Кодификация и прогрессивное развитие международного экологического права

Кодификацию международного экологического права, которая осуществляется одновременно с его прогрессивным развитием, можно определить как систематизацию и усовершенствование принципов и норм международного эко

логического права, осуществляемые путем установления и точного формулирования содержания действующих норм, пересмотра устаревших и разработки новых норм с учетом потребностей развития международных отношений и закрепления в едином внутренне согласованном порядке этих норм в международном правовом акте, который призван с возможно большей полнотой регулировать международные экологические отношения.

Сегодня кодификация международного экологического права ведется по двум основным направлениям:

  • 1) кодифицируются и развиваются принципы и нормы, имеющие основополагающий для отрасли характер и решающее значение для обеспечения экологической безопасности, международного природоохранного сотрудничества и рационального ресурсопользования;
  • 2) заключаются конвенции по вопросам, в глобальном регулировании которых заинтересовано все человечество.

При этом по обоим направлениям кодификационная деятельность ведется как в официальной, так и неофициальной (доктринальной) форме.

В декларациях, принятых на Стокгольмской конференции 1972 г. и Конференции в Рио-де-Жанейро 1992 г., не проводилось различия между содержащимися в них принципами-нормами и принципами-идеями. Впервые такое деление было предпринято в проекте Международного пакта по окружающей среде и развитию, что позволило выделить девять отраслевых принципов международного экологического права (см. параграф 22.4).

Учитывая большой вклад КМП ООН и МСОП в кодификацию и прогрессивное развитие международного экологического права, рациональным видится следующее: КМП ООН на основании Проекта Международного пакта по окружающей среде и развитию может разработать Экологическую конституцию Земли, которая в дальнейшем, согласно сложившейся практике, может быть принята либо Генеральной Ассамблеей ООН, либо на международной конференции ad hoc.

О необходимости разработки и принятия Всемирной экологической конституции говорил, в частности, Президент Украины на сентябрьском 2009 г. Саммите по проблеме изменения климата. Не случайно поэтому в декабре того же года во Львове была проведена международная научно-практическая конференция "Глобальные изменения климата: угрозы человечеству и механизмы предотвращения"[1].

По мнению экспертного сообщества, в Экологической конституции Земли должны найти свое закрепление прежде всего экологические права человека и в первую очередь право на безопасную (благоприятную) окружающую среду. На обеспечение этих прав должна быть направлена экологическая политика государств и мирового сообщества в целом.

В связи с этим от КМП ООН и от других заинтересованных сторон потребуется проделать немалый объем работ по приведению ст. 14 проекта Международного пакта по окружающей среде и развитию в соответствие с понятийно-терминологическим аппаратом, который в настоящее время пользуется поддержкой большинства государств мира. Это касается прежде всего закрепленного в ст. 14 права каждого "на окружающую среду, благоприятную для его здоровья, процветания и достоинства". Такая формулировка во многом схожа с Принципом 1 Стокгольмской декларации, который еще в 1972 г. явился не совсем удачным компромиссом.

В остальных своих частях ст. 14 проекта Пакта уже сегодня содержит перечень широко признаваемых экологических прав человека: право на доступ к экологической информации, право на участие общественности в процессе принятия решений по вопросам, касающимся окружающей среды, право на доступ к экологическому правосудию, право на участие коренного населения малочисленных народов в принятии экологозначимых решений.

Поскольку обеспечение соблюдения экологических прав человека возлагается на специальные (отраслевые) принципы международного экологического нрава, которые реализуются прежде всего в процессе международного экологического сотрудничества государств и соответствующих международных организаций, Экологическая конституция Земли должна стимулировать такое сотрудничество, стать фактором повышения его эффективности. Следовательно, в ней целесообразно закрепить формы и методы международного экологического сотрудничества применительно к конкретным его видам[2].

Во избежание декларативности Экологическая конституция Земли должна предусмотреть надежный организационный механизм обеспечения ее реализации в форме специализированной международной организации, наделенной широкой компетенцией по обеспечению безопасной (благоприятной) окружающей среды, по координации международного природоохранного сотрудничества, а также по контролю над выполнением Конституции.

Таким образом, предлагаемая концепция Экологической конституции Земли может решить ряд важных на сегодня для мирового сообщества и каждого его члена общих проблем: сформировать систему экологических прав человека и закрепить его право на безопасную окружающую среду; определить направления мировой экологической политики, а также экологического сотрудничества государств и международных организаций; устранить пробелы в международно-правовом регулировании экологических отношений и сделать более системной отрасль международного экологического права; создать дополнительные международные организационно-правовые и судебные гарантии обеспечения экологического правопорядка в мире; способствовать согласованному развитию национальных систем экологического законодательства.

Принятие единого универсального кодифицирующего международно-правового акта, таким образом, призвано решить две важнейшие проблемы:

  • – ответить на вопрос о количестве и содержании специальных (отраслевых) принципов международного экологического права;
  • – завершить оформление международного экологического права в самостоятельную отрасль современного международного права.

Говоря о второй проблеме, которая решается посредством единого международно-правового акта, напомним высказывание Ю. М. Колосова, который еще в 1974 г. писал: "Группа правовых норм и принципов может претендовать на образование самостоятельной правовой отрасли в том случае, когда государства договариваются о формулировании широкого универсального международно-правового акта, содержащего основные принципы международного права в данной области международных отношений". Более того, "до появления подобного акта, – по его мнению, – можно говорить о становлении соответствующей отрасли международного права, а после его вступления в силу – о появлении новой отрасли"[3].

Вместе с тем следует отметить, что параллельно с процессом разработки единого акта будет продолжаться процесс кодификации отдельных направлений международного экологического права как на универсальном, так и на региональном уровнях. Так, например, в п. 162 итогового документа "Будущее, которого мы хотим", принятого на Конференции ООН но устойчивому развитию (Рио-де-Жанейро, 22.06.2012), содержится призыв "до завершения 69-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в срочном порядке заняться вопросом о сохранении и рациональном использовании морского биологического разнообразия в районах за пределами национальной юрисдикции, в том числе на основе принятия решения о разработке международного документа на базе Конвенции ООН по морскому праву"[4].

  • [1] См.: Еколопчиа Копститушя Земле Методолопчш засади / За ред. акад. НАН УкраУни, д.е.н., проф. Ю. Ю. Тунице́ Лыив, 2011.
  • [2] См.: Шемшученко Ю. С. Плюс экологизация всей Земли (проблемы кодификации международного экологического права) // Экологическое право. 2009. № 2/3. С. 82–84; Шемшученко Ю. С. Экологическая конституция Земли: концептуальные подходы // Государство и право. 2008. № 6. С. 23-26.
  • [3] Колосов Ю. М. Массовая информация и международное право. – М.: Междунар. отношения, 1974. С. 152.
  • [4] Итоговый документ Конференции "Будущее, которого мы хотим" (Рио-де-Жанейро, Бразилия 20–22 июня 2012 г.). URL: un.org/ru/documents/ods.asp?m-A/CONF.216/L.l (дата обращения 10.12.2012).
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >