Социальная организация российского общества

В процессе формирования централизованного Московского государства с начала XVI столетия складывалась особая, присущая именно российской государственности социально-политическая система военно-служилых сословий, на которые опиралась великокняжеская власть в процессе "собирания русских земель", а затем их государственно-политического объединения и оформления.

Представителей различных корпораций служилых сословий – "московских чинов разных людей", согласно марксистской терминологии обычно называемых классом феодалов, объединяли не только феодальные привилегии и права, а главным образом – их обязательства по несению "государевой службы", т. е. четкие служебные обязанности, как правило, наследственные и пожизненные, перед государством. Именно от государя-сюзерена зависело их материальное положение, так как только за службу "государь и великий князь Московский" жаловал вотчинами и поместьями, награждал или налагал "опалу и бесчестье".

Социальная структура верхов Российского государства по мере развития его государственно-политических институтов становилась все более сложной. На протяжении XVI–XVII вв. формировались две основные группы "класса феодалов" – служилых людей по отечеству: боярство и дворянство.

Московское боярство, сформировавшееся при великокняжеском, а затем царском дворе, поначалу (до конца XVI в.) было представлено удельными князьями (братьями великого князя), служилыми князьями из числа потомков Рюриковичей и литовских Гедиминовичей, а также въезжими татарскими ордынскими царевичами и знатью из Волошской земли – Молдавии и Валахии, старым московским боярством и боярами удельных и присоединенных к Москве княжеств и земель.

Другую, более многочисленную группу служилых людей по отечеству составляло дворянство, выросшее из слуг княжеских и боярских дворов. Если в начале XV в. вольные люди и холопы, входившие в состав дворов, получали для "прокорма" небольшие земельные владения, которыми пользовались во время несения княжеской или боярской службы, то после ликвидации удельных княжеств они в основном влились в состав великокняжеского двора. Помимо слуг великокняжеского двора с конца XV в. дворянами стали называть и военных слуг, посаженных на землю. На низшей ступени феодальной иерархии находились самые малоземельные дворяне-помещики, входившие в категорию "детей боярских" и "городовых дворян".

К XVII в. высшая часть служилых людей по отечеству входила в состав чинов Государева двора: думных чинов – бояр, окольничих и думных дворян и московских чиновстольников, стряпчих, московских дворян и жильцов. Общая численность Государева двора в этот период составляла около 1200 человек. Каждому чину Государева двора полагались определенный поместный оклад и денежное жалованье, которое выплачивалось весьма нерегулярно.

Помимо служилых людей по отечеству, по мере усложнения государственно-политической системы Московского царства на протяжении XVI–XVII вв. сформировалась весьма значительная категория служилых людей по прибору (по набору), которых государство принимало на службу по найму, в основном для несения военной и караульной службы. В это военно-служилое сословие входили московские и городовые стрельцы, пушкари, затинщики, казенные кузнецы, воротники, служилые казаки. За исполнение своих служебных обязанностей эта категория получала жалованье не землей, а хлебным и денежным довольствием – "дачами", а так как его выплачивали из государевой казны весьма редко, то "приборным людям" выдавался для "корма" в пользование на артель небольшой участок земли. Помимо этого им разрешалось заниматься мелкой торговлей и ремеслом.

Самую многочисленную часть населения Московского государства составляли крестьяне: владельческие (светские – дворцовые и помещичьи, а также церковные – монастырские и патриаршие) и черносошные. Наиболее бесправной и многочисленной группой крестьян были те, что принадлежали помещикам. Даже имущество не было полностью в их распоряжении. Обычной практикой стали продажа крепостных, передача их в приданое и включение в другие сделки между землевладельцами. Дворцовое крестьянство хотя и значилось в качестве личной собственности царя, но не испытывало столь жесткого давления администрации, да и торговать "живым товаром" государю было ни к чему. Во владениях монастырей и иерархов церкви форма зависимости крестьян была значительно мягче. Они были свободнее в хозяйственной деятельности, их нс продавали. Что же касается категории черносошного крестьянства Европейской России и государевых крестьян Сибири, то они были лично свободными и даже могли распоряжаться своими землями, но с условием, что земля не выйдет из тягла. Для перемены места жительства эти крестьяне также имели больше возможностей. Поэтому в XVII в. за Урал шли главным образом крестьяне Поморья.

К городскому населению помимо привилегированных категорий купечества – гостей и членов гостиной и суконной сотни относились "черные" посадские люди, делившиеся на "лучших", "середних" и "молодших" (в отличие от населения "белых" слобод, освобожденных от податей). Именно крестьянство и посадские люди составляли основную массу податного населения страны или "тяглового" населения, обязанного выплачивать налоги и нести многочисленные повинности.

Новым явлением XVII в. можно считать наличие наемных работников в промышленности, сельском хозяйстве и особенно на транспорте (в первую очередь речном). Обычно ищущих заработка наймом называли "гулящими людьми". Ими были отпущенные для этой цели своими владельцами крестьяне, а также посадские. Занятых "черной" работой наймитов именовали еще "ярыгами". Их статус в общественной структуре был весьма невысок.

Особое место в обществе занимало православное духовенство. За крупными монастырями, патриархом и архиереями были закреплены большие земельные угодья с зависимым населением. Ведомство патриарха (особенно при Филарете и Никоне) было своего рода "государством в государстве", со своей системой управления и чиновным людом. У иерархов были свои дворяне, дети боярские, дьяки.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >