Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История России для технических вузов

Раскол в Русской православной церкви

В условиях укрепления в России самодержавной монархии и нарастания социальной напряженности в обществе в середине XVII в. резко обострились отношения между церковью и государством.

Традиционно православное духовенство играло важную роль в становлении и укреплении российской государственности. Благодаря подвижнической деятельности ряда выдающихся церковных иерархов русские земли освободились от ордынского владычества и объединились в единое централизованное государство. Еще большую роль сыграла православная церковь в преодолении структурного кризиса государственности в эпоху Смуты и утверждении на московском престоле новой династии Романовых. В правление царя Михаила Романова его отец, властолюбивый боярин Федор Никитич (в иночестве – Филарет), ставший патриархом всея Руси, превратил патриарший двор в средоточие как высшей церковной, так и светской власти. По инициативе Филарета проводились важнейшие преобразования в стране: были упорядочены налоговые платежи, сокращены податные льготы монастырей, проведен учет земельных ресурсов, укреплено судопроизводство, обузданы произвол и волокита местной воеводской администрации. Деятельность патриарха Филарета оказала значительное влияние на дальнейшее развитие Русской православной церкви, закрепив непререкаемый общегосударственный авторитет ее предстоятеля.

К середине XVII в. коренные изменения, происходившие в обществе и государстве, вызванные стремлением укрепить централизацию русской церкви и усилить ее роль в деле объединения с православными церквами Украины и балканских народов, настоятельно требовали проведения церковной реформы. Непосредственным же поводом для церковных преобразований явилась необходимость исправления богослужебных книг, в которых в ходе переписывания накопилось много искажений, и унификации церковных обрядов. Однако когда речь зашла о выборе образцов для исправления книг и изменения обрядов, в среде духовенства начались распри. Одни утверждали, что за основу необходимо взять решения Стоглавого собора 1551 г., провозгласившего незыблемость древнерусских обрядов. Другие предлагали использовать для "отравления" только греческие оригиналы, с которых некогда и делались русские переводы богослужебных книг. По мнению последних, в том числе правщиков московского Печатного двора, эта работа могла быть поручена только высокопрофессиональным переводчикам – богословам. В связи с этим по решению царя Алексея Михайловича и патриарха Иосифа в Москву были приглашены ученые монахи Киевской Могилянской коллегии (училища) Епифаний Славинецкий, Арсений Сатаиовский и Дамаский Птицкий.

Толчком для проведения реформы послужила также деятельность сложившегося в конце 1640-х годов в придворной среде кружка "ревнителей древнего благочестия", который возглавил протопоп Благовещенского собора, духовник царя Алексея Михайловича Стефан Вонифатьев. В него входили протопоп московского Казанского собора Иван Неронов, царский любимец окольничий Федор Ртищев, дьякон Благовещенского собора Федор, архимандрит московского Новоспасского монастыря Никон и его будущий противник протопоп Аввакум из Юрьевца Поволжского, а также ряд других местных протопопов. Однако среди членов кружка возникли разногласия. Тем, кто был за строгое следование постановлениям Стоглавого собора, противостояли сторонники киевских старцев. Впоследствии, по царскому решению, в основу реформы были положены греческие образцы.

Работу по реализации новшеств, вводимых в соответствии с церковной реформой, возглавил избранный на патриарший престол в 1652 г. талантливый администратор, но властный и честолюбивый архиерей Никон, сделавший при поддержке царя Алексея Михайлович стремительную карьеру. Став патриархом, Никон вскоре порвал со своими недавними соратниками по кружку "ревнителей благочестия", сохранявшими приверженность "старине", и начал решительно внедрять новые церковные обряды по киевскому и греческому образцам. Так, обычай креститься двумя перстами был заменен троеперстием; слово "аллилуйя" во время молитвы должно было произноситься не дважды, а трижды; двигаться вокруг аналоя следовало теперь не по солнцу, а против него. Он также внес изменения на греческий лад в облачение русского духовенства (архиерейский посох, клобуки и мантии). Все нововведения были одобрены церковным Собором, состоявшимся весной 1654 г. в Москве с участием восточных патриархов. Однако это еще более обострило противостояние между патриархом Никоном и "ревнителями", среди которых особенно выделялся протопоп Аввакум, ставший признанным лидером движения старообрядчества. На созванном в 1656 г. по инициативе патриарха очередном Соборе при участии антиохийского патриарха и сербского митрополита новшества в церковных обрядах получили одобрение, а сторонники двуперстия были преданы анафеме и подверглись ссылке и заточению.

Победа патриарха Никона над "ревнителями древнего благочестия" одновременно способствовала перерастанию дискуссии о церковных преобразованиях из чисто богословских споров в более широкое общественно-политическое движение. Не малую роль играл и личностный фактор – характер самого Никона, который в силу своих представлений о том, что "священство" выше "царства", вступил вскоре в конфликт не только с оппозиционными ему церковными иерархами, но и с влиятельными придворными вельможами, а затем и с самим царем.

Открытое противостояние Алексея Михайловича и Никона произошло летом 1658 г., когда царь стал демонстративно избегать общения с патриархом, перестал приглашать его на придворные приемы и посещать патриаршие службы. В ответ Никон решил отказаться от выполнения патриарших обязанностей и уехал из Москвы в построенный им неподалеку от столицы пышный Ново-Иерусалимский Воскресенский монастырь, рассчитывая на то, что царь смирит свою гордыню и будет умолять его вернуться на патриарший престол. Однако правительство Алексея Михайловича не намеривалось вступать в переговоры с мятежным патриархом. Церковная реформа продолжала проводиться в стране и без его участия. Правда, с формальным отстранением Никона от патриаршества возникли серьезные проблемы. Хотя он и уехал из Москвы, но сан с себя не сложил. Это весьма щекотливое положение сохранялось долгие восемь лет. Только в 1666 г. был созван новый церковный Собор с участием двух восточных патриархов. Никона силой привезли в Москву. Над ним состоялся суд, по решению которого он был официально лишен патриаршего сана за самовольное оставление кафедры. После этого Никона сослали на север в Ферапонтов монастырь, а затем он был заточен в Кирилло-Белозерском монастыре, где и скончался в 1681 г.

Церковный Собор 1666–1667 гг. подтвердил необходимость продолжения реформирования Русской православной церкви, которое осуществлялось теперь уже под личным контролем царя. Решениями Собора борьба со сторонниками протопопа Аввакума была еще более ужесточена. Теперь раскольники предавались суду представителей светской власти, и на них распространялись уголовные наказания согласно нормам Уложения 1649 г. Сам же идейный вдохновитель старообрядчества талантливый церковный писатель протопоп Аввакум, оставивший после себя большое литературное наследие, отбыв длительное заключение в Пустозерске в "земляной тюрьме", по решению церковного Собора 1681 – 1682 гг. был заживо сожжен в срубе вместе со своими ближайшими соратниками. По царскому указу 1685 г. раскольники подвергались наказанию кнутом, а в случае обращения в старообрядчество их сжигали.

Несмотря на жесточайшие репрессии, старообрядческое движение в России и после казни его духовных вождей не иссякло, а наоборот, приобретало все более широкий размах. Зачастую оно становилось идейным обоснованием порой весьма острых форм социального протеста в самых разных слоях русского общества. Догматы старообрядчества поддерживали нс только наиболее угнетаемые социальные низы крепостного крестьянства, но и представители знати (например, боярыня Ф. П. Морозова и ее сестра княгиня Е. П. Урусова), а также немалая часть купечества и казачества. Раскольники, стремясь уклониться от выполнения церковных обрядов "никонианства", нередко спасались бегством на окраинные земли России, уходили в Заволжье и Сибирь, в глухие районы Севера и Прикамья, а также на вольный Дон. Там они основывали свои скиты и пустыни, вносили существенный вклад в хозяйственное освоение ранее не обжитых земель. Уже в XVIII в. царское правительство было вынуждено официально признать существование раскольничества. В ряде крупных городов, в том числе столичных, было разрешено открывать старообрядческие церкви, кладбища и даже монастыри. В то же время официальная Русская православная церковь длительное время отказывалась признавать само существование старообрядчества. Лишь относительно недавно, в 1971 г., патриарх Московский и всея Руси Пимен по решению Поместного собора Русской православной церкви снял с раскольников проклятие, наложенное на них в 1656 г.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы