося на борту судна или летательного аппарата.

Если захват судна или летательного аппарата по подозрению в пиратстве совершен без достаточных оснований, государство, совершившее захват, отвечает перед государством, национальность которого имеет судно или летательный аппарат, за любой ущерб или любые убытки, причиненные захватом (ст. 106 КМП-82).

Государства обязаны сотрудничать в максимально возможной степени в пресечении пиратства в открытом море или в любом другом месте за пределами юрисдикции какого-либо государства.

Пиратские действия, определенные выше, когда они совершаются военным кораблем, государственным судном или государственным летательным аппаратом, экипаж которого поднял мятеж и захватил контроль над этим кораблем, судном или летательным аппаратом, приравниваются к действиям, совершаемым частновладельческим судном или частновладельческим летательным аппаратом.

Судно или летательный аппарат считаются пиратским судном или пиратским летательным аппаратом, если они предназначаются лицами, имеющими над ними власть, для совершения любого из действий, отмеченных выше. Это относится также к судну или летательному аппарату, которым пользовались для совершения таких действий, до тех пор, пока они остаются под властью лиц, виновных в этих действиях.

Судно или летательный аппарат могут сохранять свою национальность, несмотря на то, что они стали пиратским судном или пиратским летательным аппаратом. Сохранение или утрата национальности определяется внутренним правом того государства, которым она была предоставлена (ст. 104 КМП-82).

В открытом море или в любом другом месте вне юрисдикции какого бы то ни было государства любое государство может захватить пиратское судно или пиратский летательный аппарат либо судно или летательный аппарат, захваченные посредством пиратских действий и находящиеся во власти пиратов, арестовать находящихся на этом судне или летательном аппарате лиц и захватить находящееся на нем имущество. Судебные учреждения того государства, которое совершило этот захват, могут выносить постановления о наложении наказаний и определять меры, которые должны быть приняты в отношении таких судов, летательных аппаратов или имущества, не нарушая прав добросовестных третьих лиц (ст. 105 КМП-82).

Захват за пиратство может совершаться только военными кораблями или военными летательными аппаратами либо другими судами или летательными аппаратами, которые имеют четкие внешние знаки, позволяющие опознать их как состоящие на правительственной службе, и уполномочены для этой цели (ст. 107 КМП-82).

Современные акты пиратства и вооруженного разбоя против судов представляют серьезную угрозу жизни мореплавателей, безопасности судоходства, морской среде и безопасности прибрежных государств. Они также отрицательно влияют и на всю отрасль морских перевозок, в частности являются причиной повышения ставок страховых премий и даже приостановления торговли. Например, известен случай, когда компания "Ройял Датч Шелл" приостановила свои поставки в один из районов Папуа Новой Гвинеи, где вооруженные грабители напали на один из ее нефтяных танкеров.

Учет случаев совершенных в море международных преступлений ведут несколько международных организаций, в частности, упоминавшаяся выше IMO, которая осуществляет сбор информации обо всех случаях противозаконных действий в отношении судов, угрожающих безопасности мореплавания; Международное морское бюро (англ. – The International Maritime Bureau (IMB)), основанное в 1981 г. при Международной торгово-промышленной палате и осуществляющее сбор сведений обо всех преступлениях, совершенных в отношении объектов морской торговли[7], и Центр сообщений о пиратстве (англ. – The Piracy Reporting Centre (PRC)), созданный Международным морским бюро при поддержке IMO и INMARSAT 1 октября 1992 г., со штаб-квартирой в Куала Лумпуре[8].

Не претендуя на абсолютную точность (указанные выше организации иногда оперируют не совсем одинаковой статистикой), можно заметить, что количество совершаемых на море преступлений имеет устойчивую тенденцию роста.

Общее число актов пиратства и вооруженного разбоя против судов, о которых было сообщено с 1984 г. (когда IMO начала собирать соответствующие статистические данные) до конца октября 2000 г., составило 2017. На основе периодически публикуемых секретариатом IMO докладов и информации Комитета по безопасности на море, число актов пиратства и вооруженного разбоя против судов уже в 2001 г. составило 370. На июнь 2003 г. общее число актов пиратства и вооруженного разбоя против судов с начала их регистрации составило 3106[9], а на октябрь 2008 г. – 4757[10].

Начиная с 1990-х гг. пираты активизировались в Аденском заливе у берегов Сомали. Только с января по ноябрь 2008 г. сомалийские пираты совершили 95 нападений на суда в Аренском заливе и кенийских прибрежных водах, из которых 39 закончились захватом судов. Согласно докладу, опубликованному Королевским институтом международных отношений Великобритании, общая сумма выкупов, заплаченных за освобождение захваченных пиратами с января по сентябрь 2008 г. судов правительствами разных стран, составила около 30 млн долл.

В силу того, что пиратство и морской разбой представляют собой серьезную угрозу международному миру и безопасности, проблема противодействия этим явлениям стала одной из постоянных тем, рассматриваемых ООН. Впервые Генеральный секретарь ООН привлек внимание к проблеме пиратства и вооруженного разбоя против судов в своем ежегодном докладе по морскому праву на 40-й Генеральной Ассамблеи ООН в 1985 г.[11], а начиная с 1993 г. стал включать отдельный раздел по этому вопросу в свои ежегодные доклады по проблемам Мирового океана и морского права. Генеральная Ассамблея ООН впервые занялась проблемой пиратства и вооруженного разбоя против судов в своей ежегодной резолюции по Мировому океану и морскому праву, принятой на 53-й сессии в 1998 г.[12]

Совет Безопасности ООН 2 декабря 2008 г., принимая к сведению обращение президента Сомали об оказании международной помощи в целях противодействия пиратству у берегов страны, одобрил резолюцию 1846 (2008)[13], осуждающую все акты пиратства и вооруженного разбоя против судов в территориальных водах и открытом море у побережья Сомали[14]. Совет Безопасности ООН также постановил:

а) входить в территориальные воды Сомали в целях пресечения актов пиратства и вооруженного разбоя на море сообразно тому, как это разрешается делать в открытом море в отношении пиратства согласно соответствующим нормам международного права; и b) использовать в пределах территориальных вод Сомали сообразно тому, как это разрешается делать в открытом море в отношении актов пиратства согласно соответствующим нормам международного права, все необходимые средства для пресечения актов пиратства и вооруженного разбоя на море[15].

Противодействие пиратству и морскому разбою – задача, требующая консолидации сил всех государств, которые должны активно сотрудничать в пресечении противоправных действий в открытом море или в любом другом месте за пределами юрисдикции какого-либо государства. К этому призывали резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 40/61 от 9 декабря 1985 г., резолюции IMO 40/61[16] и А. 584 (14) от 20 ноября 1985 г., непосредственно нацеленные на разработку мер по предупреждению незаконных актов, угрожающих безопасности судов и безопасности их пассажиров и экипажей; к этому обязывают и положения Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 г., вступившей в силу в марте 1992 г.

В соответствии с Конвенцией о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 г. любое лицо совершает преступление[17], если оно незаконно и преднамеренно:

  • а) захватывает судно или осуществляет контроль над ним силой или угрозой силы или путем любой другой формы запугивания; или
  • б) совершает акт насилия против лица на борту судна, если этот акт может угрожать безопасному плаванию данного судна; или
  • в) разрушает судно или наносит судну или его грузу повреждение, которое может угрожать безопасному плаванию данного судна; или
  • г) помещает или совершает действия в целях помещения на борт судна каким бы то ни было способом устройство или вещество, которое может разрушить это судно, нанести этому судну или его грузу повреждение, которое угрожает или может угрожать безопасному плаванию данного судна; или
  • д) разрушает морское навигационное оборудование, или наносит ему серьезное повреждение, или создает серьезные помехи его эксплуатации, если любой такой акт может угрожать безопасному плаванию судна; или
  • е) сообщает заведомо ложные сведения, создавая тем самым угрозу безопасному плаванию судна; или
  • ж) наносит ранения любому лицу или убивает его в связи с совершением или попыткой совершения какого-либо из перечисленных выше преступлений (ст. 3).

Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 г. применяется к судам, совершающим плавание (или его маршрут включает плавание в воды, через воды или из вод) в водах, расположенных за внешний границей территориального моря какого-либо одного государства или за боковыми границами его территориального моря с сопредельными государствами (ст. 4).

Каждое государство – участник Конвенции должно включить в национальные уголовные законы соответствующие наказания за указанные выше преступления и принять меры, которые могут оказаться необходимыми для установления его юрисдикции в отношении преступлений, совершенных:

  • а) против или на борту судна, плававшего под флагом данного государства во время совершения этого преступления; или
  • б) на территории данного государства, включая его территориальное море; или
  • в) гражданином данного государства или лицом без гражданства, проживающем в данном государстве.

На основе резолюции А. 738 (18) IMO также разработала комплексную стратегию борьбы с пиратством, элементами которой стали составление и рассылка периодических статистических докладов, проведение семинаров по проблеме пиратства, направление миссий по оценке в регионы, страдающие от пиратства, с целью проведения оценок на местах, а также подготовка кодекса по практике расследования и судебному преследованию преступлений, связанных с пиратством и вооруженным разбоем против судов (далее – Кодекс).

Назначение Кодекса состоит в том, чтобы предоставить в распоряжение государственных органов унифицированный порядок расследования преступлений, связанных с пиратством и вооруженным разбоем на море.

Вооруженный разбой против судов определяется в Кодексе как любой неправомерный акт насилия, задержания или любой грабеж либо угроза их совершения, отличные от акта пиратства и направленные против судна, либо находящихся на его борту лиц или имущества, которые совершаются в пределах уголовной юрисдикции государства. Таким образом, в данном документе сочетается географическая сфера юрисдикции в отношении пиратства, предусмотренная в КМП-82, и юрисдикция над незаконными актами, предусмотренная в Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 г. и Протоколе к ней. В Кодекс включены рекомендации государствам принять необходимые меры по установлению своей юрисдикции в отношении преступлений пиратства и вооруженного разбоя против судов, в том числе внести, если это необходимо, соответствующие поправки в свое законодательство и тем самым создать условия для задержания и судебного преследования лиц, совершивших такие преступления.

В целях обеспечения заинтересованности капитанов судов сообщать обо всех случаях пиратства и вооруженного разбоя против судов в Кодексе содержится указание, согласно которому прибрежные государства и государства портов должны предпринимать все усилия для обеспечения того, чтобы подобные сообщения не влекли за собой для таких капитанов и их судов неоправданные задержки или обременяющие их дополнительные расходы. Прибрежным государствам рекомендуется заключать двусторонние или многосторонние соглашения, которые должны облегчать расследование актов пиратства и вооруженного разбоя против судов.

Кодекс содержит также положения о специальной подготовке следователей, рассматривающих акты пиратства или вооруженного разбоя во время или после их совершения. Помимо этого, в Кодексе излагаются основные принципы методики расследования и перечисляются обязанности следователей в таких вопросах, как сохранение жизни людей, предотвращение побега правонарушителей, охрана места преступления и обеспечение безопасности доказательств. В заключительном разделе, касающемся расследования, перечисляются меры, которые надлежит принимать с целью установления и регистрации всех соответствующих актов, записи показаний отдельных свидетелей, проведения тщательной судебной экспертизы мест преступления, поиска источников сведений, а также контроля за рассылкой информации и полученных сведений соответствующим ведомствам. В соответствии с принципом соразмерности, введенным в данный документ, необходимые действия должны быть соразмерны совершенному преступлению и соответствовать нарушенным законам.

Акт пиратства или вооруженного разбоя против судов может затрагивать разные национальные интересы: государства флага судна; государства, в чьей морской зоне произошло нападение; государства предполагаемого происхождения преступников; государства гражданства лиц, находящихся на борту судна; государства, с которым связаны права собственности на груз, и, возможно, также государства, в котором преступление было подготовлено, запланировано либо с территории которого его совершением руководили или управляли. Меры, разрабатываемые и внедряемые в практику защиты судоходства, осуществляются на трех уровнях: глобальном, региональном и рекомендуемым правительствам.

Как следует из вышеприведенного примера, меры, разрабатываемые международными организациями по борьбе с пиратством и морским разбоем на глобальном уровне, достаточно обширны. Кроме Генеральной Ассамблеи ООН они разрабатываются и издаются IMO, Международным морским бюро, Международным морским форумом нефтяных компаний, Международной палатой судоходства и Международной федерацией судовладельцев.

В Руководстве IMO собственникам, операторам и капитанам судов, а также судовым командам по предотвращению и пресечению актов пиратства и вооруженного разбоя против судов (циркуляр Комитета IMO по безопасности на море 623/Rev. 1 от 16 июня 1999 г.) излагаются меры, которые должны приниматься с целью уменьшения опасности нападения, а также варианты возможных ответных действий в случае нападения. Предусматривается, что на каждом судне существует судовой план безопасности или соответствующий план действий, в котором должны быть подробно расписаны все действия, которые следует совершать в случае нападения. В указанном циркуляре Комитета IMO по безопасности на море подчеркивается, в том числе, необходимость сообщать как об удавшихся, так и о неудавшихся нападениях на судно властям соответствующего прибрежного государства, обычно в спасательно-координационные центры, а также в органы морской администрации собственного государства судна. Чтобы можно было принять необходимые меры, такие сообщения должны отправляться как можно скорее. Кроме того, предлагается усилить меры самозащиты на борту судов, а также внедрить системы SHIPLOC или ее аналогов для автоматического определения местонахождения судна, подвергшегося нападению.

По мнению Международного морского бюро, заманчивым преступлением пиратство делает следующее обстоятельство: в связи с тем, что нападения на суда совершается, как правило, в территориальном море, эти действия не подпадают под определение пиратства, содержащееся в КМП-82, и не все прибрежные страны предпринимают должные усилия по судебному преследованию пиратов, схваченных в собственных территориальных водах, за акты пиратства, совершенные в пределах юрисдикции другой страны.

  • [1] The Encyclopedia Britannica, 14 ed. 1929. Vol. 17. P. 951.
  • [2] URL: vif2.ru
  • [3] Ныне английское слово "purchase" используется с вполне мирным смыслом – "покупка", хотя первоначально означало охоту или преследование животных, в средние века оно прочно обосновалось в морском жаргоне, где использовалось для обозначения процесса грабежа или захваченного имущества.
  • [4] Более подробно см.: Рогожинский Ж. Энциклопедия пиратов Pirates! Brigands, Buccaneers and Privateers in Fact, Fiction and Legend: пер. с англ. M.: Вече; Александр Корженевский, 1998.
  • [5] Примечательно, что к Парижской декларации присоединились многие страны, за исключением Испании, Мексики и США. Как это ни парадоксально звучит сегодня, но в середине XVHI в., обосновывая позицию США на Парижском конгрессе, тогдашний государственный секретарь У. Марси оправдывал позицию США слабостью своего флота и невозможностью отказа от каперства как от реальной силы, способной защитить интересы страны на море. Позднее, в 1861 г., когда в США началась гражданская война, опасаясь, что южане прибегнут к каперству, президент Линкольн сделал запоздалую попытку подписать Парижскую декларацию, тем самым поставив каперскую деятельность конфедератов вне закона, однако страны-подписанты Парижской декларации отказали Линкольну, не желая тем самым демонстрировать свою поддержку, становясь на сторону одной из сторон гражданского противостояния.
  • [6] В 1898 г. правительства США и Испании заявили о том, что не станут прибегать к каперству как к средству ведения войны между двумя странами.
  • [7] Для целей статистики Международное морское бюро определяет пиратство как "акт или попытку высадки на борт какого-либо судна с намерением совершить кражу или любое другое преступление, а также с намерением или способностью применить силу при совершении такого акта". Данное определение охватывает как сами акты, так и попытки нападений, независимо от того, находится ли судно у причала, на якорной стоянке или в море.
  • [8] В частности, Центр сообщений о пиратстве собирает информацию о случаях пиратства и морского разбоя, поступающую от судовладельцев, капитанов, национальных силовых ведомств и иных источников во всем мире, и ежедневно информирует пользователей морских пространств обо всех нападениях на морские суда со стороны преступников, совершаемых в тихоокеанском регионе, через наземную станцию INMARSAT С, расположенную в Сингапуре. Эта служба бесплатна и распространяется 24 часа в сутки, 365 дней в году.
  • [9] MSC. 4/Cir. 36 Р. 1.
  • [10] По материалам International Maritime Organization, Reports on Acts of Piracy and Armed Robbery Against Ship. Report November. 2008.
  • [11] А/40/923, пункт 40.
  • [12] См. резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН 53/32.
  • [13] Это не первая резолюция Совета Безопасности ООН по противодействию пиратству у берегов Сомали. В ранее принятых резолюциях (1814 (2008) и 1816 (2008), 1838 (2008)) признавался положительным вклад, вносимый с ноября 2007 г. некоторыми государствами в обеспечение охраны караванов морских судов, и учреждение ЕС координационной группы, которой поручалось поддерживать деятельность по наблюдению и охране, осуществляемую некоторыми государствами – членами ЕС в прибрежных водах Сомали.
  • [14] S/RES/1846 (2008). § 1.
  • [15] S/RES/1846 (2008). § 10.
  • [16] Резолюция предлагала государствам изучить проблему актов терроризма на борту или против морских судов с целью вынесения рекомендаций в отношении применимых антимер.
  • [17] По смыслу Конвенции, понятие "совершает преступление" включает и попытку совершить преступление, и подстрекательство к его совершению, а также угрозу совершить преступление, если эта угроза может угрожать безопасному плаванию судна.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >