Последние годы Николаевской эпохи

Период 1848–1855 гг. ознаменовался усилением реакционно-репрессивной политики и получил определение "мрачного", или "чугунного", семилетия. Опасения, что революционные события 1848–1849 гг. в Европе пошатнут устои самодержавной России, привели к укреплению военно-бюрократического аппарата в центре и па местах: возрос цензурный контроль, расширились масштабы деятельности III отделения, сократилась численность студентов (нс более 300 человек для каждого университета), увеличился государственный надзор за чиновниками. Согласно "третьему пункту", введенному в Положение о гражданской службе, любой служащий, заподозренный в неблагонадежности, мог быть уволен без объяснения причин. С целью "изолировать" Россию от Европы был введен запрет на въезд иностранцев в страну и выезд граждан России за границу. Всем российским подданным предписывалось вернуться из-за границы под угрозой лишения гражданства и конфискации имущества.

Желая оставить наследникам "царство мирное, устроенное, счастливое", Николай I своей политикой сохранения незыблемых традиций самодержавия добился противоположного результата. "Всеобщее оцепенение умов, глубокая деморализация всех разрядов чиновников, безвыходная инертность народа в целом" – такова была, по словам А. Ф. Тютчевой, фрейлины императорского двора, обстановка в стране к концу царствования Николая I.

Социально-экономическое развитие России в первой половине XIX в.

Внутренняя политика самодержавной власти Российской империи первой половины XIX столетия была двоякой. С одной стороны, правительство стремилось сохранить существующий государственно-политический строй и прежний общественно-экономический порядок. Но, с другой стороны, весьма заметным стало его стремление осуществить некоторую модернизацию страны в соответствии с требованиями индустриального развития. Приоритетные направления деятельности российского правительства были связаны прежде всего с решением социально- экономических проблем, в частности аграрно-крестьянского вопроса, совершенствованием государственного управления и созданием системы народного образования, призванного обеспечить подъем культурного уровня подданных и подготовку высокопрофессиональных кадров чиновников, инженеров и военных.

Территория и население. К началу XIX в. Россия была одной из крупнейших держав Европы. Ее территория простиралась от Балтийского моря до Тихого океана и от Белого до Черного морей и Кавказских гор и составляла 18 млн кв. км. Население, насчитывавшее в 1815 г. около 45 млн человек, к 1850 г. увеличилось до 75 млн, что равнялось населению Франции, Германии и Англии вместе взятых. Основной прирост населения страны происходил за счет рождаемости, причем этот показатель в России был в 1,5 раза выше, чем в целом по Европе. К середине столетия Россия состояла из 69 губерний и областей, которые делились на уезды.

Большинство населения исповедовало православие. В западных губерниях было распространено католичество, в Прибалтике – протестантство. Тюркоязычные народы и большинство горцев Кавказа были мусульманами, а народы Забайкалья – буддистами. Многие поволжские, северные и сибирские народности сохраняли языческие верования.

В дореформенной России господствовал сословный строй. Сословия в России делились на привилегированные и непривилегированные (податные). К первой категории относились дворянство, духовенство и купечество. Лишь дворянство до 1861 г. имело право владения имениями, населенными зависимыми крестьянами. С 1762 по 1874 г. оно было освобождено от обязательной военной и гражданской службы, телесных наказаний. Должностные лица до 1862 г. избирались в основном из среды дворян. Дворянство делилось на потомственное и личное. С 1832 г. дети личных дворян стали называться потомственными почетными гражданами. До 1845 г. личное дворянство получали все чиновники, имевшие чины с 14-го по 9-й класс Табели о рангах. Если дед и отец имели личное дворянство, то их внук, достигнув 17 лет и поступив на службу, также мог претендовать на получение этого звания.

Звание потомственного почетного гражданина присваивалось, как правило, крупным предпринимателям из среды купечества, детям священников, а также художникам, агрономам, артистам императорских театров, выпускникам технических училищ, учительских семинарий и артистам частных театров с 10-летним стажем.

Духовенство было освобождено от подушной подати, рекрутской повинности и телесных наказаний. Если священники совершали правонарушения, их судили особым – синодальным – судом. Дети лиц духовного звания могли переходить в другие сословия. Духовенство делилось на черное (монахи) и белое (священники, дьяконы, дьячки).

Купечество также представляло собой привилегированное сословие, вносившее гильдейские платежи и не платившее подушной подати. В зависимости от размера капитала купечество делилось на три гильдии. Принадлежность к двум первым гильдиям освобождало купцов от телесных наказаний и рекрутского набора. К купеческому сословию принадлежали члены семьи владельца гильдейского свидетельства, но по наследству оно не передавалось.

К податным сословиям относились мещане – большинство жителей городов, имевшие небольшую собственность, в том числе домовладельцы (мещанское звание переходило по наследству), цеховые – лица, занимавшиеся ремеслом и состоявшие в цехах, и крестьяне – низшее сословие, составлявшее абсолютное большинство населения России – свыше 30 млн человек. Крестьяне несли все повинности и делились на помещичьих, удельных, государственных и др.

К разряду государственных крестьян относились различные группы незакрепощенного сельского населения как коренных русских территорий, так и присоединенных земель: к 1857 г. их было около 19 млн человек обоего иола. Они имели свои выборные власти, а также право переходить в мещанство или купечество, получив из общины свидетельство об отсутствии за ними недоимок. Выход из общины был крайне затруднен.

Удельные крестьяне (бывшие дворцовые) занимали промежуточное положение между помещичьими и государственными. Они принадлежали императорской фамилии Романовых, платили оброк, несли повинности. К 1858 г. удельных крестьян насчитывалось 1,7 млн душ обоего пола.

Основной группой российского крестьянства были помещичьи крестьяне. Они находились в собственности дворян-помещиков и были фактически бесправны. К середине XIX в. их численность составляла 23,1 млн человек.

Особым военным сословием было казачество, которое владело общинной землей и несло воинскую повинность. Будучи свободными людьми, они не могли быть обращены в крепостное состояние, могли владеть мелкими торговыми заведениями, заниматься промыслами, нанимать на службу вольных людей (но не владеть крепостными), торговать товарами собственного производства. Казаки должны были нести воинскую службу с 18-летнего возраста в течение 20 лет. В среде казаков действовало местное самоуправление.

Казаки были объединены в казачьи войска: Донское, Кубанское, Терское, Астраханское, Уральское, Оренбургское, Сибирское, Забайкальское, Амурское. С 1827 г. атаманом всех казачьих войск числился наследник императорского престола. Возглавлял войско наказной или войсковой атаман с правами генерал-губернатора.

Сословный строй постепенно себя изживал, прежде всего в городах. Купечество уже не контролировало всю торговлю – в товарно- денежные отношения активно вмешивались мещане и вольноотпущенные крестьяне. Среди городского населения образовывались новые социальные группы – предприниматели и наемные работники. Они формировались нс на юридической, а на чисто экономической, имущественной основе. В предпринимательском (буржуазном) слое оказывались многие дворяне, купцы, разбогатевшие мещане и крестьяне. Выходцами из крестьян были известные династии фабрикантов: Морозовы, Прохоровы, Гучковы, Коноваловы и др. Среди рабочих преобладали крестьяне и городская беднота. В середине XIX в. увеличилось число разночинцев – юридически неоформленной группы населения России, людей, получивших образование и занимавшихся в основном умственным трудом. Разночинцы не были причислены ни к одному сословию и не имели личного дворянства. С расширением государственного аппарата и усложнением его деятельности численно возрастала категория чиновничества.

В первой половине XIX в. значительно изменился состав населения. Абсолютно и относительно увеличилось городское население: в 1811 г. – 2,7 млн человек (6,5%), а в 1858 г. – 5,7 млн (7,7%). Количество городов выросло с 632 до 1032. Самым крупным городом был Петербург – 540 тыс. человек. В Москве проживало 462 тыс. человек. Третьим по величине был город Вильно – 56 тыс. человек. В Сибири наиболее крупным городом являлся Тобольск с населением 16 тыс. человек.

Хозяйственное развитие. В экономике России в первой половине XIX в. произошли серьезные изменения. Несмотря на то что страна оставалась аграрной, с господствующим феодально-крепостническим укладом, капиталистические отношения неуклонно развивались. Сельское хозяйство, оставаясь главной отраслью российской экономики, все еще держалось на крепостном труде с очень высокой степенью эксплуатации крестьян. Официально по указу 1797 г. работа на барщине должна была составлять три дня в неделю, но фактически крепостные трудились на помещика пять, а то и шесть дней в неделю. Вместе с тем в российской деревне все ощутимее проявлялись некоторые новые тенденции: барщина заменялась денежным оброком, росло производство хлеба на продажу, начиналось применение машинной техники, шел процесс социального расслоения сельского населения на бедноту, середняков и сельскую буржуазию. Увеличилось число крестьян – собственников земли. В 1858 г. их было почти 270 тыс. человек с общим земельным владением свыше 1 млн десятин. В 1830– 1840-е годы в среде помещиков отмечался повышенный интерес к агрономии, новым земледельческим орудиям, возникали сельскохозяйственные общества, начали выходить специализированные газеты и журналы. Потребности повышения эффективности в аграрной сфере привели к строительству первых заводов по выпуску сельскохозяйственных машин и оборудования. Однако рационализация в ведении хозяйства была недостаточной из-за нехватки капиталовложений: более 65% дворянских имений были заложены в банках, за ними числился громадный долг – почти полмиллиона рублей.

Увеличилось количество мануфактур, связанных не только с внутренним, но и со внешним рынком. Росло число наемных рабочих, занятых на них. Это коснулось прежде всего ведущей отрасли российской промышленности – текстильного производства. Здесь действовало более 2 тыс. предприятий и было занято около 80 тыс. рабочих, в том числе более 30 тыс. вольнонаемных – отпущенных на оброк крепостных крестьян.

Высокую репутацию имела в то время российская черная металлургия. Она давала треть мировой выплавки чугуна и работала преимущественно на внешний рынок. Основным производящим центром этого вида продукции в России был Урал. К началу XIX в. здесь находилось две трети всех металлургических заводов России. Хотя большинство работавших на них мастеровых были помещичьи крестьяне, вольнонаемный труд пусть медленно, но прокладывал себе дорогу. Это было одним из важнейших признаков проникновения в горную промышленность капиталистических отношений.

В первой половине XIX в. строительство новых заводов на Урале резко сократилось. Если в XVIII в. их было построено 109, то теперь только 25. Причем новые заводы, как правило, строились по старым техническим образцам.

В 1830-е годы в России начался промышленный переворот, выразившийся в замене мануфактурного производства фабричным, переходе от ручного труда к машинному производству на основе парового двигателя. Первая фабрика была основана в Петербурге в 1828 г. К 1850-м годам в текстильной промышленности было полностью механизировано бумагопрядение и ситцепечатание. Новые отрасли – писчебумажная и свеклосахарная – развивались на основе машинной техники. Для поддержания технического прогресса и стимулирования промышленного производства правительство предпринимало определенные шаги. Так, в 1835 г. помещикам было запрещено отзывать оброчных крестьян, работающих по найму на фабриках, до истечения срока договора. Принимались отдельные законы, регулирующие отношения рабочих и предпринимателей, например в 1845 г. был запрещен ночной труд детей до 12 лет.

Ускоренными темпами развивалась специализация регионов на производстве определенных видов товаров: центрально-промышленный район (Москва, Петербург) – текстильная, кожевенная, металлообрабатывающая промышленность; Урал, Алтай – горнодобывающая, металлургическая промышленность.

Серьезным тормозом в совершенствовании производства и товарно-денежных отношений был крайне низкий уровень развития инфраструктуры, особенно состояние дорог. Главными средствами передвижения оставался водный и гужевой транспорт. В 1801 – 1811 гг. в дополнение к уже построенной в XVIII в. Вышневолоцкой системе каналов, связавшей реки Волжского бассейна с Петербургом, были созданы Мариинская и Тихвинская системы, соединившие Верхнюю Волгу с Балтийским морем. В транспортных перевозках большую роль играли также реки Северная и Западная Двина, Неман, Днепр. Действовала система водоканалов, соединявших Волгу и Неву, Днепр и Западную Двину. Однако пропускная способность их была невелика.

В 1815 г. в Петербурге был построен первый отечественный пароход "Елизавета", совершивший торжественное плавание от Северной столицы до Кронштадта. В 1817 г. пароходы стали ходить по Каме и Волге. В 1849 г. пущен в строй судостроительный завод в Сормове. В 1860 г. по рекам России ходили уже 400 пароходов.

С 1817 г. началось строительство шоссейных и мощеных дорог. Первое шоссе связало Москву и Петербург. В 1825 г. общая протяженность шоссейных дорог на территории Европейской России составляла 390 км, в 1850 г. – 9,7 тыс. км. Первая железнодорожная линия была построена в 1837 г. между Петербургом и Царским Селом. В 1851 г. открылось движение по Николаевской железной дороге, связавшей обе российские столицы. В 1853–1862 гг. велось строительство Петербургско-Варшавской железной дороги. В 1840-е годы Александровский завод в Петербурге стал производить паровозы и вагоны.

В местах пересечения торговых путей устраивались ярмарки: Макарьевская (с 1817 г. она была перенесена в Нижний Новгород), Ирбитская на Урале, Коренная близ Курска, Контрактовая в Киеве. Ярмарки с ежегодным миллионным оборотом организовывались в Ростове Великом, Шуе, на Северном Кавказе – только в европейской части России в 1825 г. их насчитывалось свыше 70.

Широкое распространение получила разъездная торговля. Так называемые офени и коробейники покупали на ярмарках и базарах ткани, галантерею и мелкие предметы домашнего обихода и с этим товаром разъезжали по всей стране, обеспечивая необходимыми товарами жителей отдаленных деревень.

Азиатская часть империи по всем демографическим, экономическим и социокультурным показателям значительно отставала от европейской. Несмотря на огромные природные богатства и колоссальные размеры территории, Россия никогда не отличалась высоким уровнем жизни населения, сильно уступая в этом отношении многим странам Западной Европы, с которыми она имела активные внешнеторговые связи.

Главным партнером России во внешней торговле была Англия – в середине XIX в. на ее долю приходилось 34% русского импорта и экспорта. Россия торговата также с Германией, Францией, Китаем, Голландией, Турцией и США. Ежегодный оборот отечественных и зарубежных товаров составлял: вывоз – 59 млн руб., ввоз – 42 млн руб. Предметами экспорта были в основном хлеб, лен, кожа, пенька и лес.

Отечественная индустрия не справлялась с запросами населения в промышленных товарах. В середине XIX в. Россия ввозила каменный уголь, сталь, химические продукты, льняные ткани, предметы роскоши. В дальнейшем особое место в импорте стали занимали машины из Англии, Франции, Бельгии. Торговля России с другими странами велась через порты Балтийского, Черного, Белого и Азовского морей. В 1850 г. количество иностранных судов, прибывавших в порты Балтийского моря, по сравнению с началом века увеличилось с 2786 до 3423 кораблей, а Черного и Азовского морей – с 760 до 2590.

Внешняя торговля, связывая Россию с мировым рынком, втягивала ее в орбиту капиталистических отношений. Это обстоятельство также выступало одним из факторов, подрывавших ее феодально-крепостнические хозяйственные основы.

Несмотря на имевшиеся пережитки, в экономическом и социальном развитии России в первой половине XIX в. наметилась тенденция к модернизации, свойственной буржуазным государствам. Без ее осуществления невозможно было выдержать соревнование со странами Западной Европы, вступившими на путь индустриального развития, сохранить статус великой европейской державы.

Однако социальная база для коренной модернизации России была крайне узка. Большинство из числа привилегированных слоев было довольно существующими порядками и не желало перемен. Лишь ограниченный круг дворянской интеллигенции – просвещенные офицеры, молодые аристократы и литераторы – служил опорой реформизма и выдвигал различные проекты назревшей и крайне необходимой модернизации страны.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >