Принципы международного экологического права

Основу правового регулирования международных экологических отношений составляют как общепризнанные принципы общего международного права, которые в силу своей императивности и универсальности сохраняют свою регулятивную функцию и в этой специальной области деятельности, так и специальные принципы международного экологического права.

Фрагментация международного экологического права, отсутствие единого универсального кодифицирующего акта привели к расхождениям в оценке доктриной международного права количества и качества специальных принципов данной отрасли.

В настоящее время отраслевые принципы международного экологического права наиболее полно неофициально кодифицированы в проекте международного договора, получившего название проект Международного пакта по окружающей среде и развитию 1995 г. В основу проекта Пакта положены договоры и обычаи в области международного экологического права, а также положения Стокгольмской декларации 1972 г., Декларации Рио-де-Жанейро по окружающей среде и развитию 1992 г. (далее – Декларация Рио) и Всемирной Хартии природы 1982 г.

Проект Пакта содержит указание на девять таких принципов:

  • 1) обеспечение соблюдения конституционных экологических прав человека. Этот принцип не имеет прямого действия и зависит от того, какие конкретные экологические права человека закреплены в конституциях и конституционных актах государств. Поэтому данный принцип в отношении конкретного государства следует толковать так: что предусмотрено вашей Конституцией и конституционными законами в отношении экологических прав человека, то и соблюдайте;
  • 2) недопустимость нанесения трансграничного ущерба окружающей среде. Данный принцип является центральным системообразующим принципом международного экологического права. Его нормативное содержание раскрывается в принципе 21 Стокгольмской декларации 1972 г. и в принципе 2 Декларации Рио: "Государства... несут ответственность за обеспечение того, чтобы деятельность в рамках их юрисдикции или контроля не наносила ущерба окружающей среде других государств или районов за пределами действия национальной юрисдикции". Суть рассматриваемого принципа заключается в том, что в случае угрозы причинения ущерба окружающей среде должны быть приняты все меры но предотвращению такого ущерба. Любая деятельность, которая может повлечь такой ущерб, должна быть прекращена.

Уточнение в понимание этого принципа внес казус с японским рыболовецким траулером "Фукуру-Мару" ("Счастливый дракон"), имевший место 1 марта 1954 г., который распространил трансграничность на ситуации, не связанные с перемещением поллютантов именно через государственные границы;

  • 3) экологически обоснованное рациональное использование природных ресурсов. В самом общем виде юридическое содержание данного принципа раскрывается в нормах "мягкого" международного экологического права следующим образом: рациональное планирование и управление возобновляемыми и невозобновляемыми ресурсами Земли в интересах нынешнего и будущих поколений; долгосрочное планирование экологической деятельности с обеспечением экологической перспективы; оценка возможных последствий деятельности государств в пределах своей территории, зон юрисдикции или контроля для систем окружающей среды за этими пределами; сохранение эксплуатируемых природных ресурсов на оптимальном уровне, т.е. на уровне, при котором обеспечивается их неистощительное использование; научно обоснованное управление живыми ресурсами. В соответствии с рассматриваемым принципом государства вправе распоряжаться ресурсами своей территории только в пределах стандартов экологической безопасности. Устойчивое развитие следует понимать как развитие в согласии с требованиями законов устойчивости биосферы, в пределах того коридора (хозяйственной емкости биосферы, а в локальных и региональных случаях – хозяйственной емкости соответствующих экосистем), который предопределен для цивилизации ограничениями и запретами, вытекающими из этих законов;
  • 4) недопустимость радиоактивного заражения окружающей среды. Распространяет свое действие как на мирную, гак и на военную области использования радиоактивных веществ (ядерной энергии). Государства не должны осуществлять ввоз и вывоз средств потенциального радиоактивного заражения без принятия должных (надежных) средств радиоактивной безопасности. Юридическое содержание данного принципа раскрывается в Конвенции о помощи в случае ядерной аварии или радиационной аварийной ситуации 1986 г., Конвенции об оперативном оповещении о ядерной аварии 1986 г., Конвенции о ядерной безопасности 1994 г., Объединенной конвенции о безопасности обращения с отработавшим топливом и о безопасности обращения с радиоактивными отходами 1997 г. и стандартах МАГАТЭ;
  • 5) защита экологических систем Мирового океана. Юридическое содержание данного принципа сводится к обязанности всех государств "защищать и сохранять морскую среду" (ст. 192 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.). Международные нормы и стандарты по предотвращению загрязнения с судов в открытом море, включая исключительные экономические зоны, разрабатываются самими государствами, а обеспечение таких норм и стандартов в исключительной экономической зоне преимущественно, а в открытом море – полностью относится к юрисдикции государства флага;
  • 6) запрет военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду. Своим появлением данный принцип обязан принятию в 1976 г. Конвенции о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду и принятию в 1977 г. Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям о защите жертв войны 1949 г. Он обязывает государства при ведении военных действий проявлять заботу "о защите природной среды от обширного, долговременного и серьезного ущерба" (ст. 55 Протокола); запрещает использование методов или средств ведения войны, которые имеют целью причинить или, как можно ожидать, причинят такой ущерб природной среде, а также преднамеренное управление "природными процессами – динамикой, составом или структурой Земли, включая ее биоту, литосферу, гидросферу и атмосферу, или космическим пространством" (ст. 2 Конвенции) в целях нанесения ущерба вооруженным силам противника, гражданскому населению противостоящего государства, его городам, промышленности, сельскому хозяйству, транспортным и коммуникационным сетям или природным ресурсам. Отдельные элементы рассматриваемого принципа раскрываются в Протоколе III "О запрещении или ограничении применения зажигательного оружия" к Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие, 1980 г., а также в ряде разоруженческих конвенций, документах "права Гааги" и некоторых других международных договорах;
  • 7) обеспечение экологической безопасности. Его основу составляет теория экологического риска – определение уровня приемлемого риска с его непременным учетом при установлении себестоимости продукции и услуг. Под приемлемым риском понимается такой уровень риска, который оправдан с точки зрения экономических и социальных факторов, т.е. приемлемый риск – это риск, с которым общество в целом готово мириться ради получения определенных благ в результате своей деятельности. В настоящее время данный принцип представляет собой скорее цель, к которой должно стремиться мировое сообщество, чем реально действующий принцип;
  • 8) международно-правовая ответственность государств за ущерб, причиненный окружающей среде. В соответствии с данным принципом государства обязаны возместить ущерб окружающей среде, причиненный как в результате нарушения ими своих международных обязательств, так и в результате деятельности, не запрещенной международным правом. Сложившаяся практика государств в этом вопросе получила отражение в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН от 06.12.2007 № 62/68 "Рассмотрение вопроса о предотвращении трансграничного вреда от опасных видов деятельности и распределении убытков в случае такого вреда" и от 04.12.2006 № 61/36 "Распределение убытков в случае трансграничного вреда, причиненного в результате опасных видов деятельности" (подробнее см. параграф 22.11);
  • 9) предосторожный подход, или предосторожность. В самом общем виде данный принцип сформулирован в Декларации Рио следующим образом: "В целях защиты окружающей среды государствами согласно их возможностям широко применяется осторожный подход. В тех случаях, когда существует угроза нанесения серьезного или невосполнимого ущерба, нехватка полных научных данных не должна служить причиной отсрочки принятия дорогостоящих мер но прекращению деградации окружающей среды" (принцип 15). Иными словами, отсутствие достаточной научной информации не должно использоваться в качестве основания для того, чтобы откладывать или не принимать меры по сохранению и защите окружающей среды. Он направлен на переориентацию международного природоохранного сотрудничества с реагирования на уже случившиеся неблагоприятные для окружающей среды события на их предотвращение и предупреждение.

Приведенный перечень специальных (отраслевых) принципов международного экологического права по смыслу ст. 38 Статута Международного Суда ООН представляет собой консолидированное мнение наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву. Это, однако, не снимает с повестки дня обсуждение различных доктринальных подходов к составлению списков специальных (отраслевых) принципов международного экологического права.

Так, профессор К. А. Бекяшев выделяет 15 принципов международного экологического права[1].

Н. А. Соколова исходит из того, что норма, содержащаяся в специальном принципе, должна определять его содержание, иметь существенное, основополагающее значение для регулирования отношений в сфере охраны окружающей среды, находить постоянное применение в практике государств, в том числе при разрешении споров, содержаться не только в преамбуле, но и в основном тексте договора, рассматриваться доктриной в качестве полноценной международно-правовой нормы[2]. Она особо выделяет: принцип общей, но дифференцированной ответственности; принцип предосторожного подхода; принцип "загрязнитель платит"; принцип непричинения ущерба окружающей среде за пределами национальной юрисдикции; принцип международного природоохранного сотрудничества[3].

Что касается зарубежных авторов, то, например, Ф. Сандс относит к наиболее значимым принципам международного экологического права равенство между поколениями, устойчивое использование, равное использование и интеграцию[4].

A. Кисс и Д. Шелтон[5] особое внимание уделяют принципу непричинения вреда за пределами национальной юрисдикции, принципу международного сотрудничества, принципу предосторожного подхода, принципу "загрязнитель платит", обязанности всех государств сохранять окружающую среду, обязанности оценивать воздействие на окружающую среду, обязанности осуществлять мониторинг состояния окружающей среды, обеспечивать доступ общественности к информации о состоянии окружающей среды и участие в принятии решений.

B. Лэнг[6] выделяет существующие принципы (например, принцип ответственности за ущерб окружающей среде), формирующиеся принципы (право на здоровую окружающую среду, предупреждение других государств, в случае возможного экологического воздействия), потенциальные принципы (принцип общей, но дифференцированной ответственности).

Наконец, Д. Хантер, Дж. Сальзман и Д. Залке[7] объединяют принципы международного экологического права в несколько групп: принципы, определяющие общие подходы к окружающей среде; принципы, относящиеся к трансграничным вопросам сотрудничества в сфере окружающей среды; принципы, способствующие развитию национального законодательства в области окружающей среды; принципы международного управления в сфере окружающей среды.

Приведенный спектр мнений отечественных и зарубежных специалистов относительно каталога специальных (отраслевых) принципов международного экологического права наглядно демонстрирует тенденцию к сближению существующих научных подходов, что прослеживается, в частности, в повторяемости некоторых из них. Некоторые из авторов, как, например, К. А. Бекяшев, справедливо обнаруживая, по-видимому, общие черты в правовом режиме космического пространства и окружающей среды, заимствуют формулировки некоторых специальных принципов международного экологического права из международного космического права[8]. Данное обстоятельство недвусмысленно указывает на тот факт, что вычленение специальных (отраслевых) принципов международного экологического права, равно как и точная формулировка их юридического содержания, являются чрезвычайно сложной теоретической проблемой, пока еще далекой от успешного разрешения.

  • [1] Международное публичное право: учебник / отв. ред. К. А. Бекяшев. 5-е изд., перераб, и доп. М.: Проспект, 2010. С. 763–771.
  • [2] См.: Соколова И. А. Теоретические проблемы международного права окружающей среды / отв. ред. К. А. Бекяшев. Иркутск: Изд-во Иркут, ун-та, 2002.
  • [3] См.: Соколова Н. А. Международно-правовые аспекты управления в сфере охраны окружающей среды: автореф, дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2010.
  • [4] См.: Sands Ph. International Law in t he Field of Sustainable Development: Emerging Legal Principles // Sustainable Development and International Law / W. Lang (ed.). Oxford, 1995. P. 54–58.
  • [5] Kiss A., Shelton D. International Environmental Law. N.Y., 1991. P. 62–67, 116-144.
  • [6] Lang W. UN-Principles and International Environmental Law // Max Plank Yearbook of United Nations Law, 1999. Vol. 3. P. 171.
  • [7] Hunter D., Salzman J., Zaelke D. International Environmental Law and Policy. N.Y., 2002. P. 378.
  • [8] Международное публичное право: учебник. М.: Проспект, 2010. С. 763-771.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >