Статус для России КМП-82 и других международных конвенций, регулирующих использование морских пространств

В Федеральном законе от 26 февраля 1997 г. № 30-ФЗ "О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву и Соглашения об осуществлении части XI Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву" Россией было сделано заявление о том, что Российская Федерация в соответствии со ст. 298 КМП-82 не принимает предусмотренные в разделе 2 ч. XV указанной Конвенции процедуры, ведущие к обязательным для сторон решениям в отношении споров:

  • а) связанных с толкованием или применением ст. 15, 74 и 83 Конвенции, касающихся делимитации морских границ;
  • б) связанных с историческими заливами или правооснованиями;
  • в) касающихся военной деятельности, включая военную деятельность государственных судов и летательных аппаратов, или касающихся деятельности по обеспечению соблюдения законов в отношении осуществления суверенных прав и юрисдикции;
  • г) в отношении которых Совет Безопасности ООН осуществляет функции в соответствии с Уставом ООН.

С учетом положений ст. 309 и 310 КМП-82 Россия возражала против всех деклараций и заявлений, сделанных в прошлом и могущих быть сделанными в будущем при подписании, ратификации Конвенции или при присоединении к ней, а также по любому иному поводу в связи с Конвенцией, не соответствующих положениям ст. 310 Конвенции. Российская Федерация исходила из того, что указанные декларации и заявления, в какой бы форме они ни были сделаны и какое бы наименование не имели, не могут исключать или изменять юридическое действие положений КМП-82 в их применении к участнику Конвенции, которым сделаны такие декларации и заявления, и поэтому не будут учитываться Российской Федерацией в отношениях с таким участником Конвенции.

В Федеральном законе от 26 апреля 1997 г. № 69-ФЗ "О ратификации Соглашения об осуществлении положений Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву от 10 декабря 1982 года, которые касаются сохранения трансграничных рыбных запасов и запасов далеко мигрирующих рыб и управления ими" Россия также сделала заявление, согласно которому Российской Федерацией процедуры урегулирования споров, упомянутые в ст. 30 Соглашения об осуществлении положений КМП-82, которые касаются сохранения трансграничных рыбных запасов и запасов далеко мигрирующих рыб и управления ими, понимаются как включающие все положения ч. XV КМП-82, применимые к рассмотрению споров между государствами – участниками Соглашения. С учетом ст. 42 и 43 Соглашения Россия возражает против всех деклараций и заявлений, сделанных в прошлом и могущих быть сделанными в будущем при подписании, ратификации Соглашения или при присоединении к нему, а также по любому иному поводу в связи с Соглашением, не соответствующим положениям ст. 43 Соглашения. Российская Федерация исходит из того, что указанные декларации и заявления, в какой бы форме они ни были сделаны и какое бы наименование не имели, не могут исключать или изменять юридическое действие положений Соглашения в их применении к участнику Соглашения, которым сделаны такие декларации или заявления, и поэтому не будут учитываться Российской Федерацией в отношениях с таким участником Соглашения.

Советский Союз был участником большинства международных конференций по вопросам морского права. Вопрос правопреемства Россией решен неоднозначно. Вместе с тем ко многим конвенциям и соглашениям Россия присоединилась с соблюдением конвенционных процедур и на основании внутригосударственного нормативного акта – закона или постановления Правительства РФ, однако делая при этом весьма существенные оговорки.

Россия присоединилась, в частности, к Международной конвенции об ответственности и компенсации за ущерб в связи с перевозкой морем опасных и вредных веществ 1996 г., заявив при этом, что в соответствии с п. 1 ст. 5 данной Конвенции не будет применять ее к судам, которые имеют валовую вместимость не более 200 т и перевозят опасные и вредные вещества только в упаковке, и когда они заняты в рейсах между портами или сооружениями РФ.

Распоряжением Правительства РФ от 7 сентября 1999 г. № 1403-р одобрены поправки к Приложению к Конвенции по облегчению международного морского судоходства от 9 апреля 1965 г., а на основании Федерального закона от 6 января 1999 г. № 17-ФЗ Россия присоединилась к Протоколу об изменении Международной конвенции об унификации некоторых правил о коносаменте от 25 августа 1924 г., измененной Протоколом от 23 февраля 1968 г.

Присоединяясь к Конвенции об унификации некоторых правил, касающихся ареста морских судов 1952 г., Россия сделала довольно существенные оговорки, описанные выше.

Ратифицируя согласно Федеральному закону от 17 декабря 1998 г. № 186-ФЗ Конвенцию о спасании 1989 г., Россия в соответствии с подп. "d" п. 1 ст. 30 оставила за собой право не применять положения указанной Конвенции, когда вовлеченное имущество является морским имуществом культурного характера доисторического, археологического или исторического значения и находится на морском дне.

Россия ратифицировала в соответствии с Федеральным законом от 17 февраля 1995 г. № 16-ФЗ Конвенцию о биологическом разнообразии, подписанную в Рио- де-Жанейро 13 июня 1992 г.; в соответствии с Федеральным законом от 17 декабря 1994 г. № 61-ФЗ Конвенцию о сохранении ресурсов минтая и управлении ими в центральной части Берингова моря, подписанную в Вашингтоне 16 июня 1994 г.

По Конвенции о рыболовстве и сохранении живых ресурсов в Балтийском море и Бельтах от 13 сентября 1973 г. Российская Федерация взяла на себя обязательства участвовать в сотрудничестве, направленном на поддержание и увеличение живых ресурсов Балтийского моря, а также достижение оптимальных уловов, на расширение и координацию научных исследований в этих целях, на разработку и осуществление организационных и технических мероприятий по сохранению и увеличению живых ресурсов, включая меры по искусственному воспроизводству ценных видов рыб и (или) участие в них финансовыми средствами на равной и справедливой основе, а также принимать другие меры по рациональному и эффективному использованию живых ресурсов. Районом, на который распространяется действие Конвенции, являются воды Балтийского моря и Бельтов, за исключением внутренних вод, ограниченные с запада линией, проведенной от мыса Хасеноре до пункта Гнибен, от Корсхаге до Сподсбьерг и от мыса Гильбьерг до Куллен.

Постановлением Правительства РФ от 27 января 1996 г. № 69 Россия приняла поправки к ст. VII указанной Конвенции, предусматривающей новую схему подсчета взносов в бюджет Международной комиссии по рыболовству в Балтийском море.

Как правопреемник СССР Россия имеет обязательства по Международной конвенции о рыболовстве в северо-западной части Атлантического океана 1949 г. и протоколов к ней относительно мер контроля и процедур вступления в силу предложений, принятых международной комиссией по рыболовству в северо- западной части Атлантического океана.

Россия также является правопреемником обязательств СССР по Конвенции о будущем многостороннем сотрудничестве в области рыболовства в северо- западной части Атлантического океана, подписанной в Оттаве 21 октября 1977 г., а также по перечню видов для номинальных выловов, условиям финансирования и финансовым правилам и процедурам рыболовной комиссии Организации по рыболовству в северо-западной Атлантике (НАФО). Как уже отмечалось ранее, Конвенция распространяется на все рыбные ресурсы конвенционного района[1] (за следующими исключениями: лосось, тунцы и марлин, запасы китообразных) и "сидячие" виды континентального шельфа. Россия в соответствии с положениями Конвенции имеет обязательства по содействию, сохранению и оптимальному использованию живых ресурсов района северо-западной части Атлантического океана в рамках, соответствующих режиму расширенной юрисдикции прибрежного государства в области рыболовства (в связи с вступлением в силу положений КМП-82) и поощрению международное сотрудничество и консультации в отношении этих ресурсов.

В соответствии со ст. 3 Соглашения между Правительством РФ, Правительством Республики Исландии и Правительством Королевства Норвегии, касающегося некоторых аспектов сотрудничества в области рыболовства, подписанного 15 мая 1999 г., и Протоколом к нему от 15 сентября 1999 г. регулируются общий допустимый улов и квоты на добычу.

Что касается тихоокеанского побережья, то Россия не имеет многосторонних обязательств по регулированию эксплуатации морских биологических ресурсов. Конвенция о рыболовстве в открытом море в северо-западной части Тихого океана между СССР и Японией от 14 мая 1956 г. постановлением Совета министров СССР от 25 апреля 1977 г. № 321 была денонсирована[2]. Постановлением Верховного Совета РФ от 16 апреля 1993 г. № 4824-1 "О мерах по охране биологических ресурсов Охотского моря" были приняты односторонние меры по охране ресурсов в Охотском море.

Имеют силу для России и обязательства СССР по многостороннему Соглашению о рыболовстве в водах Дуная, заключенному в Бухаресте 29 января 1958 г. (вместе с правилами рыболовства на реке Дунае и в ее водоемах) и положения Протокола к указанному Соглашению (об изменении его ст. 11) от 24 мая 1984 г.

На двусторонней основе Россия имеет Соглашения по регулированию вопросов рыболовства с США от 31 мая 1988 г.; Данией от 7 марта 1992 г.; Швецией от 11 декабря 1992 г.; Украиной от 14 сентября 1993 г. (по вопросам рыболовства в Азовском море); Финляндией от 11 марта 1994 г.; Эстонией от 4 мая 1994 г.; Польшей от 5 июля 1995 г.; Японией от 21 февраля 1998 г.; Исландией от 3 апреля 2000 г.; Марокко от 15 октября 2002 г.; Мавританией от 12 мая 2003 г.; с Кубой от 28 октября 2009 г.; Кореей от 22 декабря 2009 г.; Намибией от 20 мая 2010 г.; Норвегией от 15 сентября 2010 г. и другими странами.

  • [1] Конвенционным районом являются воды северо-западной части Атлантического океана к северу от 35° с. ш. и к западу от линии, идущей к северу от 35° с. ш., и от 42° з. д. до 59° с. ш., затем к западу до 44° з. д. и затем к северу до побережья Гренландии, а также воды залива Святого Лаврентия, Девисов пролив и море Баффина к югу от 78° с. ш.
  • [2] Собрание постановлений Правительства СССР. 1977. № 14. Ст. 83.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >