Наследование земельных участков

В результате изучения данной главы обучающийся должен:

  • знать исторический аспект развития отечественного правового регулирования наследования земельных участков; правовой режим земельного участка как объекта прав; особенности наследования земельного участка;
  • уметь различать особенности наследования земельных участков, принадлежавших наследодателю на праве собственности и на праве пожизненного наследуемого владения;
  • владеть навыком применения норм гражданского законодательства, регулирующих порядок наследования земельного участка.

Развитие отечественного правового регулирования наследования земельных участков

Земельные участки в дореволюционной России традиционно относились к недвижимому имуществу. Кроме того, регулирование наследственных отношений в течение долгого времени характеризовалось элементами патриархального строя. В связи с этим законодательство дифференцированно подходило к вопросу наследования женщинами недвижимого имущества.

В отношении родовых вотчин в древнейшие времена права рода включали общие для всех его членов правомочия по владению, пользованию и распоряжению. В XVI–XVII вв. единый комплекс родового имущества постепенно распался на составные части, по отношению к которым отдельные представители рода наделялись только правом пользования и владения, а право распоряжения оставалось за родом. Для родовых вотчин устанавливался особый порядок приобретения и отчуждения: эти сделки осуществлялись с учетом согласия всего рода. К XVI в. родовые права на имущество стали ограничиваться правом родового выкупа и родового наследования. Право родового выкупа впервые было официально закреплено в ст. 85 Судебника 1550 г., а затем подтверждено в гл. XVII Соборного уложения 1649 г. Особое внимание законодатель уделял регламентации круга лиц, которые допускались к выкупу проданной или заложенной вотчины: отстранялись от выкупа нисходящие родственники продавца, а также боковые, принимавшие участие в сделке. Еще Судебник 1550 г. формулировал условия, обеспечивающие покупателю вотчины определенные гарантии его имущественного интереса перед лицами, претендующими на выкуп у него вотчины (предполагался "полюбовный" выкуп по цене, определенной владельцем). Выкупленная родичами вотчина подпадала под особый режим распоряжения. Срок выкупа составлял 40 лет. Закон связывал это землевладение рядом ограничений и условностей (отдельный член рода не мог распорядиться ею по своему усмотрению).

Строго соблюдался принцип недопущения вдов к наследованию родовых вотчин, которые наследовались только сыновьями, а при их отсутствии – дочерями. При отсутствии и тех, и других вотчины передавались родственникам умершего (по нисходящей и боковой линиям).

Субъектом права собственности на купленные вотчины была семья (муж и жена), этот вид вотчины приобретался супругами совместно на их общие средства. Следствие такого положения – переход вотчины после смерти одного из супругов к пережившему его. Вместе с тем после смерти владевшей купленной вотчиной вдовы право на вотчину переходило не в род умершей, а в род мужа, что указывало на принадлежность этой формы землевладения не отдельному супругу, а именно супружеской паре. Купленные вотчины переходили по смерти приобретших их лиц родичам и получали статус родовых.

Еще одной формой землевладения, переходящей по наследству, была жалованная вотчина. Формальным подтверждением законных прав вотчинника на его имущество в этом случае являлась жалованная грамота. При отсутствии такой грамоты имущество могло быть изъято у наследников государством.

В целом пожалованные вотчины приравнивались к купленным, в связи с чем допускался их переход во владение пережившей супруги. В случае повторного брака вдова теряла право на вотчину, зато ее новому мужу выделялась земля в поместье. На купленные (в том числе и у казны) вотчины вдовы имели право собственности. В начале XVII в. законодатель прямо уравнял правовое положение жалованных вотчин с родовыми со всеми вытекающими отсюда последствиями.

К числу земель, переходящих по наследству, также относились поместные наделы, которые жаловались из княжеских (дворцовых) земель лицам, непосредственно связанным с княжеским дворцом и службой князю ("слугам под дворский", княжьим мужам, дворянам). Термин "поместье" впервые был использован в Судебнике 1497 г. и вошел в обиход для обозначения особого вида условного землевладения, выдаваемого за выполнение государственной службы. Объектом поместного землевладения являлись не только пахотные земли, но и рыбные, охотничьи угодья, городские дворы и т.п.

Первоначально обязательным условием пользования поместьем была реальная служба, начинавшаяся для дворян с 15-летнего возраста. Поступивший на службу сын помещика "припускался" к пользованию землей, но при отставке отца поместье поступало к нему же на оброк вплоть до его совершеннолетия. С середины XVI в. этот порядок изменился: поместье оставалось в пользовании отставника-помещика до тех пор, пока его сыновья не достигали необходимого возраста, после чего наследовалось сыновьями, каждый из которых получал "по окладу". Вместе с тем к наследованию поместья вплоть до 1648 г. стати допускаться и родственники по боковой линии. Женщины не участвовали в наследовании поместий, но получали с них "на прожиток" (пенсионные выдачи, которые рассматривались законом не как наследование, а лишь как пожалование).

К середине XVII в. сближение правового статуса вотчины и поместья, начавшееся ранее, завершилось, одним из признаков чего стало право обмена вотчины на поместье с соответствующей передачей прав и обязанностей, лежавших на обмениваемом объекте. Важной предпосылкой для сближения данных форм землевладения стал трансформированный порядок передачи поместий по наследству, в сущности мало отличавшийся от вотчинного наследования. Расширение круга наследников, отмеченное для обоих случаев (для вотчин и поместий), указывало на те же тенденции.

Распоряжение крестьянскими землями ограничивалось целым рядом факторов. Одним из важнейших была община, которая осуществляла передел (обмен) земельных наделов, распределяла тяжесть налогообложения и повинностей, могла стать наследницей имущества, контролировала договорные и обязательственные отношения своих членов. Земельные наделы передавались по наследству сыновьям, по распоряжение ими ограничивалось земельными правами общины.

Указ о единонаследии 1714 г. устанавливал единый правовой режим для разных форм землевладения (вотчин и поместий) и вводил единое понятие "недвижимость". Сохранялось право родового выкупа, срок которого с 1737 г. был сокращен до трех лет, также порядок единонаследия сокращал круг лиц, участвовавших в выкупе проданного имущества. Право выкупа стало принадлежать главному наследнику и не распространялось далее племянников продавца недвижимости, а в 1737 и 1744 гг. данное право в первую очередь было предоставлено ближайшим нисходящим наследникам продавца. Тем самым законодатель отошел от принципа, согласно которому нисходящие не могли участвовать в выкупе родовых имуществ.

Новое правовое понятие "недвижимость" приравнивалось к прежнему "вотчина" по объему правомочий, среди которых оставалось право передачи по наследству. Положение Указа о единонаследии 1714 г., касающееся нераздельности имущества с вытекающими отсюда последствиями для оставшихся без земли дворян, стесняло свободу распоряжения недвижимостью. Чтобы преодолеть ограничения, практика выработала ряд юридических фикций: введение подставных лиц, заключение дополнительных или незаконных сделок и т.п. Под давлением политических обстоятельств в 1731 г. это положение Указа о единонаследии 1714 г. было отменено. Единственным ограничением для завещателя с 1712 г. оставался запрет последнему из рода завещать недвижимость посторонним лицам. В этой ситуации разрешалось составление завещания в пользу женщины из рода наследодателя, но с условием, что муж примет ее родовую фамилию.

В соответствии с Указом о единонаследии 1714 г. различалось наследование по завещанию и по закону. Наследодатель мог завещать недвижимое имущество только одному сыну по выбору. Таким образом, законодатель, ориентируясь на западный правовой опыт, пытался внедрить принцип майората, при котором наследовал старший сын. Русская же традиция стояла на стороне младшего сына, по обычаю наследовавшего отцу. Практика избрала компромиссный путь – наследование одного сына по выбору завещателя. При отсутствии завещания в силу вступал законный порядок наследования, и майоратный принцип здесь был непререкаем: недвижимость наследовал старший сын. Если старший сын умирал раньше отца, то главным наследником становился не его сын (внук наследодателя), а следующий по старшинству сын наследодателя. При отсутствии сыновей главной наследницей по закону становилась старшая дочь, а если она выходила замуж до смерти отца – следующая дочь по старшинству. Дочери наследовали недвижимость по завещанию только при отсутствии сыновей.

При отсутствии детей главным наследником становился старший в ближайшей степени родства. Недвижимое имущество по завещанию при отсутствии детей могло быть передано родичам (родственникам, носящим ту же фамилию, что и наследодатель, т.е. по прежней терминологии – "в род"). Бездетная вдова получала пожизненное право на имущество мужа, после ее смерти к наследованию призывались все наследники по закону.

Закон по-прежнему разрешал юридическую фикцию из эпохи поместных наследований. Для того чтобы недвижимость перешла к дочери, ее муж должен был принять фамилию наследодателя, в противном случае недвижимость переходила государству (имущество считалось выморочным).

В 1714–1716 гг. был принят ряд актов, нормировавших законный и завещательный порядки наследования для всех сословий. Их введение показало серьезные противоречия в законодательстве. Завещательное право передавать по наследству любое имущество сталкивалось с предписаниями передавать недвижимость только "в род".

В 1716 г. специальным актом были регламентированы наследственные доли, которые получали вдовы, а в 1725 г. закреплено право наследования родственников по восходящей линии (матери, отца, деда, бабушки).

В 1731 г. главные положения Указа о единонаследии 1714 г. были отменены. С этого времени наследование по закону регламентировалось следующим образом: недвижимость переходила ко всем сыновьям в равных долях, дочери получали 1/14, а вдова – 1/8. Родовое недвижимое имущество (майоратное) переходило только к наследникам по закону. В завещании наследодатель мог перераспределять наследственную массу по своему желанию, кроме майоратных и заповедных имуществ.

В конце XVIII – первой половине XIX в. дифференциация правовых форм дворянского землевладения упростилась: все имения стали подразделяться на два вида – родовые и благоприобретенные. Был облегчен порядок наследования помещичьих имений, расширилась свобода завещателя. В 1791 г. бездетные помещики получили полную свободу передавать по наследству недвижимость любым лицам, даже не относящимся к членам рода наследодателя[1].

Развитие частного (гражданского) права в первой половине XIX в. проходило на основе кодификации старых форм права, что не могло не повлиять на характер этой отрасли: сохранились элементы сословного неравенства, ограничения вещных и обязательственных прав. Распоряжение землей подвергалось особым ограничениям: земля казенных и удельных крестьян не могла отчуждаться ни отдельными общинниками, ни общиной в целом. Продолжало существовать право родового купца и система майоратов, земельных владений, полностью изъятых из оборота и переходивших по наследству старшему в роде.

Итогом проведения крестьянской реформы 1861 г. стало право крестьянина приобретать в собственность недвижимость, отчуждать ее и распоряжаться ею. Субъектом собственности в большинстве регионов становилась община, в некоторых районах – крестьянский двор. В последнем случае крестьяне получали право наследственного распоряжения землей. В это время наследственное право было одним из важнейших факторов, влиявших на перераспределение имущества и капитала. Сохранившиеся ограничения в отношении родовых и майоратных земель, заповедного имущества существенно ограничивали свободу этого перераспределения. Имущество крестьянского двора могли наследовать только члены семьи, а надельную землю – лица, приписанные к сельскому обществу. Раздел крестьянского двора производился только с согласия большинства сельского общества.

Экономическая политика советского государства 1917– 1918 гг. выражалась в экспроприации частной собственности. Посредством принятия Декрета о земле 1917 г. объявлялась конфискация всех помещичьих земель, отмена частной собственности на землю и передача ее во всенародное достояние. В декабре 1917 г. городская недвижимость изымалась из оборота, а в августе 1918 г. передавалась в собственность государства. Как говорилось выше, в апреле 1918 г. ВЦИК принял Декрет об отмене наследования, по которому отменялись все виды наследования (по закону и по завещанию); этим актом пресекался переход частной собственности, ликвидировалась традиционная форма распоряжения ею. Декрет вводил систему раздела имущества умерших лиц между государством и отдельными лицами, близкими к умершему. После смерти владельца принадлежавшее ему имущество становилось государственным достоянием, наследственная масса ограничивалась суммой в 10 тыс. руб. (все остальное имущество переходило в собственность государства) и поступала родственникам умершего в виде "меры социального обеспечения" на праве управления и распоряжения. Наследование по завещанию было отменено. Возвратил наследование по завещанию в российское наследственное право ГК РСФСР 1922 г., который допустил завещание лишь в пользу наследников по закону (ст. 422). Таким образом, завещание было возвращено в том его виде, который обеспечивая в прежней России существование одного из устоев феодального общества. Именно такой вид завещания разрешался для так называемых родовых имений (ст. 1068 ч. I т. X Свода законов Российской империи).

В феврале 1919 г. ВЦИК издал Положение о социалистическом землеустройстве и о мерах перехода к социалистическому земледелию. Вся земля определялась в качестве единого государственного фонда, который находился в непосредственном заведовании и распоряжении соответствующих народных комиссариатов. Создавались совхозы, коммуны, общества по совместной обработке земли. Все формы личного землепользования рассматривались как отживающие. Целью было поставлено создание единого производственного хозяйства и постепенное обобществление землепользования.

В ГК РСФСР наряду с государственной и кооперативной выделялась частная собственность, имевшая три формы: единоличную собственность физических лиц; собственность нескольких лиц, не составлявших объединения (общая собственность); собственность частных юридических лиц. С лета 1921 г. государство начало осуществлять меры по денационализации ранее экспроприированной у частных лиц собственности, которая, однако, не получила широких масштабов.

Закон ограничивал объем и размеры частной собственности. Определялся круг объектов, допускаемых в частную собственность, устанавливались предельный размер частного предприятия, размер наследственной массы, получаемой частным лицом, размер домовладения. Последнее в случае получения по наследству не могло отчуждаться, им можно было только пользоваться (до 1923 г.).

В сентябре 1922 г. был принят и введен в действие ЗК РСФСР, составной частью которого стал Закон "О трудовом землепользовании", принятый в мае 1922 г. В ЗК РСФСР входили основные положения и три части: о трудовом землепользовании, о городских землях и государственных земельных имуществах, о землеустройстве и переселении.

Земельный кодекс РСФСР "навсегда отменял право частной собственности на землю" в пределах РСФСР. Все земли сельскохозяйственного назначения составляли единый государственный земельный фонд, находящийся в ведении Народного комиссариата земледелия и его местных органов. Право непосредственного пользования предоставлялось трудовым землевладельцам и их объединениям, городским поселениям, государственным учреждениям и предприятиям. Остальные земли находились в непосредственном распоряжении Народного комиссариата земледелия. Запрещалось все: покупка, продажа, завещание, дарение, залог земли.

В декабре 1923 г. были приняты Общие начала землепользования и землеустройства СССР. Основой земельного строя СССР объявлялась национализация земли и установление на нее исключительно государственной собственности Союза ССР. Все сделки с землей считались недействительными. Цель всех мероприятий по землеустройству и землепользованию – усилить в этой сфере "социалистическое строительство". Таким образом, вся земля была отнесена к исключительной собственности государства и практически исключена из гражданского оборота.

Частная собственность на землю в России возрождалась в виде квазисобственности, так как собственник был лишен права распоряжаться сю. Первоначально, с 1990 г., на сделки с землей был объявлен 10-летний мораторий, первая брешь в котором была сделана Указом Президента РФ от 27 декабря 1991 г. № 323 "О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы", которым разрешалось гражданам, владеющим земельными участками на правах собственности, их продажа другим гражданам с оформлением сделок в местной администрации в отдельных случаях, в том числе при получении земли в порядке наследования.

Первой несмелой попыткой законодательной власти "включить землю в гражданский оборот и в частности восстановить отмененное в 1917 г. право частной собственности на землю было закрепление титула пожизненного наследуемого владения в ст. 5 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о земле, принятых 28 февраля 1990 г. Определялось, что “земля является достоянием народов, проживающих на данной территории”. Граждане получали право приобретать землю в пожизненное наследуемое владение. Право пожизненного наследуемого владения земельными участками – особая конструкция, что-то среднее между “вечным пользованием”, провозглашенным Декретом о земле, и правом собственности"[2].

По существу "наследуемое владение" есть то же самое, что "бессрочное пользование", и земельный участок, предоставленный в пожизненное наследуемое владение, остается в государственной или муниципальной собственности. Однако у землевладельцев есть одно правомочие, которое объединяет их с собственниками, – право передачи земельного участка по наследству.

Переломными в развитии земельного законодательства стали 1990–1991 гг. В ноябре 1990 г. принимаются законы "О крестьянском (фермерском) хозяйстве", "О земельной реформе", "О собственности в РСФСР" и, наконец, 25 апреля 1991 г. вступает в действие ЗК РСФСР – основной кодифицированный закон, регулирующий земельные отношения, в том числе имущественного характера.

Земельный кодекс РСФСР 1991 г. включил пожизненное наследуемое владение в число прав на землю, и с начала 1990-х гг. миллионы российских граждан оформили право постоянного наследуемого владения земельными участками, на которых располагались их дома, дачи, личные подсобные хозяйства.

После принятия в 1993 г. Конституции РФ Президент своим Указом от 24 декабря 1993 г. № 2287 "О приведении земельного законодательства Российской Федерации в соответствие с Конституцией Российской Федерации" отменил ряд статей ЗК РСФСР, в том числе посвященных пожизненному наследуемому владению. Таким образом, этот вид права на землю был признан несоответствующим конституционным нормам, но продолжал существовать.

Ныне действующий ЗК РФ четко определил, что впредь предоставление земель гражданам на праве пожизненного наследуемого владения не допускается. Все лица, имеющие земельные участки на данном праве, могут бесплатно приобрести их в собственность. Тем самым постепенно будет сведено на нет существование права пожизненного наследуемого владения. Но за всеми гражданами, которые получили такие земельные участки до вступления нового ЗК РФ в действие, это право сохраняется, так же как и возможность передать его по наследству.

В настоящее время принадлежавшие наследодателю на праве собственности земельный участок или право пожизненного наследуемого владения им входит в состав наследства и наследуется на общих основаниях, установленных ГК РФ. На принятие наследства, в состав которого входит указанное имущество, специального разрешения не требуется. При наследовании земельного участка или права пожизненного наследуемого владения земельным участком по наследству переходят также находящиеся в границах этого земельного участка поверхностный (почвенный) слой, замкнутые водоемы, находящиеся на нем лес и растения.

Указанные положения ГК РФ – новелла, так как лишь относительно недавно земля стала объектом, который переходит по наследству.

  • [1] Исаев И. А. История государства и права России. М.: Юристъ, 1999.
  • [2] Сарьян Е. Р. Особенности оборота земельных участков и вопросы регистрации // Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование. 2004. № 4/21.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >