Плавание по трассам Северного морского пути

Согласно Федеральному закону "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" Россия установила особые правила плавания по трассам Северного морского пути, указывая на то обстоятельство, что это исторически сложившаяся национальная единая транспортная коммуникация РФ в Арктике, включая проливы Велькицкого, Шокальского, Дмитрия Лаптева и Санникова, где плавание осуществляется в соответствии с указанным выше и другими федеральными законами, международными договорами РФ и правилами плавания по трассам Северного морского пути, утверждаемыми уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти и публикуемыми в "Извещениях мореплавателям" (ст. 14). Одно из правил требует осуществления в указанных проливах "обязательной ледокольно-лоцманской проводки всех судов"[1]; в другом документе (Правила плавания по трассам Северного морского пути) устанавливается, по сути, разрешительный порядок прохода через российские территориальные воды в этой части примыкающих к России морских пространств и требует, чтобы все суда (по смыслу п. 1.4 ст. 1 Правил включая государственные суда и военные корабли) имели на борту свидетельство о надлежащем финансовом обеспечении гражданской ответственности владельца судна за ущерб от загрязнения морской среды и северного побережья страны[2].

Перечисленные обстоятельства свидетельствуют о том, что несмотря на значительный прогресс в сближении российских норм, регулирующих мирный проход через свои территориальные воды иностранных судов, с положениями КМП-82, некоторые из них все же не соответствуют положениям, применяемым к мирному проходу.

Государственная морская граница и правовое регулирование ее охраны и защиты

В соответствии со ст. 2, 4 КМП-82 морской государственной границей является линия, совпадающая с внешней границей территориального моря, каждая точка которой находится от ближайшей точки исходной линии на расстоянии, равном ширине территориального моря.

Государственная граница РФ на море представляет собой линию, каждая точка которой находится от ближайшей точки исходной линии на расстоянии 12 морских миль; на ограниченные этой линией пространства распространяется суверенитет РФ, и в них поддерживается пограничный режим за счет охраны Государственной границы от несанкционированного проникновения физических и юридических лиц путем реализации пограничных мер и защиты Государственной границы от проникновения средств, имеющих правовой статус военного корабля, путем реализации оборонных мер.

Россия имеет морскую границу с 12 государствами. Длина морской границы с Норвегией составляет 23,3 км, с Финляндией – 54 км, с Эстонией –142 км, с Литвой (граница с Калининградской областью) – 22,4 км, с Польшей (граница с Калининградской областью) – 32,2 км, с Украиной – 320 км, с Грузией– 22,4 км, с Азербайджаном – 22,4 км, с Казахстаном– 85,8 км, с КНДР – 22,1 км.

Между Россией и Норвегией 11 июля 2007 г. было подписано Соглашение о разграничении морских пространств в районе Варангер-фьорда, а 15 сентября 2010 г. в Мурманске был подписан российско-норвежский Договор о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане, ратифицированный Норвегией 8 февраля 2011 г.

Линия разграничения морских пространств между странами в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане определялся как геодезические линии, соединяющие точки, которые определены в ст. 1 указанного договора. Конечная точка линии разграничения определяется как точка пересечения геодезической линии, проведенной через точки 7 и 8, и геодезической линии, соединяющей самую восточную точку внешней границы континентального шельфа Норвегии и самую западную точку внешней границы континентального шельфа РФ (иллюстративно линия разграничения изображена на карте-схеме, приведенной в разделе I учебника (рис. 22).

Договор о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане не только определяет линию разграничения территорий двух стран, но и затрагивает экономические интересы в разработке биологических и минеральных ресурсов ИЭЗ и континентального шельфа в пространствах Баренцева моря и Северного Ледовитого океана, включая морской район, подпадающий под действие Договора о Шпицбергене от 9 февраля 1920 г.

Россия ранее не признавала установление Норвегией 200-мильной рыбо- охранной зоны вокруг архипелага Шпицберген, что выражалось в ноте посольства СССР в Норвегии от 15 июня 1977 г. и в ноте МИД России от 14 июля 1998 г.

Известно, что обе страны имели разный подход в делимитации прилегающих арктических пространств. В 1975–1978 гг. были приняты соглашения о временных мерах регулирования, прежде всего рыболовства, в районе, прилегающем к материковому побережью Норвегии и СССР в Баренцевом море, который получил наименование "Смежный участок" или "Gray Zone" ("Серая зона"). Указанные соглашения с учетом противоречий толкования Норвегией и СССР Договора о Шпицбергене 1920 г. позволяли проявлять сдержанность в осуществлении сторонами промысловой добывающей, транспортной и иной деятельности.

На протяжении белее 50 лет Россия и Норвегия скрупулезно рассчитывали, как должна проходить линия разграничения на море, особенно на участке 74° с. ш. – 81° с. ш. Используя географический фактор ("нависание" континентальной территории и "давление" архипелага Шпицберген), Норвегия настаивала на своем прохождении линии разграничения; Россия же в основном исходила из необходимости применения линии, построение которой было связано с секторальным подходом в делении Арктики. Предложенное во время переговоров в апреле 2010 г. деление спорного района очень напоминает соблюдение пропорции 50:50 и исключает существовавшие ранее претензии России на часть пространств ИЭЗ и континентального шельфа.

В соответствии с Федеральным законом от 5 апреля 2011 г. № 57-ФЗ Россия ратифицировала Договор с Норвегией о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане, поставив точку в многолетнем споре о принадлежности огромных морских пространств.

Российские морские границы на Балтике, по-видимому, на сегодня один из сложнейших узлов делимитационных разногласий, где определение положения юридически обоснованных точек выхода сухопутных границ отягощено территориальными притязаниями прибалтийских государств.

Наиболее оспариваемой следует признать сухопутную границу между Россией и Эстонией, которая полагала, что точка выхода сухопутной границы на море между государствами установлена на берегу Нарвского залива (Ш = 59° 34'17', Д = 28° 05'87 ")[3] в то время как Россия ее считала по устью реки Нарва.

Теоретически проблема заключается в установлении исторически аргументированных правовых оснований точки выхода сухопутных границ двух государств. Не ставя целью полномасштабного исследования данного вопроса (он достоин самостоятельного анализа), мы используем настоящий пример в качестве иллюстрации обоснования делимитационной позиции; логика последнего вполне может быть применима и к разрешению иных споров, ключевым сюжетом которых является обоснование наличия у спорящих сторон "достаточных исторических правовых оснований".

Прежде всего, заметим, что "обоснованность" может вытекать из обязательств сторон, зафиксированных в договорах, судебной практики, признания установленного режима, вытекающего из длительного образа действия государств и иных субъектов морепользования, официально опубликованных географических карт с обозначенными государственными границами и пр.

В 1920 г. Россия и Эстония заключили мирный договор (известный как "Тартуский"), по которому уже РСФСР, признавая самостоятельность Эстонии, отказывалась от всяких суверенных прав на некоторую часть земель, в частности и в районах, примыкающих к Нарвскому заливу, где точкой выхода сухопутной границы была принята точка "в одной версте южнее Дома Рыбаков на деревне Ропша", т.е. значительно севернее устья реки Нарва.

Однако самым важным из событий этого периода следует признать то, что после добровольного (по формально юридическим признакам) вступления Эстонии, равно как и других прибалтийских государств, в состав СССР границы с ними приобрели другой статус: из государственных они трансформировались в административные, а сами прибалтийские государства прекратили свое юридическое существование, войдя в состав СССР. И уже на схематичной карте волостного деления Эстонской ССР, изданной в Тарту в 1946 г., прохождение границы показано по реке Нарва.

Брест-Литовский Договор, заключенный 3 марта 1918 г. между Советской Россией, с одной стороны, и Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией – с другой, предусматривал в качестве одного из условий для прекращения войны вывод русских войск с территории Эфляндии и Лифляндии, а также предоставления их населению решить свою судьбу. Всероссийский Съезд Советов 15 марта 1918 г. ратифицировал этот договор, а 13 ноября он был аннулирован советским правительством, однако прибалтийские государства при этом не потеряли своего суверенитета. И только два года спустя мирными договорами 1920 г. России и Латвии, России и Эстонии были установлены границы России с прибалтийскими государствами.

Россия и Эстония 18 мая 2005 г. подписали Договор о российско-эстонской границе, в приложении к которому определено, что начальной точкой линии разграничения морских пространств между Российской Федерацией и Эстонской Республикой является конечная точка сухопутного участка границы, находящаяся в устье реки Нарва (с координатами 59°28,300' с. ш., 28°02,695' в. д. в системе координат 1942 г.), которая является начальной точкой линии разграничения морских пространств между Российской Федерацией и Эстонской Республикой.

Точка выхода сухопутной российско-литовской границы расположена в районе населенного пункта Неринга (Нида), находящегося на Куршской косе. Боковой морской границей между Литвой и Россией можно признать срединную линию, выходящую из указанной выше точки в сторону моря на протяжении 12 морских миль.

В соответствии со ст. 1 Договора между Российской Федерацией и Литовской Республикой от 24 октября 1997 г. о разграничении ИЭС зоны и континентального шельфа в Балтийском море, ратифицированного Российской Федерацией на основе Федерального закона от 9 июня 2003 г. № 70-ФЗ и вступившего в силу 12 августа 2003 г., линия разграничения ИЭЗ и континентального шельфа между

Россией и Литвой начинается от точки стыка внешних границ территориальных морей государств и проходит до точки стыка с границей ИЭЗ и континентального шельфа третьей стороны по прямым линиям, проведенным по методу локсодромии.

Точка выхода сухопутной российско-польской границы определена советско- польскими договорами и находится на восточном берегу Данцигской бухты. Разграничение российско-польских территориальных вод может быть осуществлено в соответствии с Договором между Польшей и СССР о разграничении территориального моря (территориальных вод), экономической зоны, зоны морского рыболовства и континентального шельфа в Балтийском море от 17 июля 1985 г.

Линия государственной границы между Россией и Финляндской Республикой установлена Мирным договором между РСФСР и Финляндской Республикой от 14 октября 1920 г., известным как "Юрьевский", и от 12 марта 1940 г., а также договором о передаче в состав территории СССР части государственной территории Финляндии в районе гидроэлектростанции Янискоски и регулирующей плотины Нискакоски от 3 февраля 1947 г. и Мирным договором от 10 февраля 1947 г.

Между правительствами России и Финляндии 12 мая 1997 г. были подписаны Протокол о порядке урегулирования пограничных инцидентов от 23 июня 1960 г. (измененный Протоколом от 1 апреля 1969 г.), который, не меняя оговоренных ранее границ, внес некоторые технические изменения, связанные с заменой пограничных знаков и названиями служб, обеспечивающих охрану государственной границы, и Протокол о внесении изменений в Договор между правительствами СССР и Финляндской республики о режиме советско-финляндской государственной границы, вступивший в силу 26 июня 1998 г.

На море линия границы описана на основании протокола прохождения советско-финской границы в Финском заливе.

Политико-декларативной основой разграничения российско-украинской территории является Заявление о договорно-правовом оформлении российско- украинской Государственной границы от 27 августа 1997 г. и Российско-украинская декларация, подписанная в Киеве 31 мая 1997 г.; на основании указанных документов оба государства договорились о практическом осуществлении этой важной задачи.

Точка выхода российско-украинской границы в Азовском море находится в районе населенного пункта Холодное. Она определена исходя из административно- территориального деления СССР на момент прекращения его существования.

С учетом уже сделанных в главе 3 учебника выводов, относясь к проблеме делимитации чисто с теоретической точки зрения, можно утверждать, что делимитация пространств в Азовском море может осуществляться, как минимум, по трем вариантам:

  • 1. Морской вариант разграничения: море рассматривается как полузамкнутое, а значит, по смыслу ст. 122 КМП-82, может состоять из территориальных вод и экономической зоны приазовских государств.
  • 2. Вариант разграничения по принципу делимитации внутренних вод; в этом случае разграничение может быть осуществлено исходя из принципа срединной линии, которая разделит все внутренние воды на части, приравненные по своей юридической природе к суверенной государственной территории (например, как залив Фонсека на западной части североамериканского континента).
  • 3. Вариант пропорционального разграничения, при котором морские пространства Азовского моря будут разграничены исходя из протяженности береговой черты Украины и России.

Более драматичным во взаимоотношениях Украины и России представляется правовой режим Керченского пролива. Не полемизируя на стороне какого-либо государства, а рассматривая проблему с международно-правовой точки зрения, можно констатировать, что наиболее разумным с точки зрения международного судоходства следует считать разграничение по судоходной части фарватера. Далее линией границы между Россией и Украиной может являться срединная линия или линия продолжения рекомендованного пути на подходах к Керченскому проливу на протяжении ширины территориальных вод.

Определение юридически обоснованной точки выхода сухопутной российско- грузинской границы представляется достаточно сложным.

В состав России до Октябрьской Революции 1917 г. входила Черноморская губерния[4], южная граница которой проходила по реке Бзыбь (с карты Черноморской губернии 1898 г.). В мирном договоре между РСФСР и Республикой Грузия от 7 мая 1920 г. государственная граница между этими государствами проходила по реке Псоу.

Следует полагать, что до разрешения всех грузино-российских пограничных споров граница между Абхазией и Россией проходит по пеленгу 217° от устья реки Псоу. По Соглашению между Абхазией и Россией о совместной охране государственной границы Абхазии, заключенному 28 апреля 2009 г., обеспечение безопасности 215 км морской границы Абхазии будут осуществлять корабли и катера Черноморско-Азовского пограничного управления береговой охраны ФСБ России.

Делимитация водных пространств Каспия между СССР и Ираном, как уже отмечалось выше, осуществлялась на договорной основе; особенность заключалась в том, что юридически закрепленной была лишь сухопутная граница, а на море строилась гипотетическая линия, соединяющая точки выхода этой границы на Каспии. Кроме этого, на Каспии между СССР и Ираном была установлена 10-мильная так называемая рыболовная зона, которая, хотя и не имела статуса территориальных вод, запрещала отдельные виды деятельности.

В современных условиях правовой режим и делимитация пространств Каспия должны быть осуществлены на основе соглашения прикаспийских государств. Варианты разграничения Каспийского моря рассматривались в главе 3 учебника.

В Северном Ледовитом океане, Беринговом и Чукотском морях государственная граница, делимитирующая российско-американские пространства, не установлена. Однако эта линия разграничения может быть определена на основании норм, применяемых СССР и США для делимитации морских пространств в этих районах, а именно: на основании Договора 1867 г., который хотя и не предусматривал делимитацию морских пространств, разграничивал сухопутную территорию, включая острова.

Впервые делимитационная линия морских пространств была установлена Соглашением между СССР и США о линии разграничения морских пространств (Берингово море) от 1 июня 1990 г. Стороны согласились, что линия, описанная как "запасная граница" в ст. 1 Конвенции 1867 г., является линией разграничения морских пространств между СССР и США. Оба государства взяли на себя обязательства соблюдать линию разграничения морских пространств как ограничивающую пределы ее юрисдикции прибрежного государства, которые в ином случае допускались бы международным правом для любых целей.

От начальной точки 65° 30' с. ш. и 168° 58'37" з. д. линия разграничения морских пространств идет на север по меридиану 168° 58' 37" з. д. через Берингов пролив и Чукотское море по Северному Ледовитому океану, насколько допускается по международному праву. От той же начальной точки линия разграничения морских пространств идет на юго-запад и определяется линиями, соединяющими географические точки, указанные в приложении к указанному Соглашению.

Российско-корейская граница, по-видимому, совпадает с последними советско- корейскими пограничными договоренностями.

Уже упоминавшимся выше постановлением Совета министров СССР от 7 февраля 1984 г. был утвержден перечень географических координат точек, определяющих положение прямых исходных линий для отсчета ширины территориальных вод, экономической зоны и континентального шельфа СССР у материкового побережья и островов Тихого океана, Японского, Охотского и Берингова морей. При отсутствии договоренности о прохождении разграничительной линии между Кореей и СССР на участке впадения реки Туманной в Японское море, в качестве конечной точки на этом участке в устье реки Туманной была выбрана точка, расположенная на середине устья реки (точка 1 с координатами Ш = 42° 17'29,03" с. ш. и Д = 130° 41'30,52" в. д. – "срединная точка на прямой линии, соединяющей входные мысы реки Туманная").

Итогом работы советско-корейской демаркационной комиссии было определение нового положения конечной точки в устье реки Туманная, являющейся начальной точкой боковой границы между морскими пространствами Кореи и СССР. Положение этой точки оказалось после работы демаркационной комиссии не посередине устья реки, а сдвинуто ближе к побережью СССР. Эта точка лежит на створе двух створных знаков, положение которых было определено советско-корейской демаркационной комиссией (точка 1 (А) с координатами Ш = 42° 17' 34,34" с. ш., Д = 30° 41'49,16' в. д.).

Дирекционный угол с заднего створа на передний створный знак равен 134° 41,1боковая граница, разделявшая морские пространства Кореи и СССР, проходила от точки, установленной демаркационной комиссией, к точке пересечения ее с линией внешнего предела советских и корейских территориальных вод.

Граница экономической зоны и континентального шельфа между Россией и КНДР в соответствии с советско-корейским договором от 22 января 1986 г. начинается в точке пересечения линии государственной границы с линией внешнего предела российских и корейских территориальных вод с географическими координатами 42° 09,0' с. ш. и 130° 53,0' в. д., которая установлена Договором между СССР и КНДР о прохождении линии советско-корейской государственной границы от 17 апреля 1985 г. От этой точки граница проходит по прямой линии сначала в юго-восточном направлении до точки, имеющей географические координаты 39° 47,5' с. ш. и 133° 13,7' в. д., а затем поворачивает на восток и идет до точки с географическими координатами 39° 39,3' с. ш. и 133° 45,0' в. д.

Что касается российско-японской границы, Японские острова (территория Японии) носят по отношению к территории России противолежащий характер, при этом акватории только двух районов подлежат делимитации:

  • 1. Пролив Лаперуза.
  • 2. Проливная зона, разделяющая остров Хоккайдо и остров Кунашир и прилегающие к нему острова.

Проблема делимитации российско-японских морских пространств неизбежно касается вопроса решения территориальных проблем, наличие которых Россия официально признает. Автор не ставил своей целью высказывать какие-либо суждения по этому вопросу, так как он носит, прежде всего, политический характер. Вместе с тем следует заметить, что в случае перехода на спорные острова (острова Кунашир, Итуруп, Шикотан и острова Хабомаи) территориального титула к Японии значительная часть морских пространств Охотского моря, составляющих примерно 23 332,8 квадратных морских миль, может подпасть под суверенитет и юрисдикцию Японии, что вряд ли с экономической и военнополитической точек зрения благоприятно для России.

Согласно Закону РФ "О Государственной границе Российской Федерации" защиту Государственной границы осуществляют силы Пограничной службы ФСБ России во взаимодействии с войсками противовоздушной обороны и ВМФ, который обеспечивает защиту Государственной границы в подводной среде.

Силы ВМФ в своих зонах ответственности по под держанию оперативного режима на военно-морских театрах:

  • – контролируют пересечение Государственной границы;
  • – осуществляют противолодочную, в том числе подводно-диверсионную, оборону в интересах безопасности Российской Федерации.

При обнаружении подводных объектов во внутренних морских водах и в территориальном море РФ, а также за их пределами (в случае возникновения угрозы незаконного пересечения этими объектами Государственной границы) принимаются меры по прекращению или предупреждению противоправных действий за счет предупредительной информации, передаваемой на указанные объекты, а также с применением боевой техники и оружия в соответствии со ст. 35 Закона РФ "О Государственной границе Российской Федерации", а также нормами международного права, международными договорами РФ в военной области.

Оружие и боевая техника могут применяться также против лиц, воздушных, морских и речных судов и других транспортных средств, пересекших (пересекающих) Государственную границу в нарушение установленных правил, в ответ на применение ими силы или в случаях, когда прекращение нарушения или задержание нарушителей не может быть осуществлено другими средствами; для защиты граждан от нападения, угрожающего их жизни и здоровью, для освобождения заложников; для отражения нападения на военнослужащих, лиц, выполняющих служебные обязанности или общественный долг по защите Государственной границы, членов их семей, когда их жизнь подвергается непосредственной опасности. Без предупреждения оружие и боевая техника могут применяться при отражении вооруженного вторжения, внезапном или вооруженном нападении на военнослужащих и других граждан, нападении с использованием боевой техники, воздушных, морских, речных судов и других транспортных средств, вооруженном сопротивлении, побеге с оружием задержанных лиц, для освобождения заложников.

Запрещается применять оружие и боевую технику в отношении женщин и несовершеннолетних, за исключением случаев вооруженного нападения с их стороны или оказания ими вооруженного сопротивления либо угрожающего жизни группового нападения; по воздушным, морским, речным судам и другим транспортным средствам с пассажирами; в отношении лиц, которые незаконно пересекли или покушаются на пересечение Государственной границы, если это происходит явно случайно или в связи с несчастным случаем, воздействием неодолимых сил природы.

  • [1] Морское законодательство РФ. СПб.: ГУНиО МО РФ, 1994. Кн. 1. С. 73.
  • [2] Там же. С. 74, 75.
  • [3] Постановление президента Эстонской Республики № 62.
  • [4] Согласно Трактату, заключенному в Берлине 1 (13) июля 1878 г., между Россией, Германией, Австро-Венгрией, Францией, Великобританией, Италией и Турцией была обозначена граница России и Турции в Азии, как показано на плане разграничения с Турцией 1881 г. от Черного моря до Караургана.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >