Источники международного экологического права

Разработка оснований и методов классификации международных экологических норм является необходимым шагом к упорядочению системы и структуры данной отрасли международного права. Исследование источников, помимо прочего, позволяет уяснить закономерности ее формирования и тенденции дальнейшего развития.

В настоящее время большое внимание уделяется: основаниям и условиям разграничения глобальных и региональных международных эколого-правовых норм; определению взаимосвязи между "рамочными" соглашениями и детализирующими их нормами; оценке значения так называемых норм мягкого права, создаваемых при определении принципов, стратегий и в целом долгосрочного планирования в регулировании международных экологических отношений; пониманию сущности и роли международных экологических стандартов в механизме правового регулирования экологических отношений.

Основными источниками международного экологического права являются международный договор и международный обычай. Их значение и характер взаимодействия различны для разных стадий формирования этой отрасли международного права. Начальный этап, как было указано выше, характеризовался отсутствием разветвленной системы международных договоров, регулирующих международные экологические отношения, и относительно широким применением общих принципов международного права и международных обычных норм.

Сегодня международное экологическое право развивается преимущественно по пути конвенционного регулирования, так как специфика природоохранения состоит в том, что его эффективность прямо пропорциональна степени точности и детализации международно-правового регулирования.

В зависимости от степени взаимосвязи с проблематикой охраны окружающей среды все международные договоры условно можно разделить на три группы:

  • – договоры, регулирующие иные, чем отношения в области охраны окружающей среды (например, Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой 1963 г.);
  • – договоры, регулирующие отношения по поводу использования природных объектов, содержащие некоторые природоохранные нормы (например, Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.);
  • – договоры, полностью ориентированные на регулирование международно-правовых отношений по поводу охраны окружающей среды (например, Конвенция об охране озонового слоя 1985 г.).

Практика государств выработала три основных подхода, которые в состоянии реально способствовать решению экологических проблем. Первый получил название "превентивного" подхода и связан с устранением барьеров в виде государственных границ в части принимаемых экологоориентированных решений (Северная конвенция об охране окружающей среды 1974 г., в которой участвуют Дания, Финляндия, Норвегия и Швеция). Суть второго подхода заключается в принятии юридически обязательных для государств решений прямого действия наднационального характера (практика ЕС). Третий подход – так называемый Венский тип – берет начало от Венской конвенции об охране озонового слоя 1985 г. и предполагает выработку и принятие "рамочных" соглашений иод эгидой международных организаций (Конвенция о биологическом разнообразии 1992 г. и Рамочная Конвенция Организации Объединенных Наций об изменении климата 1992 г.).

Первый подход наиболее приемлем на субрегиональном уровне, он позволяет сконцентрировать усилия ограниченного круга государств, испытывающих сходные или идентичные экологические трудности. Второй требует принятия юридически обязательных правил и норм поведения государств, но не должен рассматриваться как своего рода ограничение государственного суверенитета. Третий подход в наибольшей степени отвечает интересам тех государств, которые желают сохранить за собой максимально возможный объем суверенитета. В этом случае так называемый международный интерес представляет международная организация, служащая в качестве форума для проведения соответствующих переговоров. С помощью своих относительно широких формулировок и условий "рамочные" соглашения обеспечивают необходимую базу для взаимодействия и сотрудничества максимально большого числа государств. Как первый шаг кооперирования усилий они позволяют незамедлительно приступить к исследованиям и мониторингу, имеющим исключительно важное значение, так как именно четкие научные данные об экологических явлениях и их последствиях дают возможность переходить на уровень принятия государствами конкретных обязательств.

Достигнутые результаты научно-технического сотрудничества позволяют вычленить наиболее актуальные направления для взаимодействия и детально разработать механизм их осуществления в приложениях и протоколах, становящихся неотъемлемой частью "рамочного" соглашения. Этот подход направлен главным образом на "управление" исчезающими природными ресурсами, а не на выработку общих принципов международного права. Иными словами, он носит более прагматичный характер и требует от государств не заявлять о своей приверженности общим принципам международной защиты окружающей среды, а предпринимать конкретные меры, направленные на восстановление и поддержание того или иного природного ресурса.

Сегодня развитие международного экологического права во многом обеспечивается за счет "прироста" так называемых норм мягкого права, которые, обеспечивая предварительное доправовое регулирование, со временем могут трансформироваться в договорные или обычные международно-правовые нормы. Использование таких документов, названы ли они, к примеру, рекомендациями, декларациями принципов, кодексами поведения, руководящими началами или модельными нормами, примечательно как показатель изменения или установления руководящих начал.

Когда в 1970-е гг. потребовалось создать нормативную основу новой системы сотрудничества в области охраны окружающей среды, предпочтение было отдано "мягкому" праву в форме резолюций международных конференций, которое оказалось способным более оперативно приспосабливаться к меняющимся национально-политическим реалиям и позволило определить возможное содержание "твердого" международного экологического права, равно как и границы допустимости субъективной свободы действий.

Как результат, на Стокгольмской конференции 1972 г. были приняты Декларация принципов и План действий. В дальнейшем этот опыт был воспринят Конференцией в Рио 1992 г. и Всемирной встречей на высшем уровне по устойчивому развитию в Йоханнесбурге 2002 г.

Такие нормы, кроме прочего, обеспечивают возможность гибкого коллективного регулирования с учетом специфических условий участников. Они, в частности, могут регулировать международные отношения с участием субъектов национального права. В качестве примера можно привести нормы "мягкого" права, содержащиеся в Кодексе ведения ответственного рыболовства, принятом ФАО в 1995 г., и Повестку 21 олимпийского движения, принятую МОК в 1999 г.

Особое место в системе источников международного экологического права занимают экологические стандарты, представляющие собой односторонние акты международных межправительственных организаций, принимаемые ими в порядке осуществления своих нормотворческой и регулирующей функций. Многие международные неправительственные экологические организации (Всемирный фонд дикой природы, Гринпис Интернэшнл и др.) также наделены компетенцией принимать экологические стандарты, которые рекомендуются для одобрения межправительственным форумам или направляются государствам для включения в их национальное экологическое законодательство.

В последнее время появился новый вид экологических стандартов – стандарты должной осмотрительности, которые зависят от ряда факторов, таких как масштабы деятельности, климатические условия, место осуществления деятельности, материалы, используемые в ходе деятельности и др.

Свое дальнейшее развитие концепция экологических стандартов получила в ст. 43 проекта международного пакта по окружающей среде и развитию. Данная статья состоит из двух пунктов, расположение которых недвусмысленно указывает на то, что национальные экологические стандарты должны быть основаны на международных нормах, а при их выработке должны учитываться не имеющие обязательной силы рекомендации и иные аналогичные акты.

Пункт 1 ст. 43 проекта обязывает стороны сотрудничать в выработке международных правил и стандартов. При этом отмечается наличие потребности в согласовании и координации в решении вопросов, представляющих общий интерес, в частности, для защиты всеобщего достояния, что позволит избежать конфликтов и искажения конкуренции, а также приведет к снижению и устранению торговых барьеров.

При выработке гибких мер осуществления согласованных международных экологических стандартов особое внимание должно уделяться интересам развивающихся государств, что соответствует принципу общей, но дифференцированной ответственности.

Цель международных экологических стандартов – обеспечение в максимально возможной степени более высокого уровня защиты окружающей среды. С учетом экологических, социальных и экономических особенностей государства вправе устанавливать более жесткие по сравнению с международными национальные экологические стандарты при условии, что они не будут являться скрытыми торговыми барьерами.

Национальные экологические стандарты, о которых речь идет в п. 2 ст. 43, должны носить как предупредительный, так и исправительный характер. Они должны быть направлены на устранение причин ухудшения качества окружающей среды и на обеспечение должного уровня ее защиты.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >