Отношение к риску: "рискофобы", "рискофилы", "рисконейтралы"

В примере, рассмотренном нами выше, с двумя альтернативами использования денег, участие в лотерее более рискованно. Это наводит на мысль о том, что лотереи должны были бы исчезнуть в силу более рискованного характера участия в таких мероприятиях. Однако, как мы знаем, они успешно проводились и проводятся сейчас. Чем это можно объяснить? Отношением людей к риску. Есть люди склонные к риску, есть те, которые стараются избежать рисков и, поэтому, чаще других, прибегают к услугам страховщиков, а есть люди, которые относятся с безразличием к рискам.

Таким образом, выбор в условиях неопределенности и соответственно отношение к риску зависит от личных качеств экономического субъекта, его характера, а также тех обстоятельств, в которых осуществляется выбор. Вместе с тем, несмотря на субъективизм в отношениях людей к риску, экономическая теория выделяет существующие в этом поведении закономерности.

Анализу отношения к риску были посвящены работы многих заметных и выдающихся ученых — Д. Бернулли, Дж. Неймана, О. Моргенштерна, М. Фридмена, Л. Дж. Сэвиджа и др. [1] Этот анализ осуществляется в рамках теории предельной полезности с использованием известных аналитических инструментов (см. гл. 3). Для упрощения изложения материала в дальнейшем мы абстрагируемся от ряда важных, но несущественных для нашего исследования обстоятельств и сосредоточим свое внимание на более общих теоретических подходах к этой проблеме.

Из количественной (кардиналистской) теории полезности нам известно, что индивид стремится максимизировать полезность в рамках своего ограниченного дохода, выбирая такую структуру покупок, при которой взвешенные предельные полезности приобретаемых товаров были бы одинаковы. Каждый экономический субъект имеет свою целевую функцию полезности при выборе того или иного товара. В нашем случае, когда мы исследуем отношение экономического субъекта к риску, мы будем применять понятие "полезность" не к товарам, а к более общим и концептуальным для индивидов категориям богатства. В частности, мы применим понятие полезности к доходу индивида. Это справедливо при условии существования фиксированных цен на товары. Тогда денежный доход индивида вполне можно оценить в терминах полезности, имея в виду, что полезность того или иного уровня дохода отражает максимальную полезность потребительских благ, которые индивид может приобрести на данный доход. Другими словами, полезность денежного дохода является производной от полезности благ [2]

В условиях неопределенности и риска индивид стремится максимизировать не саму величину дохода, а математическое ожидание полезности дохода. Обратим внимание, что величина дохода не совпадает с величиной полезности дохода. Это связано с тем, что по отношению к доходу применима идея убывающей предельной полезности. Индивиды с более высокими доходами чаще всего относятся к категории богатых людей. Поэтому полезность каждой дополнительной единицы дохода для них будет меньше, чем для более бедных индивидов, с низкими уровнями доходов.

Проиллюстрируем отношение к риску с помощью графической модели (рис. 10.1).

Зависимость отношения к риску от величины дохода и его

Рис. 10.1. Зависимость отношения к риску от величины дохода и его

полезности

На рисунке представлена функция ожидаемой полезности дохода, которая показывает зависимость ожидаемой полезности от каждой условной единицы дохода. При этом заметим, что ожидаемая полезность каждой единицы дохода измеряется в условных единицах — ютилах. Это означает, что каждый индивид субъективно оценивает значение полезности своего дохода и эти оценки зависят от его индивидуальных предпочтений.

Рисунок демонстрирует ситуацию, когда равновеликие приросты дохода приносят индивиду все меньшие приросты общей полезности. Например, при первоначальном уровне дохода в 10 руб., он приносил индивиду полезность в размере 10 ютилей. Прирост дохода на дополнительные 10 руб. до величины в 20 руб. принес индивиду прирост общей полезности на 5 ютилей и общая полезность, которую он получает от 20 руб. дохода, составляет для него 15 ютилей. Однако, дальнейший прирост дохода на ту же величину в 10 руб. до величины 30 руб., приносит индивиду дополнительной полезности только в 2 ютила, а общая полезность, которую он извлекает из дохода в 30 руб., составила 17 ютилей. Таким образом, график демонстрирует идею о том, что с ростом дохода (и накоплением богатства),

в силу действия закона убывающей предельной полезности, ожидаемая общая полезность дохода растет замедляющимися темпами.

Используя представленный выше рисунок, попытаемся графически показать отношение индивида к риску. Допустим, индивид, обладая 20 руб., решает, играть ему или нет в "честную" игру с подбрасыванием монеты. В случае выигрыша, он получает дополнительный доход в размере 10 руб. В случае проигрыша — теряет 10 руб. "Честность" такой игры заключается в том, что шансы на успех, как и на проигрыш, абсолютно одинаковы: ,50 : 50. Вероятность ожидаемого результата равна 0,5. Однако в случае выигрыша индивид получает на дополнительный доход в 10 руб. — всего 2 ютила полезности, а в случае проигрыша и потери дохода в размере тех же 10 руб., он теряет намного больше полезности — 5 ютилей. Таким образом, мы видим, что в данном случае индивид, скорее всего, рисковать не будет, так как полезность, которую он извлекает в случае выигрыша, намного ниже полезности, которую он теряет в случае проигрыша. Хотя, как мы видим, приобретения и потери, выраженные в деньгах, абсолютно одинаковы.

Для того чтобы подчеркнуть, что такая абсолютно "честная" игра с такой структурой ожидаемой полезности является крайне рисковой, подсчитаем математическое ожидание индивида в условных единицах полезности и в рублях.

Математическое ожидание результатов игры, выраженное в условных единицах полезности дохода, будет равно

Отрицательное значение математического ожидания, выраженного в ютилях, означает, что игра сопряжена с высоким риском для индивида с такой структурой ожидаемой полезности. Это свидетельствует только об одном — данный индивид не склонен к риску и, скорее всего, откажется от игры в подбрасывание монеты.

Математическое ожидание результатов игры, выраженное в рублях дохода, будет равно

Нулевое значение математического ожидания, выраженного в рублях, свидетельствует действительно о честности такой игры. Однако оно не показывает (скрывает) предпочтения индивида в отношении риска.

Таким образом, ценность теории предельной полезности заключается в том, что с помощью разработанного ей аналитического инструментария можно моделировать поведение индивидов относительно их склонности к риску. Применение принципа убывающей предельной полезности в описании ситуаций выбора в условиях неопределенности и риска, показывает, что индивид, действующий в рамках этого принципа, будет иметь стойкое возрастание антипатии к риску по мере роста его дохода и богатства.

Вместе с тем, оценивая критически применение теории предельной полезности в анализе поведения индивидов по их отношению к риску,

нельзя не заметить, что она недостаточно адекватно описывает реальные ситуации, складывающиеся в жизни. История знает множество примеров, когда богатые люди с высокими доходами, проигрывали целые состояния. На этот счет у экономистов имеется по крайней мере три гипотезы.

Первая гипотеза говорит о том, что есть люди, для которых функция полезности имеет нетрадиционный вид. В определенных ситуациях функция ожидаемой полезности является возрастающей. Эго означает лишь одно, что такие люди имеют ярко выраженную склонность к риску, обусловленную не типичными для рационального человека чертами характера.

Вторая гипотеза предполагает, что иногда люди переоценивают вероятность выигрыша. Это обусловлено в том числе существованием крайне ограниченной информации о возможных результатах принятия решений или об объекте, относительно которого принимается решение.

Третья гипотеза состоит в том, что люди просто получают удовольствие от самого процесса принятия риска на себя. При этом такие люди всегда оценивают риск, и берут на себя только малую его часть.

Таким образом, можно выделить три поведенческие группы людей по их отношению к риску.

Первая группа — "рискофобы".

Это люди, не склонные к риску. Графическая модель "рискофоба" представлена на рис. 10.2.

Модель поведения индивида, не склонного к риску (модель

Рис. 10.2. Модель поведения индивида, не склонного к риску (модель

"рискофоба")

Для "рискофоба" безрисковый вариант поведения предпочтительнее рискового с тем же самым математическим ожиданием достигаемого дохода. Другими словами, "рискофобом" называется человек, который при данном ожидаемом доходе предпочитает определенный, гарантированный результат ряду неопределенных, рисковых результатов [3]

У противников риска низкая предельная полезность дохода. Поэтому, для того чтобы пойти на риск, они требуют высокую компенсацию. На рис. 10.2 модель индивида, не склонного к риску, демонстрируется графиком функции полезности дохода, который строго вогнут.

Вторая группа — "рискофилы.

Это люди, склонные к риску. Человек, относящийся к этой группе, при данном ожидаемом доходе предпочтет связанный с риском результат гарантированному результату. Графически модель "рискофоба" представлена на рис. 10.3.

Модель поведения индивида, склонного к риску (модель "рискофила")

Рис. 10.3. Модель поведения индивида, склонного к риску (модель "рискофила")

Третья группа — "рисконейтралы".

Это люди нейтральные к риску. Графическая модель "рисконейтрала" представлена на рис. 10.4.

Человек, относящийся к этой группе, при данном ожидаемом доходе безразличен к выбору между гарантированным и рисковым результатами.

Считается, что наличие фактора риска способствует развитию предпринимательской деятельности. Во многом это обусловлено наличием в обществе людей, склонных к риску, которые при взвешенном и обдуманном подходе способны принимать нестандартные решения, внедрять инновации, что в целом способствует экономическому развитию и процветанию.

  • [1] Бернулли Д. Опыт новой теории измерения жребия // Теория потребительского поведения и спроса. СПб.: Экономическая школа, 1993. С. 11—27; Нейман Дж. фон. Морген-штерн О. Теория игр и экономическое поведение. М.: Наука, 1970.
  • [2] Экономическая школа. Вып. 5. 1999. С. 392.
  • [3] Нуреев Р. М Курс микроэкономики: учебник. 2-е изд., изм. М.: Норма, 2006. С. 389—391.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >