Правовой режим российских морских пространств и континентального шельфа

Принято считать, что первыми государствами, формально закрепившими свои права не только на землю, но и на прилегающие к ней морские пространства, были страны северной Европы. Однако исторические памятники свидетельствуют, что еще новгородцы рассматривали свои земли и омывающие их воды как единое целое. В качестве примера можно привести договор от 3 июня 1326 г. "О вечном мире", заключенный между Новгородской республикой и шведско-норвежским королем Магнусом VIII[1]. Традиционно упоминающийся в научной литературе как первоисточник рескрипт Якова Арагонского датирован 1327 г.[2] Более поздним является и заявление датского короля английскому о необходимости признания Англией первенства прав датской короны на воды, прилегающие к норвежско-датским берегам, т.е. те воды, которые мы сегодня называем территориальными.

Во времена Петра I законы государства Российского не содержали указаний на то, как измеряются морские пространства России, известные сегодня как территориальные воды, и каков их правовой режим. В Манифесте российской императрицы Екатерины II от 7 сентября 1787 г. мы находим ссылки на то, что Россия признавала правилом определение ширины морских пространств, входящих в государственную территорию, по принципу досягаемости оружия, путем их отсчета от места стрельбы береговых пушек[3]. Более поздний закон 1806 г. "О призах военными судами делаемых" избежал ответа на интересующий нас вопрос, однако в Своде правил о морских призах и репризах 1869 г. в качестве такой исходной базы упоминается термин "нейтральный берег".

Пожалуй, первым документом Российской империи, в котором недвусмысленно употреблялось понятие территориальных вод и определялся метод их отсчета, явилась Инструкция к русскому военному крейсеру[4] 1896 г., посланному для охраны морских промыслов в Беринговом море, где, в частности, говорилось: "Территориальными водами России признаются все заливы, бухты, рейды, проливы до 6 миль ширины, устья рек, как на материке Азии, так и на островах, и пространства открытого океана и Берингово моря на три морские или итальянские мили от крайней береговой черты в малую воду или от крайних островов, камней и оголяющихся банок и рифов, где таковые имеются"[5].

Изданный в 1868 г. российский Таможенный устав определял ширину таможенной полосы в три морские мили, отсчет которой надлежало осуществлять в соответствии с п. 283 гл. 6 "от линии берега"[6].

В законе о расширении морской таможенной зоны, вступившем в силу 10 декабря 1909 г., по-новому излагалась одна из статей Таможенного Устава, где, в частности, говорилось: "Пространство вод в 12 морских миль от линии наибольшего отлива от морских побережий Государства Российского, как на материке, так и на островах, признается морской таможенной полосою, в пределах которой все как русские, так и иностранные суда подлежат надзору со стороны тех русских властей, на которых возложена пограничная охрана Государства"[7]. В отличие от изданного в 1868 г. устава закон предусматривал, что отсчет пространств, относимых к таможенной полосе, должен осуществляться от "линии наибольшего отлива", а не от "линии берега", а сама таможенная полоса устанавливалась шириной в три морские мили[8].

В законе "Об установлении правил о морском рыбном промысле в Приамурском генерал-губернаторстве" от 29 декабря 1911 г. Россия уточняет установленную ширину территориального моря в три географические мили, что равняется примерно 12,02 морским милям (20,87 верст), не изменяя при этом метода отсчета упомянутой морской полосы[9].

  • [1] Raestad. La mer territorial. 1993. P. 49.
  • [2] Fauchille P. Traite de droit international Public. 1925. P. 173.
  • [3] Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1830. Закон № 22206.
  • [4] По принятой в то время в России классификации все суда, несущие службу по охране таможенных или промысловых правил, независимо от типа, вооружения или водоизмещения, именовались крейсерами.
  • [5] Цит. по: Овчинников И. Территориальное море. Морской сборник. СПб., 1989. Т. 1. С. 61.
  • [6] Свод законов Российской империи. 1892. T. 6. С. 50.
  • [7] Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье. Т. 29. 1909, отдел 1. СПб., 1912. С. 957, 958.
  • [8] Свод Законов Российской Империи. Т. 6. С. 50.
  • [9] Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье. Т. 31. 1911, отдел 1. СПб., 1914. С. 449.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >