Познание правовой реальности и правовая деятельность. Гносеологические и праксиологические проблемы

Философия права как научная дисциплина и система знаний является отражением правовой реальности, одновременно служит методологическим инструментом ее познания и преобразования. Эти возможности имеют принципиальное значение для жизнедеятельности человека. Они позволяют ответить на вопросы: можно ли верно, точно познать правовую реальность, правовые события? Что необходимо делать для совершенствования правого аспекта жизненного мира человека? А поскольку вся юридическая система призвана устанавливать истину и обеспечивать правопорядок, то становится очевидным, что без фундаментальных мировоззренческих и методологических основ, разрабатываемых философией права, решение таких задач весьма проблематично.

Рассмотрению этого аспекта философско-правовой мысли и посвящен данный раздел. Объединение в одном разделе научных подходов гносеологии (теории познания) и праксиологии (учения о практике) не случайно. Их единство вытекает из функции практики как критерия истинности знаний, кроме того, – из единства познавательной и преобразовательной деятельности человека. Ведь человек познает окружающий мир не для забавы или развлечения, а для улучшения условий жизни.

Философия права как методология познания и преобразования правовой реальности

Границы и возможности познания правовой реальности на уровне обыденного сознания

Как гласит народная мудрость, век живи – век учись. В ней зафиксирована простая, но принципиально важная сторона жизнедеятельности человека: он познает мир на протяжении своей жизни, от рождения до смерти. Но что может познать человек? Что ему дано познать? Как происходит познание? Эти и другие вопросы стояли перед человечеством уже на заре его существования.

Демокрит под знанием понимал совокупность "истекающих" от предметов эйдосов, вызывающих ощущения, благодаря которым и происходит познание. Платон утверждал, что познание – это припоминание душой того, что она видела в мире идей, Ф. Бэкон считал самым достоверным источником познания опыт, а Дж. Локк – ощущения. Д. Юм подвергал сомнению саму возможность познания, а И. Кант допускал возможность познания на уровне явления, но сущность считал непознаваемой. Ф. Энгельс рассматривал познание как диалектический процесс отражения человеком объективного мира в форме идеальных образов, В. И. Ленин – как последовательный переход "от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике"[1]. Постструктуралисты разделяют познание на научное, ненаучное и вненаучное, а постпозитивисты – на обыденно-практическое и научное.

Таким образом, прослеживается две основные линии осмысления этой неновой для философов проблемы. Первая связана с выяснением вопроса о самой возможности познания реальности и находит выражение в противоборстве когнитивистов (признающих познаваемость мира) и агностиков (отрицающих или ограничивающих такую возможность). Вторая исходит из предпочтения чувственного (сенсуалисты, иррационалисты) или дорационального способа познания правовой реальности. Кроме того, категорию "познание" как философскую категорию весьма сложно понять и объяснить, ибо, с одной стороны, весьма сложен и специфичен сам объект познания. С другой стороны – познание зависит и от субъекта этого процесса, в том числе не только от его интересов, но и от психики, физиологии, высшей нервной деятельности и других еще малоизученных свойств человека.

Не является исключением познание правовой реальности. Возможности ее познания обусловлены общими социокультурными условиями, уровнем цивилизованности "системноправового" мира и развитостью самосознания человека как правового существа. Раз правовая реальность – это взаимодействие в жизненном мире человека повседневной реальности и системного мира, то границы познания правовой реальности совпадают с границами познания жизненного мира человека.

Познание правовой реальности в первую очередь связано с жизнедеятельностью человека во всех многообразных формах. Эти формы образуют единую систему жизненного мира. Они с необходимостью вооружают человека жизненным опытом, заставляя ориентироваться в этих формах (приспосабливаться либо изменять).

Границы процесса познания правовой реальности, таким образом, очерчены потребностями и интересами человека. Это сказываться, во-первых, на его активном участии в тех или иных системах, структурах жизненного мира; во-вторых, на его отношении к усвоению, познанию правовых норм; в-третьих, на оценках правовой реальности. Так, например, человек, получивший медицинское образование и овладевший профессией врача, познает структуры жизненного мира и общества, которые дают возможность реализовать его профессиональные возможности, находясь в правовом пространстве. В случае его выхода за пределы этого пространства (использование, например, наркотических средств не по назначению), его личный интерес к обогащению любыми средствами вступает в противоречие с законным интересом.

Границы познания правовой реальности социальным субъектом обусловливают не только объект отражения, но формы и способы этого отражения, определяющие функции, социальное назначение познаваемого правового явления. Так, формы отражения человеком правой реальности – это понятия и представления о правовых нормах, своих обязанностях и правах, ценностно-нормативные оценки.

Способами отражения являются правосознание, правоприменительная практика. Формы и способы познания правовой реальности – важнейшие условия познания. Дело в том, что познание правовой реальности сопровождается усвоением человеком правовых норм, их воздействием на его деятельность и образ жизни. Правосознание человека – это усвоение человеком правовых норм как определенных идеалов, норм долженствования, необходимых в общении с другими людьми, государством; выбор своего поведения, не выходящего за рамки действующих юридических законов. Поэтому граница познания правовой реальности определяется развитостью индивидуального и общественного правосознания. Ведь роль правосознания в процессе исполнения правовых норм состоит в том, что оно не только обеспечивает их целесообразное применение, но и помогает понять в каждом отдельном случае, в зависимости от конкретных ситуаций проблемы нарушения права, правовой и социальной ответственности личности; понять опасность того или иного лица для общества, правомерность и неправомерность поведения граждан.

Другой важнейшей границей познания правовой реальности является развитость институциализации общества.

Познание правовой реальности определяется тем, как организовано регулирование социального поведения индивидов, их больших и малых групп. Любое общество – это взаимодействие интересов, установок, различной направленности целей, воль, которыми необходимо управлять. И это управление в первую очередь невозможно без системы норм и институтов, установленных в обществе. Такая институциализация общественной жизни является действенной, если она поддерживается народом как демократическая.

В свою очередь знание институциализированной системы ценностей происходит в результате развития человеческой культуры и является ее наиважнейшей частью. Путь от поступка, суждения о нем как конкретном факте в ряду других поступков к принятию, исполнению нормы очень сложен. На уровне обыденного сознания это познание связано, как правило, с традициями, повторяющимися поступками и действиями, отражающими потребности и интересы индивида. Поэтому человек по-разному относится к своим правам и обязанностям: он, с одной стороны, интегрирован в традиционные нормы, постоянно исполняемые всем его окружением (с детства), с другой стороны, преследует свои интересы. Усваивает те, которые входят в его собственный опыт, связанный с этими интересами, а другие плохо знает, а то не знает вообще. Поэтому развитие правовой культуры в системе общей культуры общества способствует сдвигу в познании человеком правовой реальности, ориентации в ней. Кроме того, такое развитие в определенном смысле является границей этого познания. Под правовой культурой мы понимаем определенный уровень правового сознания (понятий, представлений, восприятий, чувств, воли), а также надлежащую степень знания людьми законов и высокий уровень признания норм права, их авторитета. Ценность правовой культуры для познания человеком правовой реальности основана на следующих моментах.

  • 1. Она расширяет границы и возможность познания от повседневных рамок жизни людей до системного мира.
  • 2. Она представляет собой огромный массив правомерного поведения.
  • 3. Она становится основанием своего рода правового категорического императива, ибо в ней содержится категорический нравственный императив.

Согласно И. А. Ильину познание правоотношений на уровне обыденного сознания требует обоснованности права.

В условиях же высокой духовной культуры общества право обосновывается в единстве законодательной и правоприменительной практики.

  • [1] Ленин В. И. Материализм и эмпириокритицизм / В. И. Ленин. Поли, собр. соч. Т. 29. С. 152.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >