Диалогические и монологические жанры

Помимо прочих классификаций речевых жанров, широко употребляется их разделение на диалогические и монологические. Диалог, определяемый Бахтиным как "социальное событие речевого взаимодействия" [1], может принимать разнообразные формы: он часто бывает опосредован расстоянием, временем, разностью языков или культурных кодов. С учетом этого обстоятельства можно сказать, что любой монолог — в той мере, в какой он рассматривается как адресованное кому-то высказывание, - представляет собой свернутый диалог или необычно объемную реплику подразумеваемого диалога. Исследование диалогического общения и взаимопонимания обширная область междисциплинарной работы, в которой филологический компонент, связанный с анализом слова и текста, выражен очень ярко.

Здесь мы приведем в качестве примеров только два направления современной теоретической мысли, обращенные, соответственно, к анализу разговора базовой диалогической практики и рассказа — базовой модели монологического повествования.

Как мы разговариваем

В узком и в то же время относительно строгом лингвистическом определении разговор — это акт или процесс непосредственного речевого обмена, в ходе которого говорящий и слушающий, меняясь ролями, соучастно выстраивают смысл. Видов и жанров разговорного взаимодействия в нашем обиходе множество: своеобразие каждого определяется, во-первых, ситуативно (контекстом) и, во-вторых, целью. Некоторое единство контекста необходимо для завязки общения и воспроизводится в дальнейшем его развитии, хотя может иметь место и рассогласование, несовпадение контекстов (ср. пример, разобранный в параграфе 9.2). Если исключить очень специальные случаи, такие как собеседование экзаменатора и экзаменуемого, врача и пациента, допрос в суде и т.д., разговор не связан жестко прагматической задачей — он развивается спонтанно и может быть непредсказуем в своем течении. Тем не менее в разговоре всегда присутствует некий вектор или критерий отбора приемлемых ходов, ощутимый участниками общения, хотя и трудноопределимый. Неформальный разговор похож в этом смысле на свободный танец: в обоих процессах важна свобода и тонкая координация движений, чувство партнера и функциональная взаимосвязь мельчайших элементов содержания и формы.

Будучи "наиболее распространенным и самым элементарным жанром взаимодействия между людьми" [2], повседневный разговор не раз становился предметом описаний, кодификаций и комментариев. Еще в конце XIX в. французский социолог Г. Тард (1843 1904) поставил вопрос о развитии "сравнительного разговороведения" (conversation) как особого направления исследовательской работы. К реализации этого проекта, синтетического по своей природе, гуманитарная наука подошла лишь во второй половине XX в. В каком-то смысле наследниками и продолжателями

идеи Тарда выступили в 1960-х гг. американские этнометодологи [3], заложившие основы так называемого конверсационного анализа, или анализа бытового разговора. Свою задачу эти социологи и работавшие в тесном взаимодействии с ними лингвисты увидели в изучении спонтанных, стихийных или частично организованных, специализированных видов разговорного общения (например, учителя и ученика, интервьюера и интервьюируемого), — в выявлении их внутренней структуры, неформальных правил взаимодействия и т.д. В частности, X. Сакс и Э. Шеглофф исследовали правила чередования реплик в бытовой беседе: то, как ее участники интуитивно понимают, когда в разговор можно вступить и чем его завершить, когда допустимо перебить собеседника, как долго можно держать паузу и т.д., и как на основе этого понимания они строят речевое поведение. Пристальный анализ аудиозаписей и их подробнейших расшифровок обнаружил немало интересного. Например, выяснилось, что течение разговора во многом определяется (корректируется, направляется) рутинно осуществляемой "проверкой контакта". Представим себе такой обмен репликами:

А. — Я вчера встретила Свету...

Б. — Ага?

А. — И она, знаешь...

Невнятное как будто бы "ага" на своем месте выполняет важную функцию: если бы вместо него повисла пауза (при всей микроскопичности имеющая содержательный смысл: в данном контексте она выражала бы недоумение, в других могла бы выражать неодобрение или несогласие), движение разговора пошло бы по несколько другому руслу, например:

А. — Вчера встретила Свету...

Б. - ...

А. — ...Ну, которая с истфака...

Б.-...

А. — ...Мы еще в кино вместе ходили...

Б. - Ага?

А. — И она, знаешь...

За последние десятилетия наука о разговоре вобрала в себя широкий спектр работ из разных дисциплин, в котором представлены и количественные (предполагающие обсчет собранных данных), и качественные (делающие ставку на тонкие техники интерпретации) виды исследований. Филологи активно сотрудничают, с одной стороны, с социологами и психологами в проведении конкретных исследований, а с другой — с философами и культурологами, которых разговор занимает как "миниатюрное изображение общественного идеала" [4]. Классик современной философской герменевтики Г.-Г. Гадамер видел в разговоре — "настоящем разговоре" — идеал общения: собеседники при этом не просто удовлетворяют взаимное любопытство —

каждый стремится понять, что важно для другого, какой вопрос тот перед собой ставит; пытаясь ответить на "чужой" вопрос, и собственную позицию снова и снова подвергает пересмотру и развитию.

Ганс-Георг Гадамер (1900 2002) немецкий философ, один из крупнейших представителей герменевтики — науки о понимании и толковании текста. Наиболее известная работа — "Истина и метод" (1960).

"Разговором для нас было нечто такое, что потом оставило в нас какой-то след. Разговор не потому стал разговором, что мы узнали что-то повое, — нет, с нами приключилось нечто такое, с чем мы не встречались в собственном опыте жизни".

Другое важное направление в исследовании разговора связано с его культурно-историческим своеобразием, интегративной ролью в культурной традиции [5]. Будучи "живой непроизвольностью вопросов и ответов, произнесенных слов и выслушанных речей" [6], разговор представляет собой — в идеале — непрекращающийся поиск общего языка, в котором не может быть самоуспокоения и остановки.

  • [1] Бахтин XI. XI., Волошиной В. //. Конструкция высказывания // Литературная учеба. 1930. № 3. С. 66.
  • [2] Ван Дейк Т. Дискурс и власть. Репрезентация доминирования в языке и коммуникации. М., 2013. С. 136.
  • [3] Термин "этнометодология" был сконструирован основателем направления Г. Гафинкелем (1917 2011) из нескольких основ (ethnos "народ, группа"; methodos "метод, путь"; logos — "учение") как обозначение нового для социальной науки предмета: разнообразных практик, посредством которых обычные люди организуют и поддерживают мир повседневной реальности, включая, естественно, и практики речевого общения.
  • [4] Зиммель Г. Общение // Избранное. Т. 2; Созерцание жизни. М., 1996. С. 496.
  • [5] См. об этом: Burke Р. The Art of Conversation. Ithaca; L.: Cornell University Press, 1993: Рис H. Русские разговоры. Культура и речевая повседневность эпохи перестройки. М., 2005: Венедиктова Т. Разговор по-американски. Дискурс торга в литературной традиции США. М, 2003.
  • [6] Гадамер Г.-Г. О круге понимания. Неспособность к разговору // Актуальность прекрасного. М., 1991. С. 84.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >