Индустриализация

В чрезвычайных условиях конца 1920–1930-х годов в советской модели индустриализации акцент делался на развитии самых передовых в ту эпоху отраслей: энергетики, металлургии, химической промышленности, машиностроения, являвшихся материальной основой формировавшегося современного военно-промышленного комплекса и одновременно "индустриализирующей промышленностью" – передаточным механизмом индустриальной технологии в другие секторы производственной деятельности. В условиях нехватки капиталов этот курс сопровождался централизованным перераспределением ресурсов в интересах приоритетных отраслей. Так, в годы первой пятилетки из 1500 крупных предприятий-новостроек была выделена группа первоочередных. Эти 50–60 объектов обеспечивались всем необходимым. Их стоимость достигала почти половины общих вложений в промышленность. Но и среди ударных строек предпочтение оказывалось наиважнейшим 14. Особое внимание каждой из них уделял Г. К. Орджоникидзе, возглавлявший ВСНХ СССР, а с 1932 г. – Наркомтяжпром. Это позволило увеличить темпы роста приоритетных отраслей в 2–3 раза по сравнению с дореволюционным временем. За 6 лет (1929–1935 гг.) СССР поднял выплавку чугуна с 4,3 до 12,5 млн тонн. Для сравнения отметим: США понадобилось для этого 18 лет, Германии – 19 лет.

За счет форсирования индустриализации численность городского населения увеличилась с 26 млн в 1926 г. до 60 млн человек в 1939 г., численность рабочих – с 9 млн в 1928 г. до 24 млн в 1940 г. Удельный вес промышленности в национальном доходе вырос с 41,7% в 1929 г. до 53,1% в 1937 г. По абсолютным показателям промышленного производства в 1937 г. СССР переместился с пятого (в 1913 г.) на второе (после США) место в мире. В 1930-е годы Союз ССР стал одной из 3–4 держав мира, способных производить любой вид промышленной продукции.

Развитие сельского хозяйства в рассматриваемый период было подчинено потребностям промышленного роста. Его главными задачами являлись обеспечение промышленности рабочей силой, техническим сырьем; поддержка (при меньшем числе занятых) производства продовольствия на уровне, не допускающем длительного голода. Это было достигнуто.

Социальное развитие Союза ССР и внутриполитические процессы

В 1930-е годы советское общество за счет использования репрессивно-силовых методов стало социально однородным – подавляющая часть населения работала в обобществленном секторе: в 1928 г. рабочие, служащие, колхозники, кооперированные кустари составляли (включая неработающих членов семей) 20,5%, в 1937 г. – уже 94,5%; буржуазия, торговцы, кулаки – соответственно 4,6 и 0%, крестьяне-единоличники и некооперированные кустари– 74,9 и 5,5%.

Были достигнуты значительные успехи в области социальных гарантий, здравоохранения, просвещения, ликвидирована безработица (1931 г.).

Впечатляющий рост тяжелой промышленности, распространение элементов культуры и здравоохранения осуществлялись на основе и за счет стагнации уровня материального благосостояния народа, так и не достигшего показателей 1913 г.

Компенсировать слабость материального стимулирования было призвано мощное политико-идеологическое давление. Сломана и без того хрупкая грань между политическим и гражданским обществом: экономика подчиняется тотальному государственному контролю, партия сливается с государством, государство полностью идеологизируется.

Важнейшие государственные постановления (в отличие от постановлений 1920-х годов) выносятся совместно от имени ЦК ВКП(б) и СНК СССР. Численно выросшая партия (в 1926 г. – 1088 тыс. членов и кандидатов, к началу 1941 г. – свыше 3876 тыс.) из организации с элементами демократизма превращается в нейтралистскую и монолитную. В 1928 г. прекращается рассылка на места стенограмм пленумов ЦК, планов работ Политбюро и Оргбюро, в 1929 г. – издание информационного журнала "Известия ЦК ВКП(б)". Все реже созываются съезды, конференции, пленумы ЦК (XIII съезд состоялся в 1924 г., XIV – в 1925-м, XV – в 1927-м, XVI – в 1930-м, XVII – в 1934-м, XVIII – в 1939-м). Диктат также поддерживался регулярными "чистками" в партии и исключением из рядов ВКП(б).

В эпоху "большого террора" наиболее часто репрессиям подвергались руководящие работники партии. Из 1966 делегатов XVII съезда ВКП(б) были арестованы 1108 человек. Исключены из ЦК, из партии и осуждены: члены Политбюро Н. И. Бухарин, А. И. Рыков, Μ. П. Томский, С. В. Косиор, В. Я. Чубарь; кандидаты в члены Политбюро II. II. Постышев, Я. Э. Рудзутак, Р. И. Эйхе. Широкое применение получила практика кооптации в члены комитетов, голосования списком. Усилилось партийное влияние на производстве: в 1930–1932 гг. на промышленных предприятиях, где работало свыше 500 коммунистов, созданы партийные комитеты, цеховые ячейки и партгруппы в бригадах; появляются партячейки в колхозах, совхозах, МТС. При возникновении кризисных явлений на отдельных участках производства с 1933 г. создаются политические отделы (политотделы), наделенные чрезвычайными полномочиями.

Общественные организации, государственные органы выполняли функции "приводных ремней", связывающих ВКП(б) с массами, "мобилизующих" народ на решение задач ускоренной модернизации. Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодежи (ВЛКСМ), в 1931 г. насчитывавший 3 млн, в 1934 г. – 4,5 млн, а в конце 1938 г. – свыше 5 млн членов, в 1930 г. направил на шахты Донбасса 36 тыс. комсомольцев (к концу первой пятилетки молодежь составляла большинство шахтеров). В 1938 г. на важнейшие стройки пришло свыше 100 тыс., с января 1939 г. по февраль 1941 г. – свыше 400 тыс. комсомольцев. В феврале – октябре 1929 г. комсомол направил в деревню 20 тыс. молодежных бригад и 10 тыс. активистов, с помощью комсомольцев было организовано 5 тыс. колхозов. В 1931 г. ВЛКСМ взял шефство над Военно-Воздушным Флотом: за 1935 г. комсомольская организация Москвы подготовила без отрыва от производства 600 летчиков, 10 тыс. планеристов, 159 тыс. ворошиловских стрелков.

Профсоюзы (на 1 апреля 1930 г. – около 12 млн, к 1940 г. – уже свыше 25 млн членов) переориентируются на вопросы повышения производительности труда, рационализации производства, укрепления трудовой дисциплины. В 1933 г. произведено слияние Наркомтруда с Всесоюзным центральным советом профессиональных союзов (ВЦСПС), профсоюзам переданы функции социального страхования и контроля за соблюдением трудовой дисциплины. Структура профсоюзов становится все более сложной: в январе 1931 г. вместо 22 союзов создается 45, в 1934 г. упраздняются районные, городские, областные, краевые, республиканские межсоюзные органы – советы профсоюзов. Отсутствие горизонтальных связей и крайняя дробность структуры облегчали контроль государства над рабочим движением. Профсоюзы вовлекали рабочих в производственные совещания. На организованных профсоюзами производственно-технических курсах в 1933 г. обучалось 600 тыс. человек. В 1939 г. в стахановских школах (созданных но инициативе профсоюзов) и на производственных курсах обучение прошли 410 тыс. человек. В рамках различных кампаний в 1927–1930 гг. профсоюзы направили в деревню в составе рабочих бригад около 210 тыс. человек.

С 1929 г. при активном участии партийных, профсоюзных, комсомольских организаций развивается социалистическое соревнование (переклички предприятий, движение "встречных" планов, ударных бригад, коммун и коллективов, хозрасчетных бригад и др.). В 1931 г. на смену коммунам и коллективам с уравнительным распределением пришли хозрасчетные бригады, создававшиеся рабочими на добровольных началах. Хозрасчетные бригады заключали договор с администрацией, где прописывались взаимные обязательства сторон. Практиковалась индивидуальная оплата труда: за экономию сырья, материалов, инструментов бригада получала премию, которую распределял сам коллектив с учетом квалификации, количества и качества труда; была упрощена процедура исключения из состава бригад нарушителей дисциплины.

С 1935 г. основной формой социалистического соревнования стало стахановское движение, развивавшееся на основе неограниченной индивидуальной сдельщины и рациональной организации труда[1]. Благодаря стахановскому движению в 1936 г. производительность труда в тяжелой промышленности выросла на 25,5% по сравнению с предыдущим годом, на 35–45% повысились нормы выработки.

В декабре 1935 г. пленум ЦК ВКП(б) постановил превратить стахановское движение в движение миллионов. В 1936 г. в отдельных отраслях промышленности стахановцы составляли от 20 до 27% всех рабочих. Стали проводиться стахановские смены, дни, пятидневки, декады, месяцы, в которых участвовали целые предприятия; движение стало приобретать форму "штурмовщины"; были случаи искусственного создания рекордов. Обвинения в торможении и извращении стахановского движения стали одними из основных при чистке хозяйственного аппарата в 1937–1938 гг.

Одновременно в 1930-е годы было ужесточено хозяйственное и уголовное законодательство. Так, Закон об охране социалистической собственности (1932) в качестве меры судебной ответственности за хищение (воровство) колхозного и кооперативного имущества ввел расстрел с конфискацией имущества (при смягчающих обстоятельствах он заменялся лишением свободы на срок не менее 10 лет с конфискацией имущества); амнистия но таким делам запрещалась. Указом от 26 июля 1940 г. самовольный уход с предприятия карался тюремным заключением на срок от 2 до 4 месяцев, прогул без уважительной причины – осуждением к исправительно-трудовым работам по месту работы на срок до 6 месяцев с удержанием до 25% зарплаты.

В соответствии с постановлением ЦИК и СНК СССР от 5 ноября 1934 г. был создан внесудебный репрессивный орган – Особое совещание при НКВД СССР, отправлявшее "правосудие" по упрощенной процедуре. В принятом 1 декабря 1934 г. (в день убийства секретаря Ленинградской парторганизации С. М. Кирова) постановлении ЦИК СССР устанавливался следующий порядок ведения дел о террористических организациях и террористических актах против работников советской власти: "1. Следствие по этим делам заканчивать в срок не более десяти дней. 2. Обвинительное заключение вручать обвиняемым за одни сутки до рассмотрения дела в суде. 3. Дела слушать без участия сторон. 4. Кассационного обжалования приговоров, как и подачи ходатайств о помиловании, не допускать. 5. Приговор к высшей мере наказания приводить в исполнение немедленно по вынесении приговора".

В 1930-е годы были проведены громкие процессы, сфабрикованные НКВД: в 1936 г. об "антисоветском объединенном троцкистско-зиновьевском центре" (Г. Е. Зиновьев, Л. Б. Каменев, Г. Е. Евдокимов и др.); в 1937 г. о "параллельном антисоветском троцкистском центре" (Ю. Л. Пятаков, Г. Я. Сокольников, К. В. Радек, Л. П. Серебряков и др.); в 1938 г. об "антисоветском правотроцкистском блоке" (II. И. Бухарин, Н. Н. Крестинский, А. И. Рыков и др.). Всего с 1921 г. по 1 февраля 1954 г. были осуждены за контрреволюционные преступления 3777380 человек, в том числе к высшей мере наказания – 642980, к заключению – 2369220, к ссылке и высылке – 765180 человек. В результате "чистки армии" в 1937–1938 гг. погибло до 45% командного и политического состава армии и флота от бригады и выше, расстреляны практически все видные военачальники, выдвинувшиеся за годы гражданской войны, за исключением маршалов К. Е. Ворошилова и С. М. Буденного.

  • [1] Названо по имени забойщика шахты Донбасса "Центральная-Ирмино" А. Г. Стаханова. В ночь на 31 августа 1935 г. с помощью двух подсобных рабочих он превысил норму в 14 раз. На всю страну также прославились стахановцы А. X. Бусыгин, Π. Ф. Кривонос, Μ. Н. Мазай, Н. С. Сметанин, сестры Виноградовы и др.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >