Мирный проход

Несмотря на ратификацию Женевской конвенции о территориальном море и прилежащей зоне 1958 г. советское законодательство допускало только "разрешительный" проход иностранных военных кораблей через свои территориальные воды.

В 1979 г. США приняли программу "Свобода судоходства" – FON (Freedom of Navigation), предполагавшую демонстративные заходы в территориальные воды государств, политика которых, по мнению американского Государственного Департамента, противоречит нормам международного права. В 2000–2003 гг. американские военно-воздушные силы осуществляли деятельность по программе FON вблизи побережья 22 государств.

Американский крейсер "Йорктаун" и эсминец "Кэрон" 13 марта 1986 г. без разрешения вошли в территориальные воды СССР в райне Южного берега Крыма с целью демонстрации права мирного прохода. Эти же корабли осуществили аналогичный проход 12 февраля 1988 г. в территориальных водах СССР в районе Ялты, однако советский ВМФ силами сторожевых кораблей Черноморского флота "Беззаветный" и "СКР-6" предприняли действия по физическому вытеснению американских кораблей из советских территориальных вод, что привело

к инциденту, связанному с повреждением корпусов и частичному разрушению части палубного оборудования.

Указанный инцидент понудил обе стороны письменно оформить позиции двух государств, касающихся права мирного прохода. Министр иностранных дел СССР Э. Шеварднадзе и государственный секретарь США Дж. Бэйкер 23 сентября 1989 г. подписали Соглашение о единообразном толковании правил международного права в отношении мирного прохода.

Современное российское законодательство в том, что касается мирного прохода, в целом соответствует нормам международного права. В ст. 10 Федерального закона "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" содержится понятие прохода через территориальное море РФ, которое практически полностью совпадает с текстом ст. 18 КМП-82. Однако перечень немирных действий со стороны иностранных судов Конвенции несколько отличается от российского законодательства. Так, в п. 2 ст. 11 российского Федерального закона указано, что проход считается нарушающим мир, добрый порядок или безопасность Российской Федерации, если в территориальном море иностранное судно, иностранный военный корабль или другое государственное судно, в частности, осуществляет: любые маневры или учения с оружием любого вида; любой акт, направленный на сбор информации в ущерб обороне или безопасности Российской Федерации; любой акт пропаганды; подъем в воздух, посадку или принятие на борт любого летательного аппарата или устройства; погрузку или выгрузку любого товара или валюты, посадку или высадку любого лица вопреки пограничным, таможенным, налоговым (фискальным), санитарным, иммиграционным, ветеринарным, фитосанитарным, навигационным и другим правилам; любой акт преднамеренного и серьезного загрязнения окружающей среды вопреки требованиям законодательства РФ и нормам международного права; любую деятельность в области рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов; проведение исследовательской или гидрографической деятельности; любой акт, направленный на создание помех функционированию любых систем связи либо любых других сооружений или установок РФ; любую другую деятельность, не имеющую прямого отношения к проходу через территориальное море.

Во-первых, фискальные и налоговые правила – не одно и то же, и КМП-82 о налоговых правилах ничего не говорит. Во-вторых, если "ветеринарные" и "фитосанитарные" правила еще как-то вписываются в установленные Конвенцией "санитарные" правила, то какими "навигационными" и тем более "другими правилами, установленными законами" следует руководствоваться, остается загадкой.

В целях обеспечения безопасности судоходства, охраны государственных интересов и окружающей среды во внутренних водах и в территориальном море РФ могут устанавливаться запретные для плавания и временно опасные для плавания районы, в которых полностью запрещается или временно ограничивается плавание, постановка на якорь, добыча морских млекопитающих и другая деятельность. Временно опасные для плавания районы устанавливаются на определенный срок после заблаговременного объявления об этом в "Извещениях мореплавателям". Решения об установлении таких районов и об их открытии принимает уполномоченный Правительством РФ федеральный орган исполнительной власти по представлению заинтересованных федеральных органов исполнительной власти. Правила, установленные для запретных для плавания и временно опасных для плавания районов, обязаны выполнять все российские и иностранные суда и военные корабли.

Все иностранные суда (за исключением военных кораблей и других государственных судов, эксплуатируемых в некоммерческих целях) независимо от их предназначения и форм собственности (далее – иностранные суда) могут заходить во внутренние воды и морские торговые и рыбные порты (далее – морские порты), открытые для захода иностранных судов.

В отношении захода иностранных военных кораблей и других государственных судов, эксплуатируемых в некоммерческих целях, во внутренние морские воды и морские порты, Федеральным законом "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" устанавливается разрешительный порядок. Запрос направляется по дипломатическим каналам не позднее, чем за 30 дней до предполагаемого захода, если иной порядок не предусмотрен международными договорами РФ. Порядок захода указанных кораблей устанавливает Правительство РФ, которым также могут быть установлены ответные ограничения такого захода.

Федеральным законом "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" устанавливаются и правила вынужденного захода иностранных судов, иностранных военных кораблей или других государственных судов в территориальное море, во внутренние морские воды и в морские порты, согласно которым правом такого захода пользуются суда, и корабли всех государств без какой бы то ни было дискриминации в соответствии с нормами международного права.

Вынужденный заход может осуществляться в силу чрезвычайных обстоятельств, таких как несчастный случай, авария, стихийное бедствие или сильный шторм, угрожающий безопасности судна, ледовые условия, угрожающие безопасности судна, буксировка поврежденного судна, доставка спасенных людей, необходимость оказания срочной медицинской помощи члену экипажа или пассажиру, а также в силу других чрезвычайных обстоятельств.

В осуществлении права вынужденного захода может быть отказано аварийным иностранным судам, иностранным военным кораблям и другим государственным судам с ядерными двигателями или судам, перевозящим ядерные или другие опасные или ядовитые по своей природе вещества или материалы, которые могут нанести ущерб Российской Федерации значительно больший, чем ущерб, угрожающий такому аварийному судну.

Все споры в отношении действий иностранных военных кораблей, нарушающих законодательство РФ во внутренних морских водах, морских портах и в территориальном море, разрешаются исключительно дипломатическим путем.

На основании ст. 35 Федерального закона "О Государственной границе Российской Федерации" Вооруженные Силы РФ и иные силовые ведомства могут в пределах приграничной территории применять оружие и боевую технику для отражения вооруженного вторжения на территорию РФ, предотвращения попыток угона за границу воздушных, морских, речных судов и других транспортных средств без пассажиров; против лиц, воздушных, морских и речных судов и других транспортных средств, пересекших (пересекающих) государственную границу в нарушение установленных правил, в ответ на применение ими силы или в случаях, когда прекращение нарушения или задержание нарушителей не может быть осуществлено другими средствами; для защиты граждан от нападения, угрожающего их жизни и здоровью, для освобождения заложников; для отражения нападения на военнослужащих, лиц, выполняющих служебные обязанности или общественный долг по защите Государственной границы.

Применению оружия и боевой техники должно предшествовать ясно выраженное предупреждение о намерении их применить и предупредительные выстрелы. Без предупреждения оружие и боевая техника могут применяться при отражении вооруженного вторжения, внезапном или вооруженном нападении на военнослужащих и других граждан, нападении с использованием боевой техники, воздушных, морских, речных судов и других транспортных средств, вооруженном сопротивлении, побеге с оружием задержанных лиц, для освобождения заложников.

В Федеральном законе "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" также регламентируется правовой режим исследования, использования и охраны водных биологических ресурсов и других природных ресурсов внутренних морских вод и территориального моря; при этом устанавливается, что иностранные граждане и лица без гражданства, иностранные юридические лица, а также не имеющие статуса юридического лица объединения юридических лиц иностранных государств и международные организации могут осуществлять использование природных ресурсов внутренних морских вод и территориального моря, а также другую деятельность во внутренних морских водах и в территориальном море, в том числе с борта летательного аппарата, в порядке, предусмотренном законодательством РФ и международными договорами, подлежащими ратификации.

С учетом изложенного представляется важным проанализировать российское законодательство, имеющее отношение к предмету исследования настоящего параграфа. Как уже отмечалось, одним из основных законодательных актов России, определяющих объем юрисдикции органов государственной власти в отношении судов, совершающих мирный проход через территориальные воды, является Федеральный закон "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации". Конструкция той части данного Федерального закона, которая нас интересует, достаточно близко "сопровождает" аналогичные положения КМП-82, особенно в том, что касается правил, применяемых к военным кораблям и к государственным судам, используемым в некоммерческих целях, а также гражданской юрисдикции в отношении иностранных судов. Вместе с тем мы находим различия, которые обращают на себя внимание своим существенным значением для регулирования иностранного мореплавания в российских территориальных водах. Так, в ст. 17 указанного Федерального закона допускается, что уголовная юрисдикция Российской Федерации не осуществляется на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море, для ареста какого-либо лица или производства расследования в связи с любым преступлением, совершенным на борту иностранного судна во время его прохода, за исключением следующих случаев: преступление имеет такой характер, что им нарушается спокойствие в Российской Федерации или добрый порядок в территориальном море, "капитан иностранного судна, дипломатический агент или консульское должностное лицо государства флага, обратится к должностным лицам федеральных органов исполнительной власти или к должностным лицам органов исполнительной власти субъектов РФ с просьбой об оказании помощи".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >